Режим для слабовидящих Обычный режим

Итак, она звалась Татьяной...

Версия для печатиВерсия для печати

Служению  Иркутскому академическому драматическому театру имени Н.П. Охлопкова  актриса Татьяна Кулакова отдала почти пятьдесят лет жизни. Каждый год работы отмечен радостью и муками творчества, ролями, переплавленными в сценические образы. Прожитые годы были наполнены спектаклями, одни из которых запомнились на всю жизнь, но были и проходящие, не соответствующие творческим устремлениям актрисы.
 

Может показаться, что актерская профессия состоит только из любви и чувственных порывов. Нет, состоит она из труда, сложного процесса изучения характера персонажа, который исполнителю необходимо разгадать. И все же только труд не может способствовать сценическому успеху, актеру необходимо обладать талантом.
 

Из самых ярких воспоминаний детства Татьяны Кулаковой — огромный гриб на небе в оранжевых клубах дыма и военный городок, расположенный неподалеку от Семипалатинска, где жила она с родителями. С грустью говорит о том, что многие парни, одноклассники, рано полысели, а кое-кто ушел из жизни. Но в детстве этот гриб не казался источником беды, наоборот, будил фантазию и воображение.
 

Уже в первом классе на вопрос: «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?» — Таня отвечала: «Актрисой». Она ходила в драматический кружок Дворца пионеров, играла маленьких героинь, не задумываясь над тем, что в Семипалатинске учиться актерской профессии негде.
 

Девочка выросла и могла бы поехать учиться на запад, но неожиданно для себя купила билет в Иркутск. «Таня, почему?». Раздумывая над этим вопросом, она неопределенно склоняет голову: «Не знаю...». Ответ, наверное, был написан в книге ее судьбы.
 

В Иркутском театральном училище в то время курс набирал Владимир Симоновский — режиссер и педагог, выпускник знаменитого Московского театрального училища имени Б. Щукина. Он был не только талантлив, умен, но еще и хорош собой — высокий, с правильными чертами лица, с копной вьющихся волос. Студенты обожали его, а студентки боготворили и влюблялись. Кому повезло встретиться с ним, поймут учеников Владимира Израилевича. Но не только учеников, Александр Вампилов с восторгом рассказывал о репетициях в драматическом театре спектакля «Старший сын» в своих письмах завлиту Московского театра имени М.Н. Ермоловой Елене Якушкиной. Симоновский с первого курса умел раскрепостить будущих актеров, сделать их свободными и счастливыми в осознании избранной ими профессии. Он ставил спектакли в театре юного зрителя, в драматическом, и все театралы города горячо обсуждали его дерзкие сценические эксперименты. Все студенты мечтали, окончив училище, работать с ним.
 

Некоторые во главе с Виктором Зикорой (сегодня народный артист России, работает в московском Ленкоме) ринулись в ТЮЗ. Кулакова уехала в Семипалатинск, настроилась на долгое ожидание вызова от своего педагога. Но не успело закончиться лето, как она получила приглашение на работу в Иркутский драматический театр. И сразу на роль Жанны Д'Арк в спектакле по пьесе Жана Ануя «Жаворонок». (Был ввод: в то лето коллектив покинула актриса Жанна Хрулёва.)
 

Дебютировать в подобной роли — это опасность оказаться в плену образа мышления и характера своей героини на всю жизнь. Отчасти так и произошло. Татьяна Кулакова была вместе со всеми и как бы одна, жила в знаменитом общежитии «Коммерческое подворье». (Рассказывают, что туда по ночам через окно, по причине строгости вахтеров, пробирались Валентин Распутин и Александр Вампилов, и не только они.)
 

Татьяна была завсегдатаем ночных посиделок, слушала стихи, бесконечные споры, задушевные беседы, ей было интересно чуть отстраненно наблюдать за интеллектуально-творческим накалом страстей обитателей и гостей общежития.
 

Потом начались репетиции роли Негиной в «Талантах и поклонниках» в пьесе А.Н. Островского, но уже не с Симоновским, а с взбалмошным режиссером Юлием Калантаровым. В работе они взаимно изводили друг друга.
 

О роли Негиной мечтает каждая молодая актриса — в пьесе Островского судьба героини ассоциируется с собственной судьбой. Здесь осуществляется мечта встретить своего Великатова, здесь можно вообразить, что любовь земную побеждает неземная любовью к театру.
 

Мечтательная Татьяна Кулакова вышла замуж за поэта Евгения Варламова. Поменять фамилию? Но ведь ее носил знаменитый русский актер Александринского императорского театра. И она осталась Кулаковой, не захотела невольно пристроиться  к роду театрального гения. Так бывает с не очень честолюбивыми и бесконечно скромными людьми. Муж, сын — и опять роль главной героини в спектакле «Деньги для Марии» Валентина Распутина.
 

Когда-то актеры, репетируя с Вампиловым, волновались — только бы не провалиться с местным автором. А Распутин? Уже тогда он стал писателем, о котором говорила вся страна, живой классик. Сколько было волнений, нервного напряжения и ожидания: понравится ли она не просто зрителю — но самому Распутину. Татьяна ему понравилась, как и в другой роли — Настёны — в повести «Живи и помни». Актриса оказалась его, распутинской, героиней, очень русской, терпимой, жертвенной.
 

