Будь в курсе
событий театра

#ЗРИТЕЛЬ_ГОВОРИТ

Разработка сайта:ALS-studio

Версия для печатиВерсия для печати

Достоевский – это современно!
 

Пять дней и вечеров из жизни и творчества Ф.М. Достоевского прошли в Иркутске с 1 по 5 декабря – в честь 200-летия со дня рождения великого русского писателя. Грандиозная дата была отмечена семью спектаклями по его прозе, четырьмя лекциями, одной беседой и студенческим конкурсом чтецов.
 

Организатором творческих встреч «Достоевский. Театр. ХХІ век» выступил Иркутский академический драматический театр им. Н.П. Охлопкова под руководством директора Анатолия Стрельцова, при активном участии завлита Татьяны Довгополой и всего коллектива театра.
 

«Будто сегодня написано!»
 

«Современный Достоевский» – темой под таким названием открыла лекторий доктор филологических наук, завкафедрой гуманитарно-эстетического образования Педагогического института (ныне в составе Иркутского госуниверситета) Ольга Юрьева. Попутно мы скажем ещё о двух её лекциях, прочитанных с перерывом в два дня – «Китайская ваза русской судьбы Настасьи Филипповны» и «Загадки Карамазовых».
 

Опытный преподаватель и единственный в Иркутске крупный специалист по Достоевскому призналась, что перед занятиями каждый раз перечитывает классика Золотого века и каждый раз открывает для себя что-то новое. И делится своими находками со студентами. Например, «…вдруг увидела: в Достоевском переплавлено как в домне всё, что было в русской литературе – начиная от Пушкина, Лермонтова и далее. Стало понятно: Серебряный век вторичен». Живое прикосновение к наследию великого писателя, размышления о его героях на фоне меняющегося времени – вот что сразу почувствовали слушатели и отнеслись к лекциям с большим интересом.
 

Не буду долго останавливаться на первой теме, хотя она и главная в цикле – само название говорит за себя. Достоевский – современен, доказательства более чем убедительно выстроены в лекции. Достаточно привести отрывок, взятый из «Дневника современника» («Одно совсем особое словцо о славянах»), где Достоевский пишет о склонности славян к предательству России. «…Чуть только Россия их освободит, а Европа согласится признать их освободившимися…», они «объявят себе и убедят себя в том, что России они не обязаны ни малейшей благодарностью, что от властолюбия России они едва спаслись», и будут «высказывать и трубить на весь свет, что они племена образованные, способные к самой высшей европейской культуре, тогда как Россия – страна варварская, мрачный северный колосс, даже не чистой славянской крови…» и т. д.
 

Зал, увидевший эти строки на экране, ахнул: как будто сегодня написано! А вот ещё (удержаться невозможно!): «Русский человек живёт не в быту, а в бытии»; знание народа о смысле жизни – «земля, вера, исполнение предназначения» (в отличие от интеллигенции); «Страсть к комфорту сначала делает людей счастливыми, но приведёт к скотскому образу»; «Нужна борьба не оружием, а умом»; надежда на три опоры, три силы: 1. Русская идея. 2. Семья, в центре которой русская женщина. 3. Национальный учитель, то есть образование, и национальная, не заёмная наука.
 

Глубина проникновения в русский характер и русский мир не помешала Достоевскому многое дать европейской культуре. Среди его последователей Томас Манн, Кафка, Ницше, Эйнштейн – об этом лектор тоже напомнила.
 

Название второй темы – интригующее. Наложение образа роскошной китайской вазы на судьбу и характер героини романа «Идиот» Настасьи Филипповны, вазы, которую так не хотел, но разбил князь Мышкин, может кому-то покажется смелым и неожиданным. Но эта аналогия рождается из самого текста, не из выдумки, и потому будит воображение, заставляет задуматься хотя бы над тем, так это или не так? А значит, вызовет желание обратиться к страницам романа.
 

Было замечено, что идеальные женские образы писателя восходят к образу Богородицы: главное в них – любовь и жертвенность. В браке женщина уважает мужа за его духовный мир, но при этом может быть умнее мужа, поскольку её ум идёт от сердца, и это идеальная семья. Стремление сравняться с мужчиной пагубно отражается на женщине. Что касается женщин инфернальных, т. е. роковых, где соединяются святость и порок, то для рационального ума мужчины они непостижимы (Настасья Филипповна, Грушенька).
 

