Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

Комедия щекотливых положений

Версия для печатиВерсия для печати

Спектакль «Не верь глазам своим» отметил 200-й показ

 

Невероятная история семьи депутата французского парламента уже почти 18 лет собирает полный зал Иркутского драматического театра имени Н.П. Охлопкова. Спектакль «Не верь глазам своим», поставленный тогда еще начинающим режиссером Геннадием Гущиным, на прошлой неделе был показан иркутским зрителям в 200-й раз. И явно не последний — судя по восторженным аплодисментам, театральной публике эта постановка по-прежнему по душе.
 

Премьера этой комедии щекотливых положений по пьесе Жан-Жака Брикера и Мориса Ласега «Мужской род, единственное число» состоялась 7 декабря 1995 года. Для Геннадия Гущина, ныне заслуженного артиста РФ, а тогда только начинавшего ставить собственные спектакли в Иркутском драматическом театре режиссера, это был один из самых волнительных моментов. Мало того, что это был его дипломный спектакль на Высших режиссерских курсах, которые он заочно оканчивал в Москве, плюс к этому он сам играл в нем главную роль — полковника американской армии Фрэнка Хардера, который когда-то был женщиной.
 

Исчезнувшая при невыясненных обстоятельствах 20 лет назад жена французского депутата Альбера Ламара (засл. арт. России Николай Дубаков) появляется накануне его свадьбы в родном доме в облике американского военнослужащего. Утверждая, что вынужден был сменить пол, дабы избежать преследования спецслужб, Фрэнк Хардер (засл. арт. России Геннадий Гущин) возвращается в семью, чтобы проведать выросшего сына Луи (Алексей Лобанов). Среди обитателей дома он обнаруживает свою подругу детства Матильду (засл. арт. России Елена Мазуренко), которая собирается замуж за главу семейства, и гувернантку Жасант (арт. Милена Антипина), жизнь которой не ограничивается только лишь служебными обязанностями.
 

Помимо самого главного пикантного обстоятельства, когда героям предстоит узнать во взрослом мужчине потерянную 20 лет назад молодую женщину, в спектакле полно и других интересных нелепых случайностей и недоразумений, которые призваны развеселить публику. Однако Геннадий Гущин никогда не ставил комедии ради самих комедий, затрагивая в них и серьезные темы. Вот и в этой постановке режиссер обозначил жанр как комедию, но добавил вопросительный знак.
 

«Мы, конечно, делали этот спектакль не о половых делах, и даже кое-какие вещи в пьесе изменили, чтобы нас не увело в сторону, — рассказывает режиссер. — Во многих спектаклях, поставленных по этому материалу, акцент делается как раз на теме перемены пола, чтобы люди просто посмеялись, но, на мой взгляд, история о перемене пола — это метафора. Человек решил переделать свою жизнь, освободить свою душу от всего и начать все заново. Но когда он возвращается в дом, который покинул много лет назад, душа просыпается и все его существо восстает. Именно поэтому мы придумали свой финал с выстрелом, который направлен в самого себя. Чтобы сказать зрителям о том, что это очень опасное дело — торговать своей душой».
 

Сегодня спектакль «Не верь глазам своим» — старейший в театре, и один из самых популярных. «Я вообще не думал, насколько эта постановка будет успешной, но спектакль пошел, и пошел очень хорошо, — вспоминает Геннадий Гущин. — Я знаю, что есть театралы, которые смотрели его по шесть-семь раз. Некоторые смотрели этот спектакль в юности, а потом, спустя годы, приводили на него своих детей».
 

Несмотря на то что в спектакле заняты всего пять человек, некоторые роли уже сменили артистов по несколько раз. Так, роль сына депутата, Луи Ламара, которую сейчас исполняет Алексей Лобанов, до него играли еще два артиста, со временем вырастая из нее. Гувернантка Жасант сменилась за эти без малого 18 лет четыре раза.
 

«Если сравнивать с первыми показами, наверное, спектакль с годами стал более свободным, ведь игра актеров корректируется от соприкосновения с публикой. Веселые места стали более веселыми, глубокие, соответственно, более глубокими. Я бы сказал, что сейчас он стал задорно-печальный, — говорит режиссер, отмечая, что старался не вмешиваться в постановку с течением времени. — Пожалуй, единственное: мы стараемся себя сдерживать, чтобы не скатиться в сторону обыкновенной хохмы».
 

— А вам не надоело его играть?
 

— Нет! Мы испытываем невероятное удовольствие до сих пор. Как только спектакль надоедает играть, это значит, что он умирает. А у нас всякий раз происходит очень мощное сцепление со зрителем. Мы отдаем ему свою энергию, он нам — свою, и вместе мы создаем некое энергетическое поле, в котором чувствуем себя прекрасно. В этом и есть смысл театра.
 

— С тех пор вы поставили в иркутском театре не один десяток спектаклей. Оглядываясь назад, в чем видите успех именно этой постановки?
 

— Самое главное, чем я могу гордиться и точно поступил правильно тогда, состоит в том, что я не стал делать его слишком заумным. У меня тогда было мало опыта, и, может быть, это получилось естественно, но это было правильно. Все должно быть просто и по-человечески. Потому что очень умный человек всегда говорит просто и ясно, а не очень умный, наоборот, старается казаться умнее, чем он есть. Спектакль должен быть прост, понятен и восприниматься душой.


Фото: Анатолий Бызов

Автор: 
Антон Кокин
23.04.2013