Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

Состраданье - есть уже начало любви…

Версия для печатиВерсия для печати

К 200-летию со дня рождения Н.В.Гоголя.

Николай Васильевич Гоголь, что значит для каждого из нас это имя? Со школьной скамьи мы знаем его удивительные «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Шинель» «Нос, «Ревизор», «Женитьбу», «Мертвые души». Но что ещё? Неужели только перечислением того, что создал тот или иной писатель мы и ограничиваем своё любопытство и свои знания о нём. А как же эпоха, его окружение, друзья, недруги, родные, мир его страстей, увлечений, интересов, литературных пристрастий, мир его чувств? Обычно всё это, как правило, остается за рамками школьной программы и мы, заканчивая школу, ВУЗ, уже не возвращаемся к нему, довольствуясь тем, что узнали. Но именно это всё, как правило, и может объяснить загадки личности гения, его сложности, взаимоотношения с современниками, его поступки, какие-то внутренние конфликты, которые отражались в его произведениях, и без объяснения следствий, мы никогда не поймём причины. Погружение в автора, конечно, может многое объяснить в его произведениях. Чтобы разгадать автора, понять его, нужно не раз возвращаться к его творчеству, вновь и вновь перечитывая. Ведь каждое новое время даёт что-то новое для открытия имени, казалось бы, давно знакомого автора, но вновь звучащего с иной силой и с иными интонациями.

А если вспомнить неистового Виссариона Белинского, страстно любившего искусство театра, которого влекли туда «живые судьбы людей, смысл их страданий и радости, объясняемые театром», тому он категорически советовал: « кто хочет понять шекспирова Гамлета, тот изучай его не в книгах и аудиториях, а на сцене…»

В 1850году в Санкт-Петербургской газете «Северная пчела» появилось сообщение об открытии в далёком сибирском губернском городе Иркутске профессионального драматического театра. Гоголь читал это издание, печатался в нём не раз, поэтому мог прочесть это сообщение об открытии и, может быть, удивиться и порадоваться за его жителей.

Просматривая старые афиши, перечитывая архивные записи, немногочисленные комментарии рецензентов того времени, понимаешь, насколько высок и требователен уже тогда был уровень репертуара нового театра. Несомненно, сказывалось влияние демократических идей, которыми жили передовые люди того времени, а идеи эти шли от политических ссыльных, декабристов, интеллигенции, от творческих устремлений лучших актёров театра. Этим можно объяснить то, что в Иркутске в эти годы ставились замечательные образцы отечественной и зарубежной драматургии: «Женитьба» и «Ревизор» Гоголя, пьесы Островского, Сухово-Кобылина, Мольера, Шекспира, Шиллера.

Чтобы правильно оценить роль театра в жизни далёкого сибирского города, нельзя ограничиться только перечнем пьес, надо представить себе тогдашнего зрителя, представить ассоциации, какие возникали у них от того или иного спектакля, надо увидеть среду, помогавшую зрителю глубже и полнее осмыслить то, что он видел на сцене. Например, образы бессмертной комедии Гоголя «Ревизор», поставленной в Иркутске в 1883 году были для иркутян не просто литературными портретами. В театральных креслах зрители могли увидеть прототипы тех, кого видели на сцене – тех же хлестаковых, ляпкиных-тяпкиных, городничих и прочих действующих лиц комедии. Зритель уходил из театра с запасом новых мыслей и чувств. Спектакль давал огромный материал для размышлений и обобщений. Вокруг спектакля часто разгорались споры. В местной библиотеке снимались с полки журнал «Молва» и толстые тома «Отечественных записок», отыскивались высказывания Белинского, Добролюбова о комедии. Эти спектакли помогали разбираться в явлениях жизни, произносили свой приговор над произволом и несправедливостью.

За всю историю Иркутский драматический театр постоянно возвращался в своём репертуаре к пьесам Гоголя. Начиная от своего открытия и до сегодняшнего времени, пьесы великого писателя не сходили со сцены театра. Следует сказать, что и при открытии каменного здания театра в 1897 году зрители смогли увидеть любимую гоголевскую комедию «Ревизор» на сцене театра. По отзывам прессы, «актёры играли с внутренним огнём, с той искрой, которая передается зрителю и зажигает его».

На пьесах Гоголя и на пьесах русской классической драматургии выросло множество поколений иркутян, они формировали культуру и вкус зрителя, делая его требовательным, любящим свой театр и переживающим его творческие успехи.

Любопытно проследить тот неугасаемый интерес к творчеству писателя за всю почти 160- летнюю историю драматического театра.