Вывод из наблюдений, почерпнутых из прозы Достоевского таков: мужской мир и женский мир – это совершенно разные миры и не могут сойтись полностью. Тут требуется не только любовь, но компромисс и взаимоуважение.
 

К слову, о разности миров двух половин человечества. Тема весьма актуальная именно теперь, в ХХІ в., когда набирает ход искусственное создание третьего пола: не только «он» и «она», ещё и «оно»! И это новый, невиданный бунт человека против матушки-природы. И как это сочетается с экологическим движением на планете? Не пришло ли время защищать природу не только от человека неразумного, но и вместе с человеком разумным, желающим следовать своему естеству? Разве это не парадокс: сохранять живую природу и при этом крушить такую же живую природу человека? Не лучше ли всё-таки быть последовательными и стремиться к гармонии целостного бытия, не подталкивая человечество к самоуничтожению? Достоевский предостерегал именно от этого.
 

Третья лекция Ольги Юрьевой – о загадках «Братьев Карамазовых».  Их немало, и они притягивают читателей уже полтора столетия. Самая первая зашифрована, по мнению литературоведа, в эпиграфе к книге, и это предвидение судьбы братьев.
 

– Смысл эпиграфа в том, что все Карамазовы как носители гибельной для национального бытия карамазовщины должны погибнуть, чтобы возникла «новая жизнь». Они и погибнут – о судьбе братьев писатель должен был рассказать во втором томе романа, который не успел написать.
 

Но почему же не освободился русский народ от черноты карамазовщины, почему всё-таки дошёл до национальной катастрофы? Потому что остался в живых самый страшный носитель карамазовщины – Ракитин. В тексте много намёков, что и Ракитин такой же незаконный сын Карамазова, как и Смердяков. Он – «социалист-мошенник», он заразит Алёшу и Дмитрия ложной идеей и тем самым обречёт их, страждущих немедленной справедливости, на погибель…
 

В лекции также прозвучала мысль о том, что каждый из братьев Карамазовых – выразитель определённого типа русского человека, о характере которого писатель сказал очень много, в том числе: «Нет, широк человек, слишком даже широк, я бы сузил».
 

Всё меньше философии, всё больше визуализации
 

Мила Денёва – московский театровед и критик, кандидат филологических наук, заведующая литературной частью Российского академического молодёжного театра (РАМИ). Её тема – «Достоевский: театр в романе и роман в театре».
 

Лекция началась с ответа на вопрос: почему режиссёры любят ставить Достоевского? Потому что в его прозе закодирована пьеса, драма, есть экспозиция, ремарки, огромное диалоговое пространство, и конечно, философия Бога, русского мира, русского человека. Характеры героев предстают в развитии – от философии бунта до выхода в энергию созидания.
 

Был сделан обзор наиболее знаковых, на взгляд лектора, спектаклей по Достоевскому с начала ХХ в. до самых последних лет, т. е. примерно за столетие. На экране шли фотоснимки из спектаклей разных лет, приведена цитата Достоевского о том, какой он видит постановку прозы на сцене. «Есть какая-то тайна искусства, по которой эпическая форма никогда не найдёт себе соответствия в драматической. Я даже думаю, что для разных форм искусства существуют и ответствуют им ряды поэтических мыслей, так что одна мысль не может никогда быть выражена в другой, не соответствующей ей форме».
 

Начало обзора – спектакль режиссёра Владимира Немировича-Данченко «Братья Карамазовы» (1910). Инсценировка из двадцати картин, лучший состав актёров. Минимум декораций, уход от зрелищности и никакого быта. Была введена фигура чтеца, позволявшая охватить больше текста. В итоге – всеобщий фурор и понимание: можно ставить романы на сцене!
 

Далее наступил перерыв. Тема православия в произведениях Достоевского не вписывалась в идеологию революционных лет, и первые постановки возобновились лишь к концу 1950-х.
 

Театровед напомнила о том, как в 1958 г. Георгием Товстоноговым был поставлен «Идиот». Как долго не могли найти артиста на роль главного героя, князя Мышкина, и как нашли его в никому неизвестном в то время Иннокентии Смоктуновском. И он не только прекрасно сыграл, он рос как мастер с этой ролью, оставив в себе что-то от неё навсегда.
 

Потом был «Брат Алёша» по «Братьям Карамазовым» режиссёра Анатолия Эфроса (1972), другие спектакли. Как же менялся мир Достоевского как носителя православия во второй половине ХХ в.? Ответ: это путь от проблемы человека и социума к проблеме человека и мироздания, без православия.
 

