Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

А жизнь продолжается

Версия для печатиВерсия для печати

Близится окончание очередного календарного года, как всегда, совпадающее с пиком театрального сезона. И не будет никакого преувеличения, если сказать о текущем периоде, что это время не просто уникально, оно – и трагическое, и прекрасное - потрясающе до самых основ.

Таким и запомнится прошедший ноябрь…

В соответствии с ранее достигнутыми договоренностями состоялись долгожданные обменные гастроли двух театров: Читинского краевого драматического в Иркутске и Ангарске и Иркутского государственного академического драматического театра имени Н.П. Охлопкова – в Чите.

Первым, дебютным спектаклем гостей стал классический – по Шекспиру – «Ромео и Джульетта».

На протяжении всего спектакля во мне каким-то внутренним рефреном звучала ныне подзабытая песня из студенческого фольклора начала семидесятых: «А Ромео – ах! – убил Тибальда, брата вышеназванной Джульетты…» И вот в таком настрое я и смотрел все действо, словно погрузившись во времена студенчества и присущего этому времени особого, легкого восприятия мира. Не в последнюю очередь такому путешествию во времени способствовали и другие значимые обстоятельства, сопровождавшие спектакль.

Первое. Молодость и естественная яркость большинства занятых в спектакле актеров. Да и не случайно сам спектакль был презентован как специальный молодежный проект «R & J». Далее. В спектакле вполне доставало новизны образов и трактовок. Ожидаешь себе такого-то хода, а вдруг выходит что-то иное. То, что подпадает под определение свежего образа, взгляда. И при этом классический шекспиро-пастернаковский текст не пострадал. И даже чуждое для Вероны обращение «сэр» не стало «доном».

А продемонстрированная актерами музыкальность и пластичность, в сочетании с хорошей физической подготовкой только усиливали положительный эффект. Синтетичность представления, как в этом случае, выигрышна лишь при тщательной продуманности и точной сбалансированности. А ход с дублерами Ромео и Джульетты, означенными «now» насколько оригинален, настолько и жизненно верен. Даже показалось, что они и ярче, и привлекательнее, и по актерски убедительнее… Может, это связано с тем, что, пребывая в современном платье, они больше используют актерскую технику.

Ну, негоже ныне прикасаться к вечной теме любви без эротических сцен. Не обошлось без них и в представленном спектакле. К примеру, в сцене снаряжения невесты для Париса. И здесь можно вновь восхититься тактом и мастерством режиссера и актеров. Все уместно! Всего в меру!

Без сомнения, дополнительно оживило выступление гостей участие в труппе и в этом спектакле нашего земляка, уроженца Читы Алексея Орлова, интересного актера и умелого и даже виртуозного музыканта.

На протяжении всего спектакля несколько раз мысленно примеривал его роли к нашим актерам. И, по чести говоря, не видел ничего такого, что было бы не под силу читинским мастерам сцены. Разве что подобные костюмы нам пока не потянуть…

А, между тем, удачное течение гастролей наших земляков в Иркутске было буквально потрясено резко обострившейся болезнью и смертью Н.А. Березина. Печальная весть о безвременной кончине главного режиссера уже настигла каждого театрала (да, почему театрала? – каждого читинца, забайкальца), а самому ему еще только предстояло длительное посмертное путешествие, вскоре и начавшееся из Иркутска…

Но прерванными гастроли стали только для него, народного артиста республики, но не для театра, ибо сам Николай Алексеевич никогда не позволил бы ни себе, ни коллективу не завершить начатое дело… Вот и наступил вечер последнего спектакля гастрольной программы иркутян.

В фойе второго этажа уголок памяти…

Портрет Николая Березина с выделяющимися пытливыми глазами, в которых и жажда деятельности, и накопившаяся усталость, и горечь разочарований, и мудрая смиренность… Скорбно поникшие темно-красные розы склонились в глубоком поклоне, предвещающем последний выход актера и долгие, последние же, овации уходящему Мастеру…

…Словно выполняя заветы усопшего о неизбывности жизненного бытия, зрителям предстал спектакль, поставленный все тем же, как и первый, режиссером Геннадием Шапошниковым по пьесе М. Камолетти «Ужин по-французски».

…Так сложилось, что сегодня театры стали больше зависеть от настроения и интереса зрителей. Может быть, поэтому постановщики все чаще обращаются к «адюльтерным» пьесам заграничных авторов, заодно поговаривая о кризисе отечественной драматургии. В самом деле, по мнению многих режиссеров, отыскать так называемую «бытовую» пьесу, выдержанную в легком жанре - сегодня задача не из легких. Авторы, как правило, стремятся либо к социально значимым, либо просто откровенно и любой ценой интригующим произведениям. А ведь зрители, согласитесь, сегодня устали от мрачной действительности и откровенно «чернушных» фильмов, от бесконечных кровавых теледетективов. Многим хочется, придя в театр, расслабиться и посмеяться, а не только думать и переживать, переживать и думать.

Вот зрители и смеются от души над калейдоскопически меняющимися положениями, в которых оказываются сценические герои, и, как ни странно, одновременно искренне сопереживают им. Подумать только, как нелегко мужу оказаться одновременно в компании любовницы и жены, которая, не догадываясь о проделках своего супруга, в свою очередь, сама пытается его обмануть.

И что из того, что эти события разворачиваются в гостиной загородного коттеджа, расположенного где-то недалеко от Парижа, а имена у сценических героев самые, что ни на есть, французские, персонажи настолько узнаваемы, словно это кто-то из достаточно знакомых людей так мило оказывается в ситуациях, в которых одна нелепее другой.

Сознательно демонстрируя те или иные жизненные ситуации, настраивая зрителя на положительную волну, актеры все равно заставляют публику задуматься о смысле и ценностях существования, в том числе и совместного. Остается добавить, что в этом спектакле участвуют заслуженный артист России Я. Воронов. И он, и пятеро других его партнеров и партнерш вместе составляют такой дружный, слаженный ансамбль, который за более чем пятилетнюю постановочную историю способен и далее разнообразить замысловатую сюжетную линию.

Оптимистическая, добрая и жизнелюбивая точка в гастролях охлопковцев поставлена. И осталась уверенность в продолжении сотрудничества наших театров, так заметных на гастрольной карте России. Какая-то трагическая цепь ноября этого года завершилась уходом человека, сделавшего наш театр узнаваемым, все более расширяющим число своих поклонников по всей стране и ближнему зарубежью.

Настоящей памятью Н.А. Березину будет продолжение лучших театральных традиций и покорение новых творческих вершин. Сам Николай Алексеевич сказал в своем последнем моноспектакле «Пир после Победы»:

- Жить, любить, помнить…

В. Калганов, Чита

Наша справка:

Марк Камолетти (1923-2003гг.) — один из самых популярных драматургов во Франции. Он писал пьесы в специфическом жанре «театра бульваров»: «Ох уж, эта Анна!», «Бедный Эдуард», «Счастливые смертные», «Боинг-Боинг», «Семирамида», «Совершенно секретно», «Одна пижама на шестерых или Ужин по-французски» и др. Пьесы М. Камолетти завоевали театральные подмостки всех континентов.

Автор: 
В. Калганов
30.11.2011