Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

Театр создает новую моду

Версия для печатиВерсия для печати

«Костюм — это вторая оболочка актера, это нечто неотделимое от его существа, это видимая личина его сценического образа, которая должна так целостно сливаться с ним, чтобы стать неотторжимой...»

А. Я. Таиров, режиссер, народный артист РСФСР



Не так давно, всего около ста лет назад, ведущих артисток театральных трупп одевали персональные модельеры, которые соревновались за честь работать с той или иной примадонной. Актрисы часто сами заказывали себе сценические костюмы, в которых потом выходили на сцену, чем задавали моду на костюм или на самого модельера (вспомните историю знаменитого художника, кутюрье Поля Пуаре, который одевал Сару Бернар, Иду Рубинштейн и Айседору Дункан). Барышни ходили в театр не только для того, чтобы ронять слезы, сопереживая героям трагедий и комедий, но и для того, чтобы знать, в какое ателье пойти завтра и какой наряд себе заказать, чтобы выглядеть самой модной, самой неотразимой...

Времена меняются, и теперь работа над театральным костюмом в большинстве случаев строится от общего к частному: от единого образа всей заявленной на сцене истории к образу отдельного персонажа.

Но кто знает, может наступит время, когда модницы вновь будут черпать вдохновение не только на подиумах и в глянцевых журналах, но и на театральных подмостках, подражая любимым героиням.

Так Иркутский академический драматический театр им. Н.П. Охлопкова решился на необычный эксперимент – уже второй спектакль он тесно сотрудничает с Ольгой Тарасовой, дизайнером, владелицей сети салонов мехов TANGO.

При постановке спектаклей «Гоголь/Кафе» по по пьесе Николая Гоголя «Игроки» и «Игрок» по одноименному роману Достоевского, было решено – ни малейшей фальши в деталях. Для образов соблазнительницы-Аделаиды, настоящей русской барыни, любящей роскошь француженки, русских барышень за границей требовались натуральные меха. Но где их взять? Кроме того – это очень дорогое удовольствие для театральных костюмов. Но, случайностей не бывает, именно в это момент и пришла идея сотрудничества с салоном мехов.

Ольга Тарасова (TANGO)Ольга Тарасова, дизайнер и владелица сети салонов мехов TANGO:

– Театр всегда был для меня чем-то неземным, возвышенным. Быть причастной к театру – значит, прикоснуться к прекрасному. Эта тема вызывала у меня интерес ещё и потому, что по образованию я историк и моя специализация – искусствоведение. Можно сказать, что я с детства увлекаюсь историей моды. Когда-то, лет 5 назад, я поделилась своими мыслями про любовь к театру со своим хорошим другом, иркутским дизайнером Гомбо Зориктуевым, который давно плодотворно сотрудничал с Охлопковским театром… И вот, спустя несколько лет после того разговора, мне позвонил Геннадий Шапошников и предложил сотрудничество.

Так итогом первой совместной работы стал образ Аделаиды Ивановны, одетой в шикарную норковую шубу, украшенную ручной вышивкой и песцом.

Ольга Тарасова:

Ольга Тарасова (TANGO), Дмитрий Акимов, Светлана Светлакова– У меня спрашивают, «сколько стоит эта шуба?», «заплатил ли за неё театр?», и когда узнают, что это был мой подарок театру, пытаются просчитать эффективность таких расходов. Наверное, это не тот случай, когда нужно брать в руки калькулятор и начинать составлять сравнительные таблицы анализа КПД потраченных денег.

Второй большой работой оказались костюмы героев спектакля «Игрок».

Ольга Тарасова:

– О предстоящем сотрудничестве мы предварительно договорились в марте. Имя Достоевского для меня прозвучало как мантра, с юных лет это мой любимый писатель. Мне было интересно поучаствовать в создании костюмов 19 века, и я не раздумывая согласилась спонсировать спектакль по части мехов. Хотя речь шла уже не об одном, а о нескольких комплектах одежды, в том числе и мужских, что для меня было новым. И не только это. Цветовое решение всего спектакля очень интересное: 3 цвета, как в рулетке – красный, черный и белый. Требовались меха двух цветов: белого и черного. Как правило, в таких цветах бывают норка и песец. Однако хотелось более «мужских», диких мехов, НО – они не бывают черного цвета, вот такая дилемма.