Выделены работы Сергея Женовача с 1995 по 2011 г. – режиссёра, наиболее успешно сочетающего новые подходы с внимательным отношением к слову Достоевского («Идиот», «Мальчики», «Брат Иван Фёдорович»).
 

Чем ближе к нашим дням, тем необычнее театральные версии. По словам лектора, всё меньше философии, всё больше визуальных форм. Так, режиссёр Максим Диденко ставит «Идиота» (2015) в Театре наций как пластический спектакль в жанре клоунады-нуар. Создатели опирались на Достоевского, давшего полную свободу режиссёрам в 1872 г., вплоть до совершенной перемены сюжета при сохранении лишь первоначальной мысли автора, и превратили спектакль в карнавальное действо с минимумом текста. Актриса играла мужскую роль, актёр – женскую, что считается вполне подходящим для эксцентричной клоунады.
 

Более свежий пример: тоже «Идиот», режиссёр Андрей Прикотенко  (2019). Герой спектакля – Лёва Мышкин, 1991 года рождения. Это уже сочинительство, текст переписан режиссёром. В центре – взаимоотношения кланов с Рублёвки и инопланетянин-хипстер (хипстеры – часть богемной молодёжи, напоминающей стиляг или хиппи в современном антураже. – В.С.). Настасья Филипповна – девочка-подросток, они с Лёвой Мышкиным – из «поломанного детства».
 

Недоверчивый вопрос из зала:

– А это – Достоевский?

Ответ:

– Да. Герои сохранены.
 

Ещё больше вопросов вызвали спектакли Константина Богомолова (2013, 2016) «Карамазовы», «Князь» (театр Ленком). По словам Денёвой, это тот случай, когда берётся идея Достоевского, но режиссёр изменяет сюжет. При этом происходит интеллектуальное разъятие текста Достоевского, и оно сродни действию патологоанатома. Богомолов не идёт в вертикаль, он показывает падение праведного, пролом в стене церкви…
 

На вопрос, можно ли рекомендовать старшеклассникам спектакли Богомолова, последовал ответ, что не стоит: надо иметь этическую базу, чтобы вступать в диалог с режиссёром Богомоловым.
 

И словно предвидя следующий вопрос, который не был задан: а если зритель имеет эту самую этическую базу, то сможет ли он вообще смотреть такой спектакль? – лектор пояснила:

– Здесь режиссёр апеллирует к ответственности зрителя. Если не готовы – лучше не ходить. В этом случае идут не на Достоевского, а на режиссёра Богомолова. – И посоветовала. – Надо заглянуть на сайт, посмотреть видео и решить, идти или нет.
 

Совет хороший, стоит взять на заметку, коль таким разнообразным стал современный театр!
 

Лекция была и содержательной, и полезной. Коротко, но ёмко был очерчен путь прозы Достоевского на сцене. Через театр яснее увиделось, как менялся духовный строй человека от эпохи православия до эпохи общества потребления, какую огромную ответственность ныне берёт на себя режиссёр в трактовках классики. И эту ответственность делит с ним зритель, определяясь в своих предпочтениях!
 

К концу лекции, среди вопросов и ответов, прозвучала фраза: «Театр не обязан воспитывать». И она заставила задуматься. Да, уже не раз приходилось слышать от поборников современной драмы: театр не средство воспитания, а средство самопознания зрителя. Но… но это же никак не вяжется с нынешним провалом именно в воспитании! Уже было решено снять со школы обязанность воспитывать детей – дескать, этим должны заниматься родители. Уже закрылось по стране немало театров юного зрителя, профтехучилищ и педагогических вузов, и что же мы получили? Не стоит перечислять все потери, если дело дошло до расстрелов, учиняемых подростками в учебных заведениях.
 

Реальность такова: родителям некогда в полной мере заниматься воспитанием своих чад. Все силы уходят на то, чтобы создать им необходимые материальные условия для жизни и учёбы – уроки бы успеть проверить! И потому, отправляя детей в школу, библиотеку, музей, театр, секцию, родители надеются, что там как раз помогут направить их в лучшую сторону.
 

Что же предлагает современный театр вместо воспитания в духе разумного, доброго, вечного? Так, модным стало вовлечение-погружение зрителя в действо на сцене (как правило, эпатирующее) во имя самопознания и под началом режиссёра – надо полагать, крупного специалиста-психоаналитика. Однако игры со зрителем скорее напоминают взлом сознания с неведомой целью – вместо облагораживания чувств!
 

