Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

Ищите обетованную «Землю Эльзы»

Версия для печатиВерсия для печати

Новая постановка в Иркутской драме.
 

В Иркутском академическом новый спектакль — уникальная версия пьесы «Земля Эльзы», своеобразный парафраз «Ромео и Джульетты» — вечного сюжета о «крамольной», преследуемой, но не побежденной любви. Только героям, переживающим в пьесе трепет и счастье первой любви, не по 14 лет. Эльзе — 76, ее избраннику Василию Игнатьевичу — 72.
 

Драматург с вертикальным взлетом

«У любви как у пташки крылья». И летает она где хочет, и гнездится где вздумается. Может устремиться к едва расцветшему подснежнику, может петь в терновнике, истекая кровью, вольна спуститься на сухую ветку старого, уже, казалось бы, безвозвратно поникшего дерева. И дерево это расцветет чудотворно и неукротимо, почуяв живительное движение воскрешающих соков под загрубевшей корой… И явятся ревнители устоявшихся норм, чтобы погасить эту еретическую весну, сокрушившую общепринятые табу. Но ни молве, ни кривотолкам, ни топору, ни огню злобы поднебесной нет уже власти над этим негаданным чудом. Потому что земля, на которой оно благоухает, — земля святая. И она не имеет никакого отношения к географии. Ко времени и пространству. К законам яви, к эвклидовой геометрии.
 

Вот об этом написала в 2015 году свою пьесу двадцатисемилетняя Ярослава Пулинович — талантливый драматург «с вертикальным взлетом», стремительно и уверенно завоевавшая живой интерес театральной России. Пьесы ее ставятся широко и вознаграждаются лауреатствами авторитетных конкурсов и фестивалей. А главное, волнуют зрителя, притягивают его настоящим реализмом в современном русском театре, где и окрыляющий романтизм, и умудряющий символизм прекрасно вызревают на почве абсолютно жизненного материала.
 

Так сложилась жизнь, скупая на радости, что главное чувство своих судеб герои встретили уже на исходе пути. И чтобы принять этот драгоценный подарок, нужны и неостывшее сердце, и светлая душа, и настоящая отвага. Потому что атаки осуждения, насмешек и откровенной травли обрушиваются на влюбленных отовсюду, и наиболее беспощадные — от самых родных и близких.
 

На афишах многих театров, где ставят этот материал, пишут: «Романтическая мелодрама». Есть эксперты, которые называют пьесу «историей для барышень», упрекают в излишней сентиментальности. Кто-то даже считает, что она «отдает мыльной оперой». Но это, как нам кажется, все те же люди с топорами, близоруко мешающие правду жизни с рассудочным скептицизмом.
 

Созвучия с Кустурицей

Новая версия этого яркого сюжета выходит в постановке главного режиссера Черемховской драмы Дмитрия Акимова, хорошо известного театралам Приангарья в качестве актера и постановщика охлопковской сцены. Автор спектакля назвал «Землю Эльзы» трагикомедией и сумел добиться собственного неповторимого прочтения этой полифонической партитуры.
 

В аннотации к премьере читаем: «Режиссер Дмитрий Акимов в контрасте соединяет бытовую реальность и символические художественные образы, житейскую историю с вечными темами, юмор и трагическое звучание».
 

Можно сказать еще смелее. Природа новой постановки мифопоэтична, она представляет собой органический синтез истории, мифа и сказки. Именно этим, а не только включениями музыки из фильмов Эмира Кустурицы, спектакль так напоминает художественный язык балканского Феллини. Кустурица говорит, что, формируя свой неподражаемый почерк, проделал непростой путь от гротеска к балладе. Его магический реализм сумел соединить «социальный ужас» и театр жестокости с неистребимым остроумием, самоисцеляющей иронией, жизнеутверждающим светом.
 

Все это мы встречаем и в охлопковской «Земле Эльзы», где лиризм и пасторальность уживаются с карикатурностью колоритных, почти архетипических образов, абсурд и фантасмагория затевают карнавальный танец с прозой повседневности, с темным царством бытовых страхов и ограничений. Где смыкаются непримиримые полюсы бытия: свадьба и похороны, любовь и агрессия, физическая явь и эфирная мечта.
 

Зритель проглатывает это изысканное экзотическое лакомство на одном дыхании, переживая богатую гамму острых, пронзительных эмоций. Он недоверчиво любопытствует и безоговорочно верит, он сомневается, и сопереживает, и благословляет невероятную любовь героев, такую, которой «не может быть!». Но без которой вообще ничего быть не может. Зритель в зале смеется и плачет, протестует и торжествует, он отрывается от грешной земли и воспаряет в астральную свободу.
 

Можно перечислять щедрые режиссерские находки и акценты, мастерски примененные автором спектакля. Но лучше один раз увидеть. Чтобы унести с собой волшебное послевкусие этого театрального пиршества, пережить его обжигающий катарсис. Не только задуматься о любви, но и спросить себя, отчего мы так скупимся на ее проявления, так бестрепетно посягаем на нее, посмевшую согреть кого-то рядом и обошедшую нас самих, вспомнить, что душа свободна и бессмертна. Бессмертна даже за гранью телесной жизни, если ее осветила любовь. И напротив, медицинский факт физической жизни — иллюзия, если в душе любви нет.
 

И вариации Шекспира

И конечно, постановку стоит оценить ради прекрасных актерских работ, которые изумительно проявляются и в сольных партиях, и в виртуозном ансамбле. В динамичной и красочной ткани трагикомедии нет ни одной «теневой» или вспомогательной фигуры. Это поистине полифоническая композиция, где каждый голос звучит выразительно и ведет свою тему.
 

Но, разумеется, львиную долю зрительского внимания получают исполнители главных ролей — народная артистка России Наталия Королева и заслуженный артист России Александр Булдаков. Испытанные мастера сцены максимально точно и самоотверженно проживают свою трогательную и щемящую лавстори, не страшась быть порой комичными, растерянными, неловкими и тут же умея излить на нас целительные волны искреннего тепла, обезоруживающего обаяния, нежности и чистоты, героически заявляя и отстаивая свое священное право на счастье.
 

Блистательный солирующий дуэт прозрачным каноном поддерживают и оттеняют образы мальчика и девочки, введенные в действие произволом режиссера. Это детские души героев, какими они были предназначены друг другу с рождения, какими ждали и предчувствовали друг друга всю свою жизнь. Они ожили и расцвели при встрече, они уже не расстанутся никогда.
 

Именно дети в спектакле читают диалог под балконом Ромео и Джульетты, слегка актуализированный сюжетом пьесы и персоналиями ее участников. А вслед за ними, этими очарованными детьми, шекспировский любовный стих как под гипнозом рефреном повторяют и другие персонажи истории, даже самые ярые гонители непрошеного чувства. И этот спиритический сеанс с необъятной душой великого художника Возрождения — один из самых неожиданных, дерзновенных и сногсшибательных моментов постановки. Талантливая современная драматургия здесь обменялась воздушными поцелуями с гениальным величием классики, вечная истина живо и простодушно обнаружилась в сегодняшнем суетном дне, в наших сердцах, отчасти отвыкших от высоких созвучий.
 

Посетите «Землю Эльзы», коснитесь ее теплой почвы, вдохните ее освежающий ветер. Укорените там свои собственные розы, которые так надеялись, но не успели посадить Эльза и Василий.

Фото: 
Анатолий Бызов
Автор: 
Марина Рыбак
04.07.2019