Режим для слабовидящих Обычный режим

Заменить театр суррогатом видео нельзя: Анатолий Стрельцов — о современном театре, Иркутске и будущих премьерах

Разработка