Иркутск выгодно отличался от других губернских городов наличием гимназий, библиотек, музеев и, конечно же, театра, который в нашем городе был любим всегда. Ещё задолго до открытия постоянного профессионального театра, побывавший в Иркутске в 1789 году известный путешественник Сиверс с огромным удивлением обнаружил в «такой далёкой стране театр» и был восхищён, что он в особенности «содействует пристойному воспитанию молодёжи».

Во все годы существования театра репертуар его, в основном, строился на серьёзном, глубоком материале, а имя Гоголя возвращалось на афиши драматического театра почти ежегодно. Каждый новый сезон антрепренер, набирая труппу, учитывал насколько подобранные актеры «расходились» по количеству и типажам относительно пьесы «Ревизор». Именно она была чрезвычайно популярна и успешна среди иркутского зрителя и шла в театре каждый новый театральный сезон. Видимо, она так прозрачно намекала на те прототипы, каких зрители постоянно встречали в жизни. Но не меньшей популярностью пользовалась и гоголевская «Женитьба» и если обратиться к архивным документам, она была сыграна в Иркутске ещё раньше «Ревизора», т.е. в 1853 году, вскоре, после открытия театра. Тогда в Иркутск из Москвы по приглашению губернатора приехал ученик великого Щепкина, Рассказов. Он был антрепренёром, и артистом труппы и играл в поставленной им «Женитьбе» роль Подколесина, «играл страх перед неизвестностью», как писал рецензент. Спектакль имел у публики большой успех. А теперь, оттолкнувшись от той «Женитьбы», совершим временной прыжок на 140 лет вперёд к постановке современной «Женитьбы», которую воплотил на сцене охлопковского театра режиссер Вячеслав Кокорин в 1993 году. Хочу заметить, что театральный сезон этого года критики назвали гоголевским. Так уж вышло. Не сговариваясь, режиссеры страны поставили такое количество спектаклей по произведениям Гоголя, что в самый раз было досрочно объявлять год Гоголя. Похоже, что абсурдность действительности, в которой мы существуем, оказалась как никогда близкой гиперболам «Мертвых душ», «Ревизора», «Женитьбы», «Записок сумасшедшего»…

В кокоринской «Женитьбе» неожиданно главный герой Подколесин оказывался ужасно похож на самого Гоголя, и не только портретно, но и чертами характера – замкнутостью, одинокостью. Народный артист РФ Виталий Венгер, играющий Подколесина, делал его человеком несколько истерзанным, изможденным, усталым, боящимся что-то менять в сложившемся жизненном укладе, страшившемся будущего, оттого и сиганувшим в окно, «подальше от греха…» Народная артистка РФ Наталия Королёва, игравшая Агафью Тихоновну, была наивной, чистой, кроткой, не знающей, куда деваться от нахлынувшего потока напористых женихов. А что дальше? Что там, за гранью неизведанного? Этот вопрос мучил и Подколесина, сбежавшего в окно, мучил и невесту. Все боялись и страшились неизвестности завтрашнего дня. Что мог принести новый день?.. Наверное, в этих вопросах были прямые аналогии с тем временем. Тяжелые и страшные 90-ые. Никто не знал, как будет жить Россия дальше.

Спектакль удивительным образом передавал атмосферу, был тонким и чувственным. И у многих на глазах блестели слёзы, потому что он был о нас, о нашей жизни, о нашей стране...

Взяв любое, на выбор, произведение Гоголя, мы понимаем, что оно о нашем времени. Например, пьеса «Игроки», поставленная в охлопковском театре в 2002 году режиссером Геннадием Офенгеймом. Эту пьесу можно было прочитать как шутку о нашей жизни, в которой миром правит обман. Но как и в прежние времена, так и сегодня отношения людей строятся на уровне афер, причём обманывают они не только себе подобных, но и сирых и убогих, всех, кто сколько-нибудь зазевался. Вспомним хотя бы пресловутые финансовые пирамиды, чем не параллель гоголевских мошенников с нашими, сегодняшними. Эти шулеры и аферисты в любой момент готовы ожить и сойти со страниц на сцену.

Молодой режиссер, недавний выпускник ГИТИСа, мастерской М. Захарова Сергей Филиппов в рамках проекта «Поддержка молодой режиссуры» осенью 2008 г. приехал в охлопковский театр и поставил комедию «Ревизор». Поставил так, как сегодня он видит ее и чувствует с позиции сегодняшнего дня. Поставил отважно, смело, весело. Причем не бездумно, как свойственно сегодня многим молодым постановщикам, переделывая, одомашнивая, подминая классика под себя, а поставил уважительно по отношению к автору, с пониманием, что между ним и классиком огромная дистанция, которую можно преодолеть, лишь став на путь школы и лаборатории. И он нашёл к ней свои ключи.

