Режим для слабовидящих Обычный режим

Сумерки богов

Версия для печатиВерсия для печати

Новая премьера на охлопковской сцене

То, что спектакль по привычным «Маленьким трагедиям» Пушкина в академическом драматическом театре имени Н.П.Охлопкова носит название «Сумерки богов», наводит на определенные мысли. «Сумерки богов» -- так называется финальная часть оперы Вагнера «Кольцо Нибелунгов», которая заканчивается сценой всеобщего краха.

Финальная часть спектакля -- тоже крах, хотя и звучит это более по-русски: пир во время чумы. Части, предшествующие такому финалу, -- это сцены из «Фауста», «Скупой рыцарь», «Моцарт и Сальери» и «Каменный гость».

Излишне говорить о том, что зрителю знакомы разные прочтения практически всех этих пушкинских вещей, что в ролях Мефистофеля и Фауста, Моцарта и Сальери, Дона Гуана и Лепорелло, донны Анны и Лауры и так далее многие видели актеров незаурядных, звездных, соперничать с которыми не так просто…

Не знаю, ставил ли наш театр перед собой такую задачу -- соперничать с кем бы то ни было, -- думаю, что не ставил. Более того, у охлопковцев в спектакле заняты артисты молодые, недавно закончившие учебу и пополнившие труппу, и играют они наряду с актерами среднего поколения, составляя с ними единый напряженный ансамбль.

Из числа молодых -- Анатолий Чернов, Егор Ковалев, Алексей Орлов, Василий Конев, Вячеслав Дробинков, Анастасия Пушилина, Татьяна Буйлова. Среднее поколение представляют Александр Ильин, Андрей Винокуров, заслуженный артист РФ Николай Константинов. Между первыми и вторыми -- Евгения Гайдукова и Ярослава Александрова, Светлана Светлакова и Надежда Савина…

Актерам понадобилось проявить не только свои пластические способности, но и незаурядное чтецкое мастерство -- ведь отточенный пушкинский текст (стихотворный!) нужно донести до зрителя предельно точно, четко, не нарушая ни авторского ритма стиха, ни динамичного темпоритма всего сценического действа. А Надежде Савиной пригодились и ее вокальные способности -- песенку Мэри она исполнила проникновенно, поддерживая ноту трагизма, ставшую в этой части спектакля чуть ли не кульминационной.

Спектакль оформлен незаурядно и в отношении музыки (еще бы, звучал не кто-нибудь -- Моцарт!), и в отношении сценографии, света, костюмов. Черно-белые тона, временами обретающие цветность, контрастное освещение, зеркальный пол и такие же колонны позволяли так раздвинуть границы сценического пространства, что события спектакля обретали глобальный характер. Действительно -- какой-то обвал, крах человеческих иллюзий, всеобщая мировая катастрофа… Впечатление усиливали мистические персонажи -- Чума и Хищные Птицы Духа, которые, как стервятники, почуявшие добычу, слетались на «запах» беды.

В результате получился спектакль стильный, зрелищный, оставляющий совершенно ошеломляющее впечатление. В нем продумано все -- от костюмов и мизансцен до падения и прозрачности занавесов.

Сценография принадлежит заслуженному деятелю искусств РФ Александру Плинту, костюмы -- Оксане Готовской, поставил спектакль художественный руководитель театра режиссер Геннадий Шапошников.

Премьера прошла 17 апреля, и для потенциального зрителя сложность заключается лишь в том, что попасть на спектакль будет непросто -- ведь идет он на камерной сцене, где зал не столь вместительный. Но посмотреть это стоит.

Автор: 
Любовь Сухаревская
29.04.2008