Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

Итак, она звалась Татьяной...

Версия для печатиВерсия для печати

Служению  Иркутскому академическому драматическому театру имени Н.П. Охлопкова  актриса Татьяна Кулакова отдала почти пятьдесят лет жизни. Каждый год работы отмечен радостью и муками творчества, ролями, переплавленными в сценические образы. Прожитые годы были наполнены спектаклями, одни из которых запомнились на всю жизнь, но были и проходящие, не соответствующие творческим устремлениям актрисы.
 

Может показаться, что актерская профессия состоит только из любви и чувственных порывов. Нет, состоит она из труда, сложного процесса изучения характера персонажа, который исполнителю необходимо разгадать. И все же только труд не может способствовать сценическому успеху, актеру необходимо обладать талантом.
 

Из самых ярких воспоминаний детства Татьяны Кулаковой — огромный гриб на небе в оранжевых клубах дыма и военный городок, расположенный неподалеку от Семипалатинска, где жила она с родителями. С грустью говорит о том, что многие парни, одноклассники, рано полысели, а кое-кто ушел из жизни. Но в детстве этот гриб не казался источником беды, наоборот, будил фантазию и воображение.
 

Уже в первом классе на вопрос: «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?» — Таня отвечала: «Актрисой». Она ходила в драматический кружок Дворца пионеров, играла маленьких героинь, не задумываясь над тем, что в Семипалатинске учиться актерской профессии негде.
 

Девочка выросла и могла бы поехать учиться на запад, но неожиданно для себя купила билет в Иркутск. «Таня, почему?». Раздумывая над этим вопросом, она неопределенно склоняет голову: «Не знаю...». Ответ, наверное, был написан в книге ее судьбы.
 

В Иркутском театральном училище в то время курс набирал Владимир Симоновский — режиссер и педагог, выпускник знаменитого Московского театрального училища имени Б. Щукина. Он был не только талантлив, умен, но еще и хорош собой — высокий, с правильными чертами лица, с копной вьющихся волос. Студенты обожали его, а студентки боготворили и влюблялись. Кому повезло встретиться с ним, поймут учеников Владимира Израилевича. Но не только учеников, Александр Вампилов с восторгом рассказывал о репетициях в драматическом театре спектакля «Старший сын» в своих письмах завлиту Московского театра имени М.Н. Ермоловой Елене Якушкиной. Симоновский с первого курса умел раскрепостить будущих актеров, сделать их свободными и счастливыми в осознании избранной ими профессии. Он ставил спектакли в театре юного зрителя, в драматическом, и все театралы города горячо обсуждали его дерзкие сценические эксперименты. Все студенты мечтали, окончив училище, работать с ним.
 

Некоторые во главе с Виктором Зикорой (сегодня народный артист России, работает в московском Ленкоме) ринулись в ТЮЗ. Кулакова уехала в Семипалатинск, настроилась на долгое ожидание вызова от своего педагога. Но не успело закончиться лето, как она получила приглашение на работу в Иркутский драматический театр. И сразу на роль Жанны Д'Арк в спектакле по пьесе Жана Ануя «Жаворонок». (Был ввод: в то лето коллектив покинула актриса Жанна Хрулёва.)
 

Дебютировать в подобной роли — это опасность оказаться в плену образа мышления и характера своей героини на всю жизнь. Отчасти так и произошло. Татьяна Кулакова была вместе со всеми и как бы одна, жила в знаменитом общежитии «Коммерческое подворье». (Рассказывают, что туда по ночам через окно, по причине строгости вахтеров, пробирались Валентин Распутин и Александр Вампилов, и не только они.)
 

Татьяна была завсегдатаем ночных посиделок, слушала стихи, бесконечные споры, задушевные беседы, ей было интересно чуть отстраненно наблюдать за интеллектуально-творческим накалом страстей обитателей и гостей общежития.
 

Потом начались репетиции роли Негиной в «Талантах и поклонниках» в пьесе А.Н. Островского, но уже не с Симоновским, а с взбалмошным режиссером Юлием Калантаровым. В работе они взаимно изводили друг друга.
 

О роли Негиной мечтает каждая молодая актриса — в пьесе Островского судьба героини ассоциируется с собственной судьбой. Здесь осуществляется мечта встретить своего Великатова, здесь можно вообразить, что любовь земную побеждает неземная любовью к театру.
 

Мечтательная Татьяна Кулакова вышла замуж за поэта Евгения Варламова. Поменять фамилию? Но ведь ее носил знаменитый русский актер Александринского императорского театра. И она осталась Кулаковой, не захотела невольно пристроиться  к роду театрального гения. Так бывает с не очень честолюбивыми и бесконечно скромными людьми. Муж, сын — и опять роль главной героини в спектакле «Деньги для Марии» Валентина Распутина.
 

Когда-то актеры, репетируя с Вампиловым, волновались — только бы не провалиться с местным автором. А Распутин? Уже тогда он стал писателем, о котором говорила вся страна, живой классик. Сколько было волнений, нервного напряжения и ожидания: понравится ли она не просто зрителю — но самому Распутину. Татьяна ему понравилась, как и в другой роли — Настёны — в повести «Живи и помни». Актриса оказалась его, распутинской, героиней, очень русской, терпимой, жертвенной.
 