Ольга Тарасова (TANGO)Найти весной дикие меха оказалось задачей непростой – заготовители отдыхают. Но мне-таки удалось найти несколько шкур волка, бобра и енота, хотя я понятия не имела, как будет выглядеть мех после покраски в черный цвет… Ещё сложнее оказалось их покрасить: мех красится большими партиями в специальных установках, а у меня только несколько шкур. Нужно было ждать, когда накопится большая партия, а времени в обрез. Обзвонили всех своих коллег в Москве и Новосибирске и нашли тех, кому тоже требовалось покрасить меха в черный цвет. Отправили им меха, а потом получили их обратно в покрашенном виде.

Самым «мужским» оказался бобер – глубокий черный цвет и глянцевый блеск идеально подошел для пальто генерала. Черный енот прекрасно вписался в образ Полины. Для Алексея Ивановича решили использовать каракуль. Mademoiselle Blanche меняет наряды – один костюм отделан черной американской норкой BlackGlama, второй, свадебный – роскошным белоснежным песцом. Анна Григорьевна Сниткина одета в экстравагантную накидку с бурым норвежским песцом. Самым сложным в исполнении был наряд Антониды Васильевны, «грозной и богатой» 75-летней бабули. По замыслу художника по костюмам театра Оксаны Готовской, наряд этой героини, одной из центральных фигур постановки, должен быть самым шикарным. Поэтому помимо канадского песца «Черный бриллиант» накидка и муфта Бабули щедро расшита бисером, бусами и стразами Swarovski. На изготовление накидки и муфты ушло около месяца, одна только ручная вышивка заняла 3 недели.

Накидку и муфту Бабули, а также свадебную накидку Бланш, также украшенную ручной вышивкой, мы шили «от и до». Остальные же костюмы мы только дополняли мехом, а изготовлены они были в пошивочном цехе театра и в Салоне Моды «Богема» виртуозами своего дела. Благодаря их профессионализму костюмы к спектаклю получились просто потрясающие, в стиле «модерн», зародившемся во 2-й половине 19 в., во времена Достоевского, когда меха были на пике популярности. Я получила огромное удовольствие от проделанной работы!

Оксана Готовская, художник по костюмам:

– Для нас в «Игроке» была первая подобная работа с натуральными мехами. Обычно в костюмах мы, если используем меха, то берем уже готовые изделия: воротники, головные уборы, шубы. Как, например, и было с шубой из «Гоголь/Кафе», которую TANGO нам сшили полностью. Теперь же у нас появился другой опыт работы с мехом. Мы его активно использовали в отделке костюмов, шляп, шапок, дополнительных деталей. Что-то делали мастера салона, какая-то часть работы пришлась на наши бутафорские и пошивочные цеха.

Нам повезло, что в этой области мы встретили профессионалов высокого класса. Специалисты TANGO оказались такими приятными людьми, очень творческими, открытыми! Ольга Тарасова рассказала нам, что у каждого меха есть свой характер, научила определять количество меха по мездре. Для себя мы смогли перенять ценный опыт, посмотреть, как работать с новой фактурой. Например, песцовый свадебный палантин Mademoiselle Blanche сшили в TANGO, и мы узнали, что именно такой крой и обработка меха придает ему необходимую пластичность, струящийся вид.

Меха мы выбирали вместе при полном понимании. Стоило мне обозначить характер героя, задуманный силуэт, как специалисты TANGO предлагали мех, который вел бы себя должным образом в костюме. Было очень приятно работать! И мы благодарны за новый опыт!

Фото из архива Ольги Тарасовой;
эскизы Оксаны Готовской;
фото со спектакля Анатолия Бызова

01.06.2012