В общем-то всё это очевидно, но как однажды заметил писатель Сергей Залыгин, труднее всего доказывать именно очевидное. Разве неясно, что молодой режиссёр, который отказывается от духовно-нравственной философии Достоевского, пропускает в нём главное? Очевиден и культурный запас режиссёра, недополученный вовремя, и увлечение театральной модой…
 

Но оставим упрёки – молодость и эксперимент всегда идут рядом. И хочется верить: однажды обратившись к Достоевскому, возмужавший режиссёр ещё на раз-другой перечитает его книгу и поставит на сцене то самое, без чего этот писатель непредставим.
 

Пророк в библейском понимании
 

Беседа о. Евгения (Старцева), настоятеля Михайло-Архангельского Харлампиевского храма показала, что тема «Достоевский и православие» волнует многих. И неудивительно: рассматривать творчество этого писателя вне религии просто невозможно.
 

О. Евгений очертил жизненный путь Достоевского и его приход к глубокому осознанию необходимости православной веры, после того как на эшафоте перед казнью по делу петрашевцев ему было объявлено о помиловании, замене смертного приговора на каторгу и ссылку. Там, в Сибири, он и обратился к Евангелию.
 

Священник напомнил слушателям, что такое пророк в библейском понимании, – тот, кто предсказывает будущее. И предостерегает от ошибок. В этом направлении шёл и Достоевский. Пророческим был роман «Бесы», в котором писатель предсказал грядущие революционные потрясения. Бесы победили, по словам о. Евгения, наша православная страна потеряла свой уклад и свои основы. Но бесов всегда можно обвинить, а что же мы? Достоевский говорит об ответственности каждого за то, что происходит. С бесами надо бороться прежде всего в себе. Так, погрузившийся в разврат Ставрогин покончил с собой. Важно, что мы испытываем не злорадство, а сожаление о погибших от греха. Наше сердце остаётся православным, и оно – в церкви. И сам Достоевский боролся со своими грехами. Он сумел, написав роман «Игрок», победить в себе страсть к игре в рулетку.
 

Обращаясь к творчеству писателя, раскрывавшему тёмное и светлое в человеке, священник говорил о том, что благодаря обращению к духовному миру, находя через этот мир ответы на главные вопросы, стоящие перед человечеством, Достоевский и стал «писателем номер один» во всём мире: «Когда мы повторяем слова "Тут дьявол с Богом борются, а поле битвы сердца людей" – я радуюсь, что у нас есть такой писатель».
 

Как пробудить религиозный взгляд на себя, понять, что все мы – дети Божии? – спрашивает священник и отвечает: это мы должны сделать сами.
 

Касаясь темы «Достоевский и театр», о. Евгений заметил: такая тема может насторожить, церковь не поддерживает лицедейства. Но русский театр обращён к душе, и это важно. Всё зависит от того, понимает он Достоевского или нет. И отрадно, что наш академический драматический стремится идти по пути понимания.
 

Как представителю православной церкви, о. Евгению приходится духовно надзирать над тюрьмами нашей области. Приступая к этому служению, он прочитал «Записки из Мёртвого дома», произведения А. Солженицына и В. Шаламова, и убедился, что «Записки» положили начало тюремной литературе, хотя в них и не уделено большого внимания характеру каторжанина. Под влиянием Достоевского, по признанию о. Евгения, им и группой тележурналистов ГТРК «Иркутск» был создан документальный фильм «Колея» для подростков и против преступности.
 

– И Пушкин, и Гоголь, и Достоевский нам необходимы, потому что у них взгляд на человека через религиозность, – сказал в завершение беседы о. Евгений и ответил на вопросы слушателей.
 

Что там, на подмостках?..
 

Были задействованы почти все сцены ИАДТ. На них прошло три спектакля охлопковцев: «Идиот», «Брат Иван», «Игрок» и два москвичей: «Сон смешного человека» театра «У Никитских ворот» и «Кроткая» театра «Комната № 4». По одному спектаклю представили у себя ТЮЗ им. А. Вампилова – «Мальчики» и театр кукол «Аистёнок» – «Дядюшкин сон» (тоже Иркутск).
 

После спектаклей проводились обсуждения с участием режиссёров, актёров, московского театрального критика Милы Денёвой и иркутского литературоведа Ольги Юрьевой.
 