И Мария, и Настёна казались в исполнении Кулаковой незащищенными, нежными, трепетными. Но до поры, до момента, когда надо принимать решение. Откуда бралась решительность, умение «на семи ветрах» выстоять, быть готовой к поступку. Контраст нежности и стойкости рождал на сцене поистине трагические образы, пути которых одну приводили в тюрьму, другую — в пучину ангарских вод.
 

Время быстротечно. Вот и вчерашние Негины, Джульетты, Чайки-Заречные становятся Кручиниными, леди Капулетти, Раневскими и так далее...
 

Возрастной переход в ролях актрисе Кулаковой дался нелегко. Она словно растерялась, не могла уловить момент взросления ни в себе, ни тем более в ролях. Как из поэтической, мечтательной девушки перейти в образ взрослой женщины со сложившимся характером, с грузом жизненного опыта за плечами? И у актрисы начали возникать творческие простои, а как следствие — неудовлетворенность собой.
 

У актеров все чувства определяются словом «любовь» или «нелюбовь». Полутонов и нюансов, кажется, не бывает. В новом возрастном качестве Татьяна Кулакова состоялась в роли Кормилицы в спектакле «Ромео и Джульетта», поставленном режиссером Григорием Жезмером. На сцене она была мягкой, играла какую-то трагедийную задушевность. Она жила страстной заботой о счастье влюбленной пары с постоянным предчувствием неминуемой беды. Роль была прекрасной, сыгранной актрисой мягко, с оттенком душевной горечи. Но вот это постоянное предчувствие...
 

В спектакле «Последний срок» по Распутину Кулакова создает образ Миронихи, одинокой и сварливой старухи. Одна забота у Миронихи — прийти к соседке Анне, проведать ее, рассказать о том, что самое близкое для нее существо — дорогая  корова — потерялось. Не найти ей блудницу, не смогут ноги, еле слушающиеся старуху, пойти за нею через леса и горы. Мирониха Кулаковой — отчаянная и неунывающая соседка Анны. За ее героиней  стоит судьба многих деревенских баб, потерявших мужей на войне, вырастивших детей и забытых ими по причине жизни в большом городе. Скоро Мирониха будет оплакивать смерть Анны, но кто «поголосит» на ее собственных похоронах?
 

Другую героиню Кулаковой, Пьеру, в спектакле «Немного нежности» по пьесе Альдо Николаи можно назвать полной противоположностью Миронихи. Возможно, судьбы у них похожи, вот только русской бабушке уготовано умирать в одиночестве, а итальянка Пьера обосновалась в милом пансионате для пожилых людей, следит за собой, одевается в кокетливые наряды.
 

Пьере нет нужды думать о своей старости, она всецело поглощена любовным романом своих сверстников, которые в страстях ничуть не уступают молодым. Героиня Кулаковой легкомысленна и наивна, кажется немного глуповатой, но у нее большое сердце и способность к сопереживанию чувствам двух стариков. Конечно, Пьера Кулаковой поможет друзьям, целый спектакль разыграет, чтобы «прикрыть» влюбленную пару, решившую бежать от своих черствых детей.
 

Надо отдать должное руководству театра, которое заботится о том, чтобы актеры старшего поколения были заняты в работе, не сидели в ожидании ролей. Вот и в спектакле «Ретро» по пьесе Александра Галина Кулакова создает характер профессорской дочери, ретро-интеллигентки Дианы Владимировны Барабановой, умеющей с чувством читать стихи Пушкина. О чем говорит актриса со сцены? Опять об одиночестве, поиске покоя и отдохновения души своей героини.
 

Так получается, советские и зарубежные драматурги, обращаясь к теме заката человеческой жизни, часто говорят о ней в жанре комедии. Мол, чтобы не унывали ни исполнители, ни зрители, старики тоже могут находиться в поисках любви и счастья. Вот только в спектакле «Ретро» жених от невест сбежал в деревню и остались «три грации» брошенными, и оптимизм в их жизни как-то не проглядывается. Судьба Дианы Владимировны в исполнении Кулаковой  предстает в тонах «невидимых миру слез»  действительно интеллигентной, образованной женщины, но по-бабьи переживающей свою одинокую, горькую жизнь.
 

Для Татьяны Николаевны театр давно стал семьей, он дает ей роли, в которых она может выговориться. По-разному каждая героиня — это осколок ее собственной судьбы, и сама актриса очень разная: она мечтательна и поэтична (не случайно разделяла жизнь с поэтом), глубока в проживании чувств и реалистична в оценке своего творчества в сегодняшних сценических обстоятельствах.
 

На досуге Татьяна Николаевна читает книги, в основном религиозного толка. Часто ходит в церковь, где успокаивается и не просто молится, а разговаривает со святыми, которые близки и дороги ее сердцу. Из многочисленных телеканалов выбирает «Спас». Передачи на нем интересные, одухотворяющие, не раздражающие конфликтными событиями нашей неспокойной и далекой от благополучия жизни. Она очень любит свою работу и театр. За долгие годы службы он стал для нее родным, театр помогает ей понять смысл собственной жизни.
 

А смысл этот огромен. Татьяна Николаевна Кулакова своим творчеством принесла много радости и отдохновения души зрителям. Пусть ненамного, пусть малой толикой, но она сделала их счастливее.   

Фото: 
Анатолий Бызов
Автор: 
Светлана Жартун
06.09.2016