Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

#ЗРИТЕЛЬ_ГОВОРИТ

Версия для печатиВерсия для печати

Премьеры спектакля «Любовь – книга золотая» в драмтеатре вчера не было. Наверное, это первый случай за 170 лет, когда спектакль отменяют по такому случаю?  Но - рецензия быть должна!
 

«Красный граф», создатель Буратино, Алексей Николаевич Толстой написал пьесу «Любовь – книга золотая» в Одессе – перед самим отъездом из Советской России в эмиграцию. Спустя почти сто лет ее поставили в Иркутском драматическом театре имени Н.П.Охлопкова. Это одна из самых популярных пьес Алексея Толстого – ее играли и в советские, и в российские времена. Во многих театрах она каждый год входит в репертуар.
 

Режиссер Геннадий Гущин поставил пьесу как комедию, с возрастным ограничением 16+. Многие режиссеры определяют свою постановку по этой пьесе как «трагикомедия». Финал, которого не ожидаешь, трагичен и у Гущина: холопы-пейзане сносят барскую усадьбу, разносят статуи и беседки, на себя надевают античные маски, превращаясь в настоящих «козлищ». Молчаливый старик с балалайкой в исполнении Алексея Орлова (II) смотрит на кошмар революции также мудро и отрешенно, как он глядел на причуды пикантного XVIII века – и это один из лучших образов.
 

История Екатерины II теперь хорошо известна и любима публикой – благодаря сериалу с Мариной Александровой. В Иркутске заслуженная артистка Татьяна Двинская сыграла 50-летнюю императрицу, которая соблазняет своего молодого адъютанта Завалишина. В первом действии Николай Стрельченко играет блестящего героя-любовника. Но вот во втором – муки неразделенной любви, необходимость сделать правильный выбор и предательство своей любимой – у артиста вышли как-то совсем по-детски. Императрица переигрывает своего адъютанта, и лучше всего у нее получаются по-настоящему царские театральные паузы.
 

На поклон последним выходит Игорь Чирва – он играет князя Серпуховского, в имение которого и заезжает по дороге императрица. Весь спектакль смотрится как бенефис этого заслуженного артиста России, любимца публики, большого мастера эпизода. Первое действие, где смешит Игорь Чирва вместе с шутом в исполнении Ивана Гущина, смотрится на одном дыхании. Ярко и неожиданно. Молодая жена помещика, которую играет Алена Бочкарева, затевает переустройство усадьбы: в саду ставит античные статуи, разучивает с крестьянами стихи, учит их великосветским манерам. Дворовая девка Санька в исполнении Анны Берловой чудо как хороша до антракта. Как и весь спектакль.
 

Здесь все интересно и мило – как и должно быть в легком водевиле. Кардебалет крестьян-пейзан (Антон Залетин, Кристина Разумова, Татьяна Самойлова, Зоя Соловьева, Дарья Горбунова, Иван Алексеев) хорошо и пляшет, и поет. Эти танцевальные паузы настолько вплетены в ткань истории, что публика еле сдерживает себя, чтобы не начать «прихлопывать» в такт. Пожалуй, лучший момент всего спектакля – горестная песня крестьян на древнегреческий мотив. Хореограф Юлия Москвитина поставила все пляски очень лаконично и точно: когда парни идут вприсядку, выглядит это как буквальная реставрация народных танцев екатерининских времен.
 

Оксана Готовская подобрала костюмы со вкусом. Понятно, что на такой пьесе можно было «развернуться»: и княжеские камзолы, и античные туники, и блеск императорского двора. Царица уместно передевается три раза. Но, наверное, с костюма ее приятельницы Анны Полокучи все действие вдруг начинает тормозиться: абсолютно непонятно, зачем ей красные рога как у Малифисенты. Заслуженная артистка России Елена Мазуренко играет жеманную фрейлину, с их интрижки с хозяином поместья начинается второе действие. Мы знаем, что сейчас эти немолодые люди будут флиртовать. Мы хотим смеяться, как это было до антракта. Но смеется неприятным голосом почему-то только эта фрейлина, качаясь с князем на детской лошадке.
 

Настоящее перерождение на сцене происходит с главной героиней – молодой княгиней. Алена Бочкарева великолепна в своем юношеском максимализме. Просто и ярко она сыграла любовь с первого взгляда с приезжим адъютантом царицы. А потом – предательство, одиночество, крушение всего на свете. В конце спектакля мы больше смотрим на спину княгини, чем на ее лицо – и эта спина говорит больше любых слов.
 

Музыка точно подобрана Андреем Волченковым: народные песни, частушки, клавесин – понятное дело. Декорации от Игоря Капитонова универсальны – оба действия мы находимся в саду с античными статуями перед стогами сена. Но небо сделано как зеркальный потолок дворца. Или звездная ночь. Лучше всего эти декорации служат, когда их уносят разбушевавшиеся «лесные люди» – в самом финале.
 

Адъютант, зацелованный императрицей, уезжает на запятках ее кареты. Молодая княгиня остается одна. Ее муж, запряженный в узду фрейлиной, отправляется навсегда в Крым... Удивительно, но, когда слово «Крым» прозвучало наравне с другими словами того века (царская власть, холопы, князья) спектакль мгновенно показался невероятно современным.
 

В начале второго действия многим зрителям на смартфоны пришло предупреждение, что в Иркутской области только что начался режим повышенной готовности из-за короновируса. Но в масках в зале было лишь два человека. Иркутяне дружно встали в конце спектакля, громко аплодируя артистам. А потом шутили в гардеробе, что «может быть, нас уже и не выпустят из театра». В таком театре можно было бы и остаться.

Фото: 
Анатолий Бызов
Автор: 
Андрей Колганов
20.03.2020