М. Денёва рассматривала постановки с точки зрения профессионального театроведа, высказывая свои оценки и пожелания в адрес постановщиков и исполнителей. О. Юрьева ставила перед собой один вопрос: насколько удалось театрам передать дух прозы Достоевского на сцене? И пришла к выводу: большинство авторов спектаклей справились с этой задачей достаточно успешно.
 

Коротко обратимся к некоторым постановкам.
 

На сцене ТЮЗа им. А. Вампилова – «Мальчики» по «Братьям Карамазовым». Инсценировка Виктора Розова, режиссёр-постановщик иркутянин Александр Гречман.
 

Спектакль получил одобрительные отзывы, что вполне справедливо. Как-то сразу стало ясно, что текст Достоевского не просто прочитан, но и пережит исполнителями и легко находит путь к зрителю. Режиссёр сумел выстроить спектакль динамично, ведь речь идёт о подростках-гимназистах, не терпящих скуки, с удовольствием слетающихся стайкой, чтобы развлечься или что-то обсудить. Безмолвная группа гимназисток оттеняла и дополняла картину, проходя в полу-танце, строго и вместе с тем кокетливо поглядывая на ровесников. Судя по тишине в зале, современные подростки быстро вошли в атмосферу им близкую, сопоставляя нравы позапрошлого века с нынешними.
 

Ольга Юрьева верно отметила, что в компании гимназистов уже видны два типа будущих революционеров. И это так. Один, Коля Красоткин, объявляет себя социалистом и атеистом – артисту Павлу Савину удалось с разных сторон высветить характер азартный, самолюбивый, настроенный на лидерство, и в то же время мнительный и способный к раскаянью в эгоизме; другой, Илюша Снегирёв, не может пережить унижения, нанесённого его отцу Дмитрием Карамазовым. Артист Павел Матушевич передал натуру слабую, легко впадающую в зависимость к более сильному Красоткину, однако готовую ненавидеть и мстить безоглядно.
 

Тщательно прописана линия влияния Алёши Карамазова на мальчиков-гимназистов. Очень современно звучит мысль, как необходим подросткам наставник! Артист Никита Никитин в этой роли терпелив, доброжелателен, честен. Проявляя сердечность, он остаётся твёрдым и требовательным, когда это нужно. И вызывает уважение к себе. Таков он и с Лизой – его любовь к ней и верность постоянны, несмотря на её неровное поведение.
 

Удались трудные роли. Это и роль Лизы – артистка Анна Терехова создала образ больной девушки, с резкими перепадами в настроении, когда даже мать устаёт от её капризов (артистка Елена Константинова); и роль отставного штабс-капитана Снегирёва, из тех типичных для Достоевского персонажей, кто не смог справиться с тяжёлыми обстоятельствами. Его отчаянье и шутовство, при скрытом внутреннем благородстве, колоритно выразил артист Сергей Павлов.
 

Можно говорить и о персонажах, занятых в спектакле ненадолго. Так, знаменитость, выписанный из Москвы к умирающему Илюше врач-немец (артист Дмитрий Иванов), появляется на считанные минуты, но запоминается высокомерным поведением. Чем не картинка на злободневную тему: что такое Европа и что такое мы?
 

Очень бы хотелось, чтобы спектакль «Мальчики» посмотрели как можно больше подростков. Пусть они войдут в мир духовных ценностей Достоевского и убедятся: эти ценности не устарели.
 

***

«Сон смешного человека», МГТ «У Никитских ворот», поставленный на основной сцене драмтеатра, иркутскими зрителями был встречен с большим вниманием и искренним сочувствием. В этом фантастическом рассказе, написанным Достоевским за четыре года до смерти, нарисована картина земного рая на одной из планет, куда попадает во сне герой-повествователь. Ни войн, ни вражды, ни даже ссор – на планете царит любовь, основа всеобщего счастья. Писатель называет причины, внезапно разрушившие эту прекрасную жизнь, а в финале приводит героя к решению проповедовать внезапно открывшуюся ему и известную со времён Христа истину: «люби других как себя, вот что главное, больше ровно ничего не надо…».
 

На обсуждение спектакля осталось довольно много зрителей не только в партере, но и выше, включая галёрку. Может ещё и потому, что действие продолжалось всего 60 минут, и никто не торопился домой. Разговор вели режиссёр, автор сценографии и исполнитель роли «смешного человека» в одном лице – Николай Рингбург и театральный критик Мила Денёва.
 

