Режим для слабовидящих Обычный режим

Касательно «Касатки»

Разработка сайта:ALS-studio

Версия для печатиВерсия для печати

Когда впервые в театрах появилась «малая» сцена, она предназначалась для произведений экспериментаторских, для пьес, где требовалась особая доверительная, я бы сказал, интимная обстановка. Своеобразие малой сцены заключается в том, что зрителя от актера ничего не отделяет (даже пресловутая «четвертая стена» по Станиславскому), это требует режиссерских решений с вовлечением зрителя в действие пьесы, именно этим «малая» отличается от «большой»!

Сегодня на новой «камерной» сцене вышли одна за другой премьеры — только что была «Антигона» Ж.Ануя и вот «Касатка» А. Толстого. Это произведение Алексея Толстого относится к числу ранних, когда начинающий писатель описывал достаточно реалистично трагедию разоряющегося поместного дворянства. Среди произведений на эту тему наиболее зрелой была повесть «Хромой барин», и на фоне ее «Касатка» представляется нам пробой пера на поприще драматургии будущего автора трилогии «Хождение по мукам».

Пьеса, перенесенная на камерную сцену, как бы обостряет драматургические коллизии, и неважно, как она будет трактоваться — «комедия», как у Толстого, или «мелодрама» у Г. Гущина, она повествует о вечных человеческих ценностях — честности, порядочности, любовном порыве, обретении пусть маленького, но столь необходимого человеческого счастья.

Если вглядеться в суть образов, представленных в «Касатке», то можно очнуться в недоумении — ну какое дело мне, скажем, до этого бездеятельного слюнтяя, картежника и пустозвона, разорившегося князя Вельского. Его уничтожают, его бьют по физиономии, ему рвут волосы, он ничего не умеет: ни отстоять свое княжеское происхождение, ни человеческое достоинство. Артист А. Ильин весьма достоверно рисует именно эти качества Вельского, не старается его ни украсить, ни реабилитировать, и потому его «Я люблю вас!», сказанное Раисе под финал спектакля, представляется мне как первое преодоление к возрождению личности.

Героиня спектакля — Маша-Касатка прошла огонь и воды, была в любых переделках и почти до финала должна бы быть «женщиной-вамп», но режиссер Г. Гущин и актриса В. Инадворская лишили Касатку роковых черт и оставили ей лишь внутреннюю озлобленность, перерастающую иногда в аффектированные драки. Похоже, что Касатка мстит за несостоявшееся счастье, и лишь оформившееся под занавес чувство любви смягчает эту ожесточенную душу.

В. Инадворская эффектно реализует режиссерский замысел, красива, ее вспышки активности позволяют предполагать потенциальные возможности темперамента. Но хотелось бы, чтобы работа над образом Касатки и у актрисы, и у режиссера не считалась бы законченной — есть еще пути неизведанные!

С той же мерой ожесточенности (только не скрытой, а бурно проявляемой) живет в деревне Илья Ильич Быков. И как не «озвереть», когда любишь одну, а жениться нужно на другой. Артист С. Догадин весьма убедителен в этой сложной ситуации, метания его героя выглядят искренними и потому вызывают сочувствие.

Естественен и колоритен артист В. Вислополов в роли Абрама Желтухина. Он как бы антипод Вельского, более активен, больше говорит о чести и порядочности, но в сути столь же никчемен и беспомощен. Режиссерское прочтение «Касатки» абсолютно понятно. Оно в утверждении любви и счастья, которые должны быть закономерным уделом человеческого существования. Ростки их слабы и легко ранимы, они прорываются, преодолевая сопротивление судьбы, и тем более хочется верить в их непреложность. Геннадий Гущин, исповедовавший в своих предыдущих работах романтику, сегодня избрал для разговора со зрителем предельно простой реалистический стиль постановки. Его режиссерские приемы направлены на достижение зрительского соучастия судьбам героев «Касатки». Однако возникают и сомнения. Сомневаюсь, что нужно начинать спектакль со столь затянутой картины карточной игры, она бесстрастие в картах не впечатляет. Сомневаюсь, что нужно было одевать Машу в ее приезд в деревню в костюм, откровенно напоминающий цыганский.

Совсем не сомневаюсь, что напевать арию Раджами из кальмановской «Баядеры» нельзя, ибо оперетта появилась в Петрограде на несколько лет позже времени действия «Касатки».

Совсем не сомневаюсь, что оформление спектакля, которое создал заслуженный деятель искусств России А. Плинт, удивительно просто и точно трансформируется, создавая незначительными деталями полное впечатление и комнатных интерьеров, и речного берега, и деревенской усадьбы.

И безусловно уверен, что новый спектакль Г. Гущина «Касатка» будет хорошо и надолго воспринят иркутским зрителем.

Автор: 
Арнольд БЕРКОВИЧ
01.05.2000