И Мария, и Настёна казались в исполнении Кулаковой незащищенными, нежными, трепетными. Но до поры, до момента, когда надо принимать решение. Откуда бралась решительность, умение «на семи ветрах» выстоять, быть готовой к поступку. Контраст нежности и стойкости рождал на сцене поистине трагические образы, пути которых одну приводили в тюрьму, другую — в пучину ангарских вод.
 

Время быстротечно. Вот и вчерашние Негины, Джульетты, Чайки-Заречные становятся Кручиниными, леди Капулетти, Раневскими и так далее...
 

Возрастной переход в ролях актрисе Кулаковой дался нелегко. Она словно растерялась, не могла уловить момент взросления ни в себе, ни тем более в ролях. Как из поэтической, мечтательной девушки перейти в образ взрослой женщины со сложившимся характером, с грузом жизненного опыта за плечами? И у актрисы начали возникать творческие простои, а как следствие — неудовлетворенность собой.
 

У актеров все чувства определяются словом «любовь» или «нелюбовь». Полутонов и нюансов, кажется, не бывает. В новом возрастном качестве Татьяна Кулакова состоялась в роли Кормилицы в спектакле «Ромео и Джульетта», поставленном режиссером Григорием Жезмером. На сцене она была мягкой, играла какую-то трагедийную задушевность. Она жила страстной заботой о счастье влюбленной пары с постоянным предчувствием неминуемой беды. Роль была прекрасной, сыгранной актрисой мягко, с оттенком душевной горечи. Но вот это постоянное предчувствие...
 

В спектакле «Последний срок» по Распутину Кулакова создает образ Миронихи, одинокой и сварливой старухи. Одна забота у Миронихи — прийти к соседке Анне, проведать ее, рассказать о том, что самое близкое для нее существо — дорогая  корова — потерялось. Не найти ей блудницу, не смогут ноги, еле слушающиеся старуху, пойти за нею через леса и горы. Мирониха Кулаковой — отчаянная и неунывающая соседка Анны. За ее героиней  стоит судьба многих деревенских баб, потерявших мужей на войне, вырастивших детей и забытых ими по причине жизни в большом городе. Скоро Мирониха будет оплакивать смерть Анны, но кто «поголосит» на ее собственных похоронах?
 

Другую героиню Кулаковой, Пьеру, в спектакле «Немного нежности» по пьесе Альдо Николаи можно назвать полной противоположностью Миронихи. Возможно, судьбы у них похожи, вот только русской бабушке уготовано умирать в одиночестве, а итальянка Пьера обосновалась в милом пансионате для пожилых людей, следит за собой, одевается в кокетливые наряды.
 

Пьере нет нужды думать о своей старости, она всецело поглощена любовным романом своих сверстников, которые в страстях ничуть не уступают молодым. Героиня Кулаковой легкомысленна и наивна, кажется немного глуповатой, но у нее большое сердце и способность к сопереживанию чувствам двух стариков. Конечно, Пьера Кулаковой поможет друзьям, целый спектакль разыграет, чтобы «прикрыть» влюбленную пару, решившую бежать от своих черствых детей.
 

Надо отдать должное руководству театра, которое заботится о том, чтобы актеры старшего поколения были заняты в работе, не сидели в ожидании ролей. Вот и в спектакле «Ретро» по пьесе Александра Галина Кулакова создает характер профессорской дочери, ретро-интеллигентки Дианы Владимировны Барабановой, умеющей с чувством читать стихи Пушкина. О чем говорит актриса со сцены? Опять об одиночестве, поиске покоя и отдохновения души своей героини.
 

Так получается, советские и зарубежные драматурги, обращаясь к теме заката человеческой жизни, часто говорят о ней в жанре комедии. Мол, чтобы не унывали ни исполнители, ни зрители, старики тоже могут находиться в поисках любви и счастья. Вот только в спектакле «Ретро» жених от невест сбежал в деревню и остались «три грации» брошенными, и оптимизм в их жизни как-то не проглядывается. Судьба Дианы Владимировны в исполнении Кулаковой  предстает в тонах «невидимых миру слез»  действительно интеллигентной, образованной женщины, но по-бабьи переживающей свою одинокую, горькую жизнь.
 

Для Татьяны Николаевны театр давно стал семьей, он дает ей роли, в которых она может выговориться. По-разному каждая героиня — это осколок ее собственной судьбы, и сама актриса очень разная: она мечтательна и поэтична (не случайно разделяла жизнь с поэтом), глубока в проживании чувств и реалистична в оценке своего творчества в сегодняшних сценических обстоятельствах.
 

На досуге Татьяна Николаевна читает книги, в основном религиозного толка. Часто ходит в церковь, где успокаивается и не просто молится, а разговаривает со святыми, которые близки и дороги ее сердцу. Из многочисленных телеканалов выбирает «Спас». Передачи на нем интересные, одухотворяющие, не раздражающие конфликтными событиями нашей неспокойной и далекой от благополучия жизни. Она очень любит свою работу и театр. За долгие годы службы он стал для нее родным, театр помогает ей понять смысл собственной жизни.
 

А смысл этот огромен. Татьяна Николаевна Кулакова своим творчеством принесла много радости и отдохновения души зрителям. Пусть ненамного, пусть малой толикой, но она сделала их счастливее.   

Фото: 
Анатолий Бызов
Автор: 
Светлана Жартун
06.09.2016