Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

Ирония правит бал

Версия для печатиВерсия для печати
Билеты на премьерные показы были раскуплены задолго. Ещё бы! В кои-то веки публике презентуют пьесу современного, причём местного автора – весьма известного в Сибири журналиста Александра Баталина, в своё время долго служившего собкором РИА «Новости», имеющего изрядный опыт в кинодокументалистике и выступавшего на страницах региональной прессы в качестве театрального критика. К тому же, ядром фабулы для его произведения стал реальный сенсационный случай: в 1974 году в Иркутске, на Лисихинском кладбище, самым серьёзным образом стрелялись из-за женщины блестящий актёр ТЮЗа Виталий Зикора (ныне народный артист России, член труппы Ленкома) и студент ИГУ. Как пропустить такой материал? Скорее – в зрительный зал!
 
Чёрно с белым не берите
 
Но… Алчущие получить ответы на конкретные бытовые вопросы могут не спешить. В спектакле, как и в пьесе, нет ни документального, ни биографического контента. Памятный для иркутской богемы случай – здесь всего лишь повод для приключения, метафора для разгадки, отправная точка для построения причудливых перемещений внутри любовного четырёхугольника. Всё в этом сценическом эксперименте аллегорично, иллюзорно, небуквально и неоднозначно. История оказывается всего лишь сном центрального персонажа. Сам этот персонаж в исполнении артиста Александра Братенкова лихо жонглирует масками принца Датского, Отелло, Дон Жуана и шоумена по имени Олег, почти забывая в карнавальном мелькании этих образов собственное лицо. Вынырнуть из круговерти перевоплощений и действовать от этого самого собственного лица вынуждает его тень мнимой измены жены Ирины (актрисы Ярослава Александрова и Надежда Савина). Вспомним, что шекспировского Гамлета очнуться от студенческого инфантилизма и встать «к барьеру» против коварства и подлости заставляет Тень отца Гамлета. Параллель очевидна. Но это не жёсткая параллель инженерной конструкции, а гибкая, мимолётная параллель летучего танца.
 
Все глубокие размышления и философские откровения в предложенном нам анекдоте серьёзны не всерьёз. Поэтому так свежо и невесомо порхают по тексту хрестоматийные цитаты из «батеньки нашего Вильяма», из Вампилова, советских поэтов и фольклорного словаря. Трансформируется геометрия пространства, путаются пары, охотники и преследуемые меняются местами, одно отражается в другом. Всё симметрично и зеркально. Мера за меру, обольщение в ответ на обольщение, измена – за измену, розыгрыш против розыгрыша. Дуэль между соперниками-мужчинами превращается в вечный поединок между мужчиной и женщиной, между Ян и Инь, которые, вообще-то не сражаются друг с другом, а танцуют волнующий страстный пасодобль.
 
Возможен ли поединок чести в свихнувшемся XXI веке? Можно ли с мелкоролья взлететь на пьедестал Гамлета? Доколе маяться выбором между синицей в руках и журавлём в небе? Не переживай, добрый зритель. Таких терзаний нам хватает в жизни. Новый охлопковский спектакль соблазняет нас посмотреть на них с весёлой горчинкой улыбки. Он словно нашёптывает нам словами «того самого Мюнхгаузена»: господа, не будьте так серьёзны! Весь мир – театр, а все наши треволнения и напасти – всего лишь «предлагаемые обстоятельства» в балагане судьбы.
 
Высоких и низких, далёких и близких,
Далёких и близких
Иллюзий не строй.
И лоб свой напудри в театре абсурда,
В театре абсурда
Ты – главный герой!
 
Фарсовую природу пьесы блестяще сумели выразить и обыграть постановщики баталинского «Квадрата» режиссёр Владимир Дрожжин, художник Валерий Чевелёв, хореограф Владимир Лопаев. Их совместное творчество создало настоящий гипнотический феномен действа, в котором всё работает на шуточную аффектацию и театральный бурлеск. Зрителя, с самого начала «завербованного» в игру, ничуть не смущают костюмы в стилистике шапито, «ужимки и прыжки» четвёрки исполнителей, мерцание и перемещение зеркал, перелицовка облачений. Интерактивные моменты текста позволяют нам подыгрывать, становясь участниками буффонады, провоцируют смелее реагировать на происходящее. Нас окрыляет свобода, которая, как уверял Виктор Гюго, начинается с иронии.
 
Факир на час
 
Все магические силы спектакля, все его драматургические построения, все смысловые векторы сходятся к центру – к фигуре главного героя. Вся «квадратура» кружится вокруг него, им центростремительно движется и животрепещет. Его любит и терпеливо ждёт жена. Им простодушно увлекается не подозревающая подвоха Алёна (актрисы Анна Дружинина и Милена Антипина). Его коварно искушает шуточный Мефистофель, больше смахивающий на Тарталью, - Роберт (артист Андрей Винокуров). Все эти «маски» – разные партнёры в «сеансе одновременной игры», который даёт гроссмейстер артист Александр Братенков, без которого «тут ничего бы не крутилось, не вертелось и не двигалось», как говорится в его сценическом тексте.
 
Центральный образ Олега – актёра, тщетно мечтающего сыграть Гамлета, но вынужденного мириться с участью «зайчиков и попугайчиков» в тюзовских постановках, разменивающего свой талант в роли ведущего корпоративных вечеринок, - близок и понятен не только артистической братии. Кто из нас не сетовал в душе на несправедливое «распределение ролей» в театре судьбы? Кто не размазывал хоть изредка по бледной личине Пьеро грифельную слезу «непризнанного гения»?
 
В интервью прессе Александр Братенков с улыбкой заметил, что, в сущности, играет сам себя. Насколько это признание сокровенно, знают только самые преданные завсегдатаи Иркутской драмы и самые горячие поклонники Братенкова. В шекспировском «Гамлете», который вот уже второй сезон не даётся на охлопковских подмостках, этот талантливый актёр с лицом принца и лёгкостью эльфа играет… второго могильщика. Ровно так, как, по иронии случая, происходит в пьесе Баталина. Конечно, Братенков не обделён яркими работами в театре, не так загнан и разочарован, как его персонаж. Но какой артист до конца удовлетворён своими победами, какой не гонится за головокружительной удачей?
 
Самоирония, с которой Александр играет в «Квадрате», достойна восхищения. Актёр подвижен и раскован, азартен и остроумен, игрив и оторван от плоской приземлённости. Он почти едок в некоторых шутках и полон шутовства в моменты драматизма. Нас подкупают его шаловливая театральность и непобедимое обаяние. С ловкостью факира он завладевает нашим вниманием, морочит нам головы и загадывает ребусы, дразнит, интригует, заманивает за буйки рампы.
 
И мы, заворожённые умелым фокусником и всей скоморошьей ратью спектакля, уплываем в манящую иллюзорную стихию, заражаясь и заряжаясь её свободой и волшебством. На целый час, отвоёванный лицедеями у нашей немилосердной реальности. На час, мимолётный и счастливый.
Фото: 
Кирилл Фалеев
Автор: 
Марина Рыбак
19.12.2017