Режим для слабовидящих Обычный режим

Финита ля комедия: Иркутский драматический театр представил зрителю новый спектакль «Любовь — книга золотая»

Разработка сайта:ALS-studio

Версия для печатиВерсия для печати

Иркутский областной драматический театр им. Н.П. Охлопкова открылся 16 февраля после частичного снятия ограничительных мер премьерой спектакля «Любовь — книга золотая», поставленным по пьесе Алексея Толстого. Жанр пьесы автор определил, как комедию. Сюжет, придуманный Толстым, на первый взгляд действительно прост и смешон. Но в прочтении режиссера-постановщика Геннадия Гущина он получился даже не драматическим, а трагическим.
 

Небольшой легковесный пустячок

Первую редакцию комедии «Любовь — книга золотая» Алексей Толстой написал в начале 1919 года в Одессе перед отъездом за границу. Писатель, который впоследствии трижды становился лауреатом Сталинской премии за свои произведения, враждебно отнесся к революции. Он эмигрировал сначала в Константинополь, затем в Париж, где в 1920 году пьеса «Любовь — книга золотая» была впервые поставлена Жаком Коппо. Название пьесе дала реально существующая книга весьма фривольного содержания, изданная в XVIII столетии. В оглавлении значились такие разделы, как «Сокращенный супружеский календарь», «Новый любовничий и супружеский словарь», «Домашние средства от разных неприятностей в любви и браке».
 

По сюжету книга, подаренная крестнице царицей Екатериной II, полностью меняет жизненный уклад, веками установленный в княжеском поместье. Молодая княгиня Дарья Дмитриевна, которой едва исполнилось 18 лет, скучает вдали от столицы. Она мечтает о любви, страсти, развлечениях, балах, кавалерах и, ни в чем не зная отказа от престарелого мужа, следует советам из книги и перестраивает свой быт на иностранный манер. Служанку, которую при рождении нарекли Санькой, зовет Жанеттой, деревенских девок и мужиков видит не иначе как нимфами и сатирами; себя же представляет богиней, живущей на горе Парнас.
 

После возвращения Алексея Толстого в Советскую Россию пьеса была поставлена на сцене Художественного театра. Судя по отзывам, это был веселый водевильный спектакль, который нравился публике и собирал аншлаги. Но после того как в газете «Правда» постановку охарактеризовали фразой «небольшой легковесный «пустячок», ее убрали из репертуара. В 1936 году Толстой основательно переработал пьесу, усилив сатирический элемент. Наибольшим изменениям, в соответствии с требованием времени, подвергся, конечно же, образ хищной самодержицы Екатерины II.
 

Но прошло время. Актуальность борьбы за светлые коммунистические идеи стерлась, и как во всяком произведении, созданном талантливым мастером, в пьесе вскрылись совершенно иные смыслы.
 

«Мы лесные, нам все можно»

По словам режиссера, заслуженного артиста России Геннадия Гущина, он не ставил перед собой сверхзадачу наполнить материал социальным смыслом. Хотя уже при первом прочтении комедийная пьеса показалась ему довольно печальной.
 

Кому-то, наверное, эти люди действительно покажутся смешными, но мне их стало жалко. Вот мы видим, как идет по улице человек и вдруг он, подскользнувшись, упал. Кто-то засмеется, а кто-то посочувствует. Так и здесь. Лично мне финал пьесы представляется абсолютно апокалиптическим: сидит посреди сцены брошенная всеми княгиня с этой дурацкой книжкой в руках. С этими «ценностями», с этими правилами жизни, которые почерпнула из сочинения, она не расстается, даже когда все вокруг разрушено, — говорит Геннадий Гущин.
 

Откровенно гротескная игра актеров, подчеркнуто вычурные и по форме, и по расцветке костюмы (ну где вы в жизни увидите царицу и фрейлину в головных уборах, похожих на чайную бабу и рога антилопы) призваны не рассмешить зрителя, а в первую очередь дать ему прочувствовать, насколько абсурдно выглядит попытка насадить в глубокой русской провинции с ее крепкими патриархальными устоями, комарами, балалаечниками, порками на конюшне и дорожной грязью «ценности» свободной любви, философской праздности и куртуазной манерности. Вот уже и повеяло воспоминаниями о последнем десятилетии прошедшего века, хотя на сцене стареющая Екатерина Великая, князья, крепостные мужики да дворовые девки. Но колесо сансары сделало еще один оборот и так же, как развращенные бездельем и пьянством княжеские холопы разграбили оставшееся без хозяина именье, легко и весело растащили страну в 1990-е. Тоже пели, плясали, забыв себя, всякий страх и приличия от нахлынувшей вдруг свободы и вседозволенности. «Мы лесные, нам все можно!» — блажит по ходу пьесы ряженый в сатира Никитка-конюх (актер Антон Залетин).
 

