Режим для слабовидящих Обычный режим

Правда – хорошо, а счастье лучше

Версия для печатиВерсия для печати

Как это хорошо, что есть классика: она выручает в периоды драматургического голода, она позволяет проявиться режиссёрскому самовыражению, даже порою в ущерб самой классике, она, в конце концов, даёт повод для скрупулёзного исследования быта, нравов и человеческих конфликтов, так далеко по времени от нас отстоящих, но так удивительно схожих со временем нашим.

Вот и сегодняшняя премьера Иркутского академического драматического театра им. Н. Охлопкова в который раз обращается к неумирающей классике великого нашего драматурга А.Н. Островского, потому что и сегодня мы можем сколько угодно спорить о необходимости декларирования честности и правдолюбия, чтобы быть понятым, воспринятым и не навлечь на свою голову гонений за эту святую правду. Мы и сегодня в угоду сложившимся обстоятельствам готовы жить не так, как хочется, и спорить о том, так ли уж нам необходимо «горячее сердце». А. Островский практически все свои пьесы называл либо пословицами, либо поговорками, которыми он определил мораль своих произведений и практически обусловил направление режиссёрских устремлений при их сценическом воплощении. Новая премьера театра, которой он открыл очередной театральный сезон, называется «Правда – хорошо, а счастье лучше». Мне кажется, что режиссёр спектакля заслуженный деятель искусств РФ Александр Ищенко справедливо ощущал сомнительную декларативность подобного утверждения и потому дополняет его другим, более привлекательным житейским посылом: да, действительно, необходимо быть правдивым; да, прекрасно обрести счастье, но всё это уступает величайшему человеческому чувству – ЛЮБВИ, которая может дать возможность обрести СЧАСТЬЕ. Именно этим и обуславливаются финальные сцены спектакля, в которых неожиданно нахлынувшее счастье является следствием утверждающейся любви.

Спектакль оформлен заслуженным деятелем искусств РФ Александром Плинтом в красочной реалистической манере, пожалуй, впервые без тени иллюзорности и скрытой художественной мистики. На сцене достаточно удобная пространственная декорация, с обилием яблочных деревьев, количество плодов которых является поводом одной из сценических конфликтных ситуаций. Интерьеры комнат без каких-либо индивидуальных особенностей попеременно служат местом жительства нескольких персонажей. Большинство диалогов вынесены на скамеечку переднего плана декорации и используются на этом месте режиссёром столь щедро, что создаётся некоторая монотонность и адинамичность действия. В постановочном плане режиссёр А. Ищенко использует и музыкальные заставки, как способ представления персонажей, и музыку, которую предложил для спектакля Сергей Петенко. Она легка, непритязательна и, мне кажется, в определённой степени предполагала придать постановке эдакую водевильность. Этого, впрочем, не произошло, и музыка в ряде эпизодов приобретает формальный характер.

Неожиданны костюмы, которые предложила художник Оксана Готовская, очевидно, не без участия в этом процессе студии моды «Богема». Они выполнены в пастельных тонах и хорошо гармонируют со сценографией А. Плинта.

В центре спектакля, как, впрочем, и в пьесе А. Островского, – образ хозяйки имения Мавры Тарасовны. В ней драматург, на мой взгляд, соединил жёсткость и жестокость Кабанихи из «Грозы» с остаточной потенцией любви Гурмыжской из «Леса». Эти нюансы человеческой натуры засл. арт. России Тамара Панасюк раскрывает постепенно, как бы исподволь, подводя зрителя к неожиданному финалу пьесы. Её манерные распевные интонации, зачастую без каких-либо особых модуляций, придают некоторый шарм образу, но, практически эксплуатируемые на протяжении всего спектакля, можно сказать, подавляют других актёров, и уже через несколько эпизодов, например, народная артистка России Тамара Олейник начинает говорить в манере Тамары Панасюк.

Тамара Олейник играет Фелицату, няньку молодой героини спектакля Поликсены. В этом классическом образе народной мудрости, изобретательности, доброты, находчивости и бесконечной сочувственной жалости заложено столько скрытых опасностей для актрисы, что нужно обладать тонким чутьём, чтобы отыскать грани индивидуальности, непохожести, чтобы на сцене родился самостоятельный образ – плод труда и таланта актрисы. К чести Тамары Олейник, спектакль позволяет испытать удовольствие от тех нередких моментов, когда актриса полностью и органично сливается с образом, ёмко и многокрасочно рисует нам Фелицату.

Нельзя не сказать о замечательной работе артиста Геннадия Марченко. Его актёрские работы в театре всегда покоряли необыкновенной достоверностью и глубиной воплощения. Геннадий Марченко в каждом образе умеет находить такое обилие человеческих чёрточек, умеет пропустить сквозь чуткий актёрский фильтр палитру конкретного образа, что каждый типаж исполняемого Марченко становится и симпатичным, и неожиданно ироничным, без тени грубости, и всегда интересным и запоминающимся. Таков и его Сила Грознов в премьерном спектакле «Правда – хорошо, а счастье лучше». Актёрский темперамент подчёркивает и оправдывает имя и фамилию персонажа, но артист ещё уверенно и зримо объясняет способность Грознова стать источником справедливого исхода и пьесы, и спектакля.

Обаятельны молодые герои спектакля: и воинствующий правдолюбец Платон – артист Олег Матэрн, и героически добивающаяся своего счастья и любви Поликсена – артистка Анастасия Пушилина. Итак, классический спектакль по пьесе А.Н. Островского начал новый театральный сезон. Начал, чтобы породить зрительскую надежду на встречи с новыми театральными работами, новыми яркими драматургическими произведениями.

21.10.2008