Создатель моноспектакля рассказал, что в своей работе решил идти за персонажем типа коуч, блогер. Отсюда и минимум декораций, и направляющие развитие сюжета рисунки, «ключевые слова», тут же наносимые на стены:

– Хотелось понять, почему «сон»? Почему «смешной человек»? На самом деле этот рассказ стал настоящим художественным манифестом, где на сжатом пространстве обозначены практически все основные темы, важные для позднего Достоевского. Это и хотелось воплотить на сцене.
 

Зрителей интересовало, насколько трудно одному актёру играть весь спектакль?

 – Да, тут есть определённое испытание. Тем более в большом зале, когда спектакль был рассчитан на малый зал. Пришлось усилить работу жестом – тело стремилось заполнить больше пространства.
 

 М. Денёва спросила зрителей, что они вынесли из спектакля. Отзывы были благодарные, а также говорящие о том, что горячий монолог актёра заставил задуматься о многом. Вот некоторые ответы:

– Спектакль взволновал! Главное и самое поразительное: то, что было актуально в девятнадцатом веке, актуально и сейчас.
 

– Необычно и грустно. «Смешной человек» уверен: от меня всё зависит, я всё испортил в счастливой жизни на этой планете. А на самом-то деле много ли зависит от одного человека?..
 

– Вопрос к автору: согласны ли вы с последними строчками, что люди не хотят быть счастливыми? Как же им помочь?
 

Ответ:

– Трудно, но попытаться можно. Нужна сила воли, сила любви, тогда, как говорится в одной легенде, и палка может прорасти в камне.
 

Было задано много вопросов, в том числе и почему православные детали, заложенные в рассказе, оказалась приглушёнными? Ответ такой: здесь, в Сибири, могут быть в зале представители разных конфессий.
 

М. Денёва:

– А что значит в финале «со», дописанное к слову «страдание»?
 

Все согласились: «сострадание» – это главное слово в спектакле, и оно прозвучало с впечатляющей силой.
 

В завершение вечера на традиционный вопрос о планах на будущее режиссёр и актёр Николай Рингбург ответил так:

– Мне понравился Иркутск – он город театральный. Понравился этот зал. Я бы хотел здесь поставить спектакль.
 

***

Редкое событие этих дней – мировая премьера в иркутском театре кукол «Аистёнок». Её осуществила приглашённая из Беларуси постановочная группа (режиссёр Игорь Казаков, художник Ольга Дворовая) по повести Достоевского «Дядюшкин сон». Жанр спектакля определён как сентиментальная комедия.
 

Для зрителей стало открытием, насколько незаурядным чувством юмора обладал писатель, которого привыкли воспринимать как автора серьёзного, философски углублённого. Феномен деспота в театре кукол представлен особенно наглядно. Когда актриса Анастасия Усольцева, исполняющая роль Марии Александровны, по очереди перебирает в руках кукол-персонажей, мы видим, как легко может деспот управляться с человеческими судьбами. И только два персонажа находятся выше той низости событий, что развернулись в городе Мордасове – это князь К. и Зиночка. Князь в исполнении народного артиста России Владимира Яковлева подобен кукле, но всё же он живой человек. Актриса Дарья Юртаева, в роли Зиночки, работает с самой высокой куклой, за которой не видно актрисы – и это знак, что её душа и внешний образ неразделимы.
 

Ольга Юрьева, побывавшая на спектакле, отметила, что жанр кукольного действа абсолютно адекватен художественной природе повести.
 

«Дядюшкин сон» – не первый опыт «Аистёнка» в обращении к взрослому репертуару. До этого прошли «Утиная охота» по А. Вампилову, «Старик и море» по Э. Хемингуэю и были хорошо приняты зрителями.
 

Можно сказать, театр кукол уверенно продолжает диалог с классикой.
 

По информации Ирины Чернышевой
 

***

В завершение осталось сказать: встречи с Ф.М. Достоевским, чьё имя в своё время Валентин Распутин назвал стоящим не в первом ряду имён мирового значения, а над этим рядом, – крайне своевременны, и потому необходимы. 200-летие со дня рождения русского гения – повод ещё раз обратиться к его книгам, его героям, идеям и пророчествам, а вместе с тем к духовным скрепам, которые могут быть спасительны для России в трудную годину.

Фото для слайдера: 
20.12.2021