Но этот разрушительный нигилизм проявился в дворовых и крепостных не сразу, не вдруг. В начале пьесы предстают они перед нами богобоязненными, забитыми и покорными. Мужик Федор (актер Иван Алексеев), которому баре велели изображать лешего, дабы повеселить царицу, все рвется в поле, где стоит не поена его лошаденка, готовая пахать землю. Но какая ж может быть работа, когда надо высокую особу ублажать?.. Девкам полуголыми велено бегать по лесу, изображая нимф, а конюху, ряженому в сатира, –  хватать их за бока. Молоденькой княгине Дарье (актриса Алена Бочкарева), придумавшей весь этот балаган, никто не смеет перечить, потому что она — крестница императрицы. Муж ее, князь Серпуховский (заслуженный артист России Игорь Чирва), хотел поначалу порвать зловредное издание да отходить жену по спине вишневой тростью за то, что читает непотребные бредни, как флиртовать с любовниками, но не посмел, забоявшись монаршего гнева. Пока супруги разбирались, разыгрывали сцены ревности, читали книжицу про любовь, встречали императрицу, народ так старательно чудил да блажил, что стал от этого удовольствие получать. «А работать, работать-то кто будет?» — выкрикивает по ходу спектакля князь. И в итоге оказывается, что некому работать, все развлекаться хотят.
 

Прощай, прелестный вымысел

Есть в спектакле и любовная линия, недаром же называется он «Любовь — книга золотая». Только и здесь все совсем не смешно, а горько. Юные Ромео и Джульетта в трагедии Шекспира умирают, потому что не могут жить друг без друга. Любовь оказывается сильнее страха, человеческой вражды и предрассудков. В комедии Толстого юный адъютант Екатерины II Валерьян с первого взгляда пылко влюбляется в княгиню Дарью, которая отвечает ему взаимностью. Но у нее есть муж — старый князь, а молодому адъютанту покровительствует любвеобильная пожилая царица. Подобно шекспировским героям, влюбленные хотят покончить собой, бросившись с обрыва в реку. Но наш герой-любовник Завалишин (актер Николай Стрельченко) — человек военный, привыкший подчиняться, к тому же в мгновение ока произведенный царственной особой из лейтенанта в майоры. Все заканчивается прозаически — смерти во имя любви он предпочитает карьеру, почести и богатство. И уезжает на запятках царской кареты, оставив плачущую княгиню в разоренном доме с ее разрушенными суровой правдой жизни иллюзиями.
 

Князя в качестве шута царица увозит с собой в Крым. Ее развратная фрейлина Анна Полокучи (заслуженная артистка России Елена Мазуренко), считающая любовь фронтом, на котором надо одерживать победы, тащит Серпуховского в свою карету.
 

«Лицо женщины в 50 лет окружено сиянием неземной красоты, если она — расточительница земных благ. Я удержала твоего возлюбленного от глупостей. О, как бы он жалел впоследствии, что за один поцелуй твоего кукольного ротика отдал всю удачу жизни. Он глуп так же, как и ты, но он красив, смел, — зачем губить его?», — говорит на прощание Екатерина II (заслуженная артистка России Татьяна Двинская) своей крестнице.
 

Любовь на поверку оказывается обычным товаром. Слепой балалаечник Гомер (актер Алексей Орлов (II) поет «греческую, унылую». Кстати, этого героя, которого нет у Толстого, придумал Геннадий Гущин, и он абсолютно гармонично вжился в пьесу. Сидит в ногах у княгини верная Санька-Жанетта (актриса Анна Берлова).
 

«Прощай, прелестный вымысел, прощайте, забавы счастливые, прощай, любовь — книга золотая…», — говорит княгиня, крепко удерживая при этом полюбившуюся ей книжку.

Занавес… Финита ля комедия.

Фото: 
Анатолий Бызов
Автор: 
Нина Воронина
Фото для слайдера: 
26.02.2021