Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

Во всех регистрах артистизма

Версия для печатиВерсия для печати

Восточно-Сибирское книжное издательство готовит к выходу в свет книгу народного артиста РСФСР Виталия Константиновича Венгера, главы из которой уже печатались на страницах областной газет. В полумиллионном Иркутске имя автора настолько популярно, что знают его даже те, кто отнюдь не считает себя завзятым театралом. А для коллег из других городов Иркутский драматический театр имени И. П. Охлопкова и Виталий Венгер — понятия нерасторжимые.

Такая широкая известность артиста, которой его собратья по периферийной сцене обычно не слишком-то избалованы, объясняется не только тем, что за его плечами три десятилетия работы в одном театре, много лет председательства в местном отделении Всероссийского театрального общества и солидный стаж преподавательской деятельности в Иркутском театральном училище. И даже не тем, что Венгер успешно снялся в ряде художественных фильмов. Главная причина — талант, который гарантирует зрительскую любовь.

Книга, которая вот-вот обретет своего читателя, представляет собой попытку осмыслить суть актерской профессии. За строками воспоминаний встает человек вдумчивый, наблюдательный, ироничный, взыскательный к себе. У автора редкий дар писать смешно о серьезном и серьезно о смеш-ном. Без громких фраз и риторики, делится он своими размышлениями, откровенно рассказывает об ошибках и неудачах, о счастливых и горьких минутах творчества, убежденно отстаивает лично выстраданные принципы в искусстве.

А между строчками без труда угадывается любовь к театру, ставшему для него, коренного москвича, родным, кровно, близким.

Венгер попал на иркутскую сцену сразу после окончания Высшего театрального училища имени В. Щукина. Думал — на время. Оказалось — навсегда. Поехал в Сибирь за романтикой, а нашел здесь судьбу. Теперь непросто вычислить то утро, в которое он «проснулся знаменитым». Да и не помышлял тогда молодой артист ни о какой славе. Игра на сцене сама по себе доставляла ему острое наслаждение. Неистощимый на выдумку, он и для бессловесной роли сочинял целую биографию, умел запомниться зрителю даже в эпизоде. Приверженец вахтанговской школы, исповедующей яркую зрелищность и эмоци-ональную заразительность исполнения в сочетании с тонкой психологической разработкой характера, Венгер и поныне не пренебрегает такими «старомодными» приемами создания образа, как точно найденные грим, походка, жесты. Внешний облик персонажа для него дело далеко не второстепенное.

Артист внимателен к любой детали, тщательно выверяет их и всякий раз создает неповторимый пластический рисунок роли.

Венгер поистине виртуозен в искусстве перевоплощения. Лестная репутация мастера комедийного жанра, надолго закрепившая его в амплуа острохарактерного актера, не соблазнила Виталия Константиновича успокоиться на достигнутом. Азартность характера, жажда творческого риска побуждали его искать роли, требовавшие иных красок, непривычного способа существования. Учитывая актерскую индивидуальность Венгера, яркую в своей специфике, руководитель его курса когда-то предрекал ему занятость исключительно в западном репертуаре. Венгер опроверг этот прогноз, сыграв целую галерею характеров не только зарубежной драматургии, но и русской классики.

Трагедия У. Шекспира «Ромео и Джульетта». Венгер играет в ней монаха Лоренцо. Сдержанный и даже суровый с виду этот святой отец лишь до поры таит свой кипучий, страстный темперамент. Откинув внешние атрибуты мирской суеты, он продолжает с неукротимым пылом служить людям, а не религии. Актер внятно дает понять, что Лоренцо, как и толстовский отец Сергий, когда-то сам принадлежал к тому обществу, нравы которого стали столь ненавистны ему. В гневном обвинении монаха миру вражды и насилия отчетливо слышна его человеческая боль.

В лирической драме А. Арбузова «Воспоминание» Венгер создал образ чудаковатого звездочета Владимира Турковского, избежав и намека на эксцентрику. Роль выстроена на сплошных полутонах. Мягко, бережно, тактично вводит нас актер в мир души этого человека, глубоко интеллигентного, благородного, романтичного, если хотите. Артист вы-зывает абсолютное доверие к искренности чувств Турковского, хотя его любовь к жене проявляется самым парадоксальным образом: герой уходит к другой женщине.

Импровизационный стиль игры Венгера, который владеет, кажется, всеми возможными регистрами смеха, от буффонады до сатиры и гро-теска, с наглядностью проявился в спектакле «А поутру они проснулись...» В. Шукшина, где артист играет роль Сухонького. Персонаж этот у автора ничем особым не выделен, уравнен в правах с остальными «клиентами» вытрезвителя, и Венгер не ставит себе задачу солировать, но становится как бы неофициальным лидером в актерском ансамбле, ведет его за собой. Заинтересовав странностью реакций Сухонького, артист постепенно приводит нас к пониманию логики его поступков и незадачливой судьбы.

На гастролях иркутян в Оше зрители увидят Венгеровского Калошина в «Провинциальных анекдотах» А. Вампилова. Роль создана в трагикомическом ключе. Калошин не просто жалок и смешон в своем административном раже, нравственное его уродство не только от-талкивает, но и страшит. Артист воплотил в роли живучий тип людей, социально опасных воинственной приспособленностью к любым об-стоятельствам. Лишь на мгновение проснется в его Калошине человеческое достоинство, но с какой разоблачительной поспешностью уступит место инерции мимикрирования...

Творческий отчет Иркутского драматического театра имени Н. П. Охлопкова перед зрителями Киргизии, думается, прибавит к числу почитателей народного артиста РСФСР, кавалера ордена «Знак Почета» Виталия Венгера новых поклонников его незаурядного таланта.

Автор: 
В. ФИЛИППОВА
25.06.1983