Радостно, что академическая сцена не чужда эксперимента, тем более, когда вследствие этого получается интересный результат. При постановке «Двух необыкновенных крыс неестественной величины» - так называется этот спектакль, режиссер и художник Александр Плинт выбрали форму, образный язык, на котором и говорят со зрителем, а мы, зрители, пытаемся понять этот язык. И он не совсем обычен, почему спектакль и отнесен к экспериментальной работе. Но когда его смотришь, форма остается на втором плане, а на первый выходит главное – то ощущение несвободы, угодничества, подобострастия в той системе, которая сама плодит и хлестаковых, городничих и всех тех неприглядных порочных типов-чиновников, фигурирующих в пьесе. В результате в финале через «невидимые миру слезы» и всеочищающий смех ясно звучит вопрос великого писателя: как же это получается, что человек, созданный для высокого, становится негодяем, обманщиком, мучителем и тираном ближнего своего?

Размышляя над этими сложными вопросами, Николай Васильевич Гоголь тем временем «в содружестве с режиссером Геннадием Шапошниковым», уводит нас уже в «другие Палестины», чтобы и здесь, не дав нам передохнуть и опомниться, перенести в некий город, где будет развертываться действие уже совсем иного спектакля-мистификации. Осторожно, из таинственной глубины, своим подслеповатым глазом Луна обшаривала окрестности. Городок: неухоженный и неуютный, недостроенный дом, будто развалины Колизея, окна зияют пустотой глазниц, большая пустынная площадь, близлежащее кладбище с покосившимися крестами…

Все вы, конечно, догадались, что речь идет о спектакле драматического театра «Наш господин Чичиков», сочинение на тему «Мертвые души» Н.В. Гоголя в постановке Г. Шапошникова. Это еще одно прочтение охлопковским театром великого классика, возможность прожить и пережить те чувства, которые овладевали персонажами: и Чичиковым, и Ноздревым, Коробочкой, Плюшкиным… В ткань спектакля режиссером вплетены и юмор, и сатира, и откровенный смех, и осмеяние многих людских пороков, и карнавальное пиршество целой галереи всевозможных масок, заменяющих лица, и над всей этой фантасмагорией будто повисший крик боли и отчаяния: «Русь, куда несешься ты, дай ответ. Не дает ответа». И только унылый звук колокольчика летит по пыльной дороге.

Но почему так щемит сердце от всей этой бесовской жути, от бесконечного одинокого пространства, от персонажей, главных и второстепенных, прошедших только что перед нашими глазами с их муками, сомнениями, обманами, радостями, печалями, обидами, наслаждениями, убеждениями, горечью, надеждами. Со всем этим сонмом мошенников, доносчиков, палачей и жертв. Почему содрогаешься и сострадаешь им?

Режиссер проносит действие через свой мир, через свое представление о нем, через свою собственную боль и переживание. И когда мы идем за режиссером по дороге, проложенной великим Гоголем, подключая, при этом свое собственное видение, то возникает разговор собеседников, так как мы не просто пассивно смотрим на сцену, а мыслим, фантазируем, думаем, размышляем. Спектакль «Наш господин Чичиков» из тех, что заставляют заглядывать во все потайные уголки души каждого человека, вытаскивать наружу все, что мы прячем там подчас даже от самих себя. А что же там, внутри, в глубине нашей души? Чиста ли наша душа? И дело самого человека очистить её, отмыть, отогреть. У каждого – свой путь. А если искусство театра служит помощником в том, спасибо ему за это. Гоголь в постановке театра имени Охлопкова, вторгаясь в нашу современную жизнь, напоминает о том, что мир людей, как и прежде, несовершенен, и все мы идем по кругу, прочерченному задолго до нашего рождения. Вселенской игрой кажется жизнь, где до сих пор скупают «мертвые души», упоминание о ревизоре вселяет ужас, а мошенник, пользуясь обстоятельствами, обманывает, думая, что «счастливая карта» будет сопровождать его всегда. Время неумолимо. Оно меняет все, кроме человека – алчущего, страждущего, грешного, кающегося.

- Но что это? Тишину нарушает протяжный, приближающийся звук колокольчика утомившейся чичиковой брички, да фырканье и потряхивание мордой Чубарого.

- Куда ж вы теперь путь держите, Павел Иванович?

– А Бог весть…

Автор: 
Лора Тирон
31.03.2009