Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

Дмитрий Акимов: Режиссер – один против всех

Версия для печатиВерсия для печати

Когда один из моих любимых иркутских артистов – Дмитрий Акимов начал ставить спектакли, я расстроилась, опасаясь, что он оставил первую профессию ради второй. Особенно после известия о том, что он стал главным режиссером Черемховского драматического театра. Однако оказалось, что Дмитрий Акимов не собирается расставаться с актерской профессией. И как показывают его последние роли на сцене Иркутского драматического театра, режиссерская работа делает его образы на сцене глубже и объемнее. Вспомним хотя бы Холстомера из одноименного спектакля. Актерский опыт, очевидно, помогает ему ставить спектакли, максимально раскрывая своих коллег по сцене. О двух своих главных увлечениях в жизни Дмитрий Акимов рассказал в интервью газете «Областная».
 

– Дмитрий, вы говорите, что режиссер – это полномочный представитель зрителя на сцене?

– Да, создавая спектакль, я словно ставлю перед собой «зеркало сцены», которое должно отразить то, что у нас внутри. Эту идею я услышал от старших коллег. По сути, режиссер – единственный человек, который смотрит на артистов из зрительного зала до премьеры и пытается спрогнозировать реакцию публики.
 

– Вы востребованный артист, как возникла идея ставить спектакли?

– Она была изначально. Я поступил в Иркутское театральное училище после окончания четвертого курса факультета самолетостроения политехнического университета. Мой мастер, учитель, а ныне коллега – Александр Булдаков взял меня сразу на третий курс. Учась в ИрГТУ, я занимался в театральной студии при БГУ. И должен был стать инженером самолетостроения. Не знаю, потеряла ли что-то эта индустрия без меня или, наоборот, приобрела, но мне очень много дали эти четыре года технического образования. Благодаря этому я понимаю технологические и производственные процессы в режиссуре. Судьбоносный поворот в моей жизни случился, когда я приехал на театральный фестиваль, а потом принял участие в десятидневной летней школе для студентов Иркутского театрального училища. Там курс Александра Булдакова занимался с двумя режиссерами – Вячеславом Терещенко из Москвы и Олегом Киселевым из Канады. Я делал этюды, а потом после окончания школы получил предложение от моего мастера, от которого не мог и не хотел отказаться. Позвонил родителям, они меня поддержали. Забрал документы и стал студентом Иркутского театрального училища. О своем решении не пожалел ни разу. Наоборот, каждый день благодарил Бога за возможность заниматься любимым делом. С тех пор просто счастлив, ведь я влюблен в актерскую профессию, в режиссуру и в театр.
 

– Когда вы поставили свой первый спектакль?

– После окончания училища у меня сразу возникла идея поставить что-то свое. Но возможность представилась только после четырех лет работы в актерской профессии в Иркутском драматическом театре. Наш главный режиссер Геннадий Викторович Шапошников, которого я тоже считаю своим учителем, предложил поработать над «Игроками» Николая Гоголя. Это дало мне определенный толчок. Потом я получил режиссерское образование в Театральном институте им. Б. Щукина. Хотя, признаюсь, эта профессия очень тяжелая психологически и физически. Ведь помимо того, что он полномочный представитель зрителя на сцене, режиссер всегда – один против всех. Один против зрителя. Один против артистов. Один на один с автором.
 

– Вы намерены совмещать актерство и режиссуру?

– Да, я очень люблю актерскую профессию и не могу с ней расстаться. Кроме того, я остаюсь артистом Иркутского драматического театра, который люблю всем сердцем, счастлив служить на этой сцене своему зрителю. Хотя мой актерский путь был нелегким. Я ждал свою первую серьезную роль года четыре. Это не самое простое испытание для артиста. Но режиссер Алексей Песегов увидел меня в роли Сергея в «Наваждении Катерины» по очерку Николая Лескова «Леди Макбет Мценского уезда». Тогда я впервые почувствовал, что в моей трудовой книжке не случайно написано «артист». Это придало мне уверенности в себе. Потом возникла роль Бенедикта (нужно – Бени Крика) в «Закате» Исаака Бабеля. После была работа с Геннадием Шапошниковым над «Идиотом» Достоевского, где я сыграл Рогожина. И четвертая серьезная роль – Холстомер, я получаю огромное удовольствие, работая в этом спектакле. Кстати, за долгие годы это одна из немногих моих положительных ролей, потому что я преимущественно играю персонажей, мягко говоря, с отрицательным обаянием.
 

– Как вы, кстати, относитесь к тому, что приходится играть злодеев?

– Мне интересно играть сложные образы. И я пытаюсь каждую свою роль оправдывать. Нет плохих людей, просто у каждого своя драма. Накладывают ли они отпечаток на меня? Скорее да. Меняют ли они мою личность? Однозначно нет. Но каждая роль всегда остается внутри меня.
 

– Как вы выбираете авторов, которых ставите?

– Как бы это самонадеянно не звучало, но авторы ко мне приходят сами. Например, работа над «Братом Иваном» по Достоевскому возникла по предложению Геннадия Шапошникова. Тогда я подумал: «Где я и где Достоевский? Это же неподъемно!» Но как говорится, глаза боятся, а руки делают. Поставить «Брата Алешу» в театральном училище предложил Александр Булдаков. Потом в Березняковском драматическом театре появился спектакль «Бесы». Сейчас, я думаю, нужно сделать паузу и немного дистанцироваться от этого автора, потому что он оставил во мне слишком сильный след. Есть желание поставить «Анну Каренину», поскольку мне интересно окунуться в мир Льва Толстого, к которому я прикоснулся в «Холстомере».
 

– Вы отдаете предпочтение классике?

– Драматургический мир огромен. У меня нет предпочтений, и я готов к эксперименту. Я, как маленькая лодочка, которая плывет по этому морю. Присматриваюсь к современной драматургии, пробую найти то, что меня трогает. Иногда, конечно, наталкиваюсь на то, что мне не очень интересно. Но я очень уважаю, например, драматурга Елену Исаеву. Я поставил ее пьесу «Двор как уходящая натура» в Иркутском театральном училище, и мне кажется, что это очень светлая история. Кстати, ведь и черную драматургию можно сделать на сцене очень светло и по-доброму. Что касается классики, то здесь тоже не всякий материал может быть актуален. Ведь режиссер это еще и тот, кто держит руку на пульсе. Если пульсирует тот или иной классический материал, то его нужно ставить. Поэтому я ищу такую драматургию.
 

– Как получилось, что вы стали главным режиссером Черемховского драматического театра?

– Это было предложение министерства культуры и архивов Иркутской области. И я его принял. Осознаю, что это большая ответственность, но в то же время – новый этап развития в режиссерской профессии, в которой я совсем недавно.
 

– Вы уже познакомились с коллективом?

– Конечно, мы уже приступили к постановке нового спектакля по пьесе Александра Володина «Пять вечеров». Премьера спектакля состоится 1 марта. Это замечательный театр и прекрасная труппа. Я надеюсь, что на его спектакли будут ходить не только черемховские зрители, но и иркутяне.

Автор: 
Елена Орлова, Матрена Бизикова
06.02.2019