Режим для слабовидящих Обычный режим

Моя философия жизни – вечно познавать мир

Разработка сайта:ALS-studio

Версия для печатиВерсия для печати

Виталий Петрович, как истинно дисциплинированный и ответственный человек, пришёл на встречу за пять минут до её начала, чтобы настроиться, собраться с мыслями, сосредоточиться. (Вот яркий и поучительный пример для молодёжи, не особенно заботящейся о точности). Он, как всегда, подтянут, свеж, доброжелателен и словоохотлив. Причина разговора достаточно важная и весомая. 20 января 2013г. один из ведущих мастеров сцены театра им. Н.П.Охлопкова, заслуженный артист России Виталий Петрович Сидорченко отмечает свой 75-летний юбилей!

«Конечно, когда подходишь к такой солидной дате, невольно остановишься и подумаешь: да неужели уже 75… Как же всё быстро, стремительно и невозвратно. Закроешь на минуту глаза и жизнь твоя, как в калейдоскопе, эпизод за эпизодом, проносится перед глазами и ты ведёшь с ней нескончаемый диалог…»

                                                                                Мама.

«Она служила в пожарной охране телефонисткой. Отца я не знал, он ушёл на войну и не вернулся. Мы жили с ней вдвоём в маленьком деревянном домике в городе Нижнеудинске. Жили очень бедно. Вечной неотвязной мыслью было что-то поесть. Про те тяжёлые послевоенные годы детства, про такого же мальчишку, хорошо написал Валентин Распутин в своих «Уроках французского», потому что сам прошёл через всё это, через голод, бедность, недоедания. Когда в 45-ом году я пошёл в школу, мы делали тетради из мешков от цемента. Нарезали листами, сшивали и выходили «прекрасные» тетради серо-бурого цвета, годные для письма. Образование у мамы было 4 класса, но от природы она была человеком общительным, любознательным, коммуникабельным, стремилась к знаниям, всячески старалась образовывать меня. Люди с ней считались, тянулись к ней, она умела с ними ладить и находить общий язык. В лучшие бы времена она конечно достигла бы большего. Ей как-то поручили на общественных началах заведовать библиотекой. И это было для меня самым большим подарком судьбы. Я любил читать и читал всё подряд – Флобер, Мопассан, Драйзер… Эти книги мне дали много пищи для ума, развили память, фантазию, речь. К моим четырнадцати годам, когда я окончил семилетку, голова моя была переполнена разной литературой и мечтами».

                                                                 Каким я был в юности.

«Я был очень самостоятельным! Четырнадцатилетним мальчишкой пошёл, как у Горького, «в люди». Моё постижение жизни началось с того, что я поехал из Нижнеудинска в Ангарск и поступил в техникум искусственного жидкого топлива. Меня поселили в общежитии в комнате с взрослыми мужиками, отслужившими армию. Они называли меня «Молекула» за малый возраст. Конечно, были у них и застолья и знакомые обоих полов иной раз задерживались до утра, и разговоры может не для моих ушей, но раз уж пошёл в люди постигать жизнь, терпи. А вообщем, нормальные мужики были. Когда закончил техникум, остался работать там же, в Ангарске, слесарем на ремзаводе, занимался в самодеятельности, ходил в народный театр, и как-то постепенно увлечение театром переросло в любовь, которая и привела меня позже, уже после службы в Армии, в иркутское театральное училище».

                                                Выходи на сцену не из-за кулис, а из жизни!

«Когда я сдавал экзамены, то на втором туре получил задание показать, как пожарники тушат пожар. Это этюд по теме: вера в предлагаемые обстоятельства. А мне ничего не стоило его показать, я же вырос возле «пожарки», мне мужики и рукава давали подержать, когда они под напором воды, научили как правильно направлять, тушить, как под огнём в помещение вбегать. Всё это я сделал, кроме того прочёл стихи, басню, прозу и комиссия осталась довольна. Приняли» Виталий Петрович бережно и аккуратно раскладывает передо мной программки разных лет с благодарственными подписями режиссёров и среди них самая ему дорогая, потому что первая. Она за 1962 год. «Это спектакль «Коллеги», - говорит он, - а ставил его мой педагог Эверт Корсаков, режиссер ТЮЗа. Он и пригласил меня, тогда студента первого курса театрального училища сыграть роль. Как я был счастлив! Как гордился. Я, начинающий актёр, и играть на профессиональной сцене, пусть без слов, но ведь это только начало. Зато в 1965 году роль была уже со словами, играл Сапожника. В спектаклях тех лет всегда был очень сложный грим. С помощью грима актер искал характер персонажа, какие-то особенности внешности передавал, формировал образ. А впоследствии я 33 года преподавал грим студентам. Сейчас, к сожалению, гримом пользуются мало и редко. Есть такая формула: актёра актёром делают роли. Какой бы актёр не был талантливый, но если он по-настоящему не будет трудиться, заниматься своим телом, работать над собой, то ничего из такого актёра не выйдет. На одном таланте долго не продержишься. Если какого-то персонажа играешь, а у автора он слабо выписан, поскупился он на краски для него, ты должен сам ему целую биографию придумать, столько для него насочинять, чтобы твой персонаж не из –за кулис выходил, а из жизни, чтобы зритель поверил в него, вот тогда ты артист!»

                                                                  От простого - к сложному.

 «Те, кто обо мне ранее писал, говорили, что я артист, не имеющий точного амплуа, без чётких границ, ближе к характерному, социальному герою. А чего я только не переиграл до своей по-настоящему большой роли. В принципе, так и надо. Молодой актёр должен всё играть. Это уж потом он становится избирательным, да и то не каждый. Раньше, прежде чем получить главную роль, актёр должен был много поиграть, чтобы определиться со своим амплуа, ну и вообще опыта поднакопить, как-то напитаться внутренне атмосферой театра. Сейчас всё по-другому. Артисты молодые приходят и сразу попадают в большие роли. Конечно, время другое и подходы режиссёрские другие. В наше время становление шло поэтапно, от малого - к большому, от простого - к сложному. Я доволен, что много играл в сказках. Это озорство, импровизация, фантазия, это закаляет молодого актера. Многие молодые приходят зажатыми, а работа в сказках артиста открывает, раскрепощает, дают свободу». Нужно сказать, что параллельно с театральным училищем Виталий Сидорченко поступил и в госуниверситет на самый первый набор журналистского факультета в 1961 году и получил диплом журналиста. Мы жили бедно, но духовно богато. «Вы спрашиваете, изменились ли сегодня мои взгляды? Жить стало тяжелее. Не в материальном плане, мне на жизнь хватает, а в плане человеческом, душевном. Раньше мы жили бедно, но как-то душевнее, сплочённее, больше тепла и любви друг другу отдавали. Сейчас время агрессивнее стало, жёстче. То время безвозвратно ушло. Пропало соучастие друг в друге. Жизнь летит вперёд, не оставляя места чувству милосердия, простоте человеческих отношений, когда люди не за деньги, а из уважения и благодарности просто делали друг для друга добрые дела. Сейчас смешно говорить и призывать к совести, нравственности. Тебя не поймут.»

                                                                   Хранитель истории театра.

Слушать и говорить с Виталием Петровичем интересно. Сколько раз, остановившись на минутку где-нибудь в коридорах театра, мы никак не могли подолгу закончить свой разговор, а уж если собрались специально, как сегодня, на обстоятельную беседу, то она естественным образом вылилась в многочасовой разговор.Он изучил историю театральной Сибири во всех тонкостях, написал, по словам специалистов, бесценную книгу - «Иркутская антреприза», которая заканчивалась событиями 20-ых годов 20 века и сейчас занимается её второй частью, включающей жизнь театра вплоть до современности. Эта книга, итог его многолетней работы по изучению документов истории театральной жизни нашего города. Она интересна и специалистам и просто тем, кто проявляет интерес к истории возникновения театра в Иркутске. Ему принадлежит и установление точной даты открытия драматического театра – 1850-ый. На счету Виталия Петровича и создание театрального музея, которому в марте исполнится 25 лет и где собраны материалы о спектаклях охлопковского театра, его актерах, режиссерах, драматургах. Особое место отведено экспозиции с сувенирами, подарками, грамотами, которые в разные годы были получены театром от коллективов тех стран и городов, где охлопковцы побывали с гастролями.

                                                 Разгляди характер, вылепи судьбу и копай вглубь…

Вновь взгляд падает на театральные программки. Одна из них, «Деньги для Марии», с подписью автора повести Валентина Распутина. В этом спектакле Виталий Петрович играл роль Агронома, не очень большую и заметную, но так играл, что позволило режиссеру Георгию Жезмеру написать о нём: «Спасибо, что всегда, независимо от «метража» роли работаете серьёзно и обстоятельно. Сие – многим в назидание и пример! Буду всегда рад Вашему успеху». Рядом, мелким и узнаваемым почерком автограф нашего классика Валентина Распутина: «Виталий Петрович, теперь я душой спокоен за своего Агронома». Получить такие лестные слова от Валентина Григорьевича, скупого на похвалы, конечно почётно и приятно. Именно обстоятельный и серьёзный подход к роли любого плана всегда отличали актёра Виталия Сидорченко от других. Наверное, это ещё юношеская закваска и невозможность чем-то поступиться, где-то сработать в пол-ноги, чем-то пренебречь, что-то забыть.

В биографии Виталия Петровича были по-настоящему звёздные театральные сезоны, когда иркутские и московские критики отмечали все, в один голос, его великолепные работы. Таким, например, были 1993- 1994 годы, когда он великолепно сыграл Восмибратова в «Лесе» Островского, Яичницу в гоголевской «Женитьбе» и Телегина (Вафлю) в чеховском «Дяде Ване». Вот что писала известный московский театровед Екатерина Дмитриевская в журнале «Экран и сцена» о роли Яичницы: « Актёр Виталий Сидорченко старался рассказать зрителю историю, волнующую его лично, историю пронзительную, продемонстрировав подлинное мастерство, создав яркий характер, наполнив его глубокими чувствами.»

Стержень человечности и чести был во всех этих работах, природа личности артиста объединила три великолепно сыгранные роли. А потом была роль, которую также отметила критика и которая очень дорога самому актёру, роль Сысоя Псоича Рисположенского из пьесы Островского «Свои люди – сочтёмся» в замечательной режиссуре Валентины Дуловой. «Обожаю этого драматурга, считаю его русским Шекспиром. Островский – мой автор, я его чувствую, он мне близок. Ещё я очень любил играть Сорина в чеховской «Чайке». Эту роль я выбрал для своего бенефиса, когда отмечал своё 65-летие». 

«В том и состоит мастерство актера, - говорит Виталий Петрович, - чтобы в любом, большом или неброском персонаже разглядеть характер, вылепить его судьбу. Я всегда стараюсь сочинить роль, выстроить действие и потом уж копать в глубь характера: почему этот персонаж так одет, почему так говорит, смотрит, смеётся, плачет? Почему это любит, а это ненавидит».

Встречая свой 75-летний юбилей, Виталий Петрович по-прежнему много занят и востребован театром. Он играет Председателя в шукшинских «Характерах», Урядника в пьесе Куприна «Олеся», старика Чмутина в «Ретро» А.Галина, Фернандо Бальбоа в спектакле «Деревья умирают стоя» А.Касона, эвенка в вампиловском «Прошлым летом в Чулимске», Чезвика в «Полёте над гнездом кукушки» Д.Вассермана и смотрителя училищ Хлопова в «Необыкновенных крысах неестественной величины» по пьесе Гоголя «Ревизор».

Никогда ни в одном спектакле этот актёр не затеряется, в любой своей роли он способен удивлять зрителя свежестью красок, каких-то своих находок и актёрских решений. Он по праву признан одним из ведущих мастеров сцены старшего поколения охлопковской труппы. И, кроме того, будучи доскональным знатоком всей более полуторавековой истории этого театра, он и сам воплощает наяву эту историю в течении последних пятидесяти лет. Почти полвека, а в труппе театра с 1966года, он выходит на сцену первого и единственного в его жизни любимого театра.

Его любят зрители, уважают коллеги и друзья, с ним интересно работать режиссерам. Напоследок я задала ему ещё два вопроса: «Какой период вы вспоминаете, как самый лучший?» и Виталий Петрович без паузы ответил: «Конечно молодость, студенчество! После училища меня пригласили в самый лучший театр города, а знаете, сколько было желающих!?»

Какова ваша философия жизни - «Вечно познавать мир!».

Автор: 
Лора Тирон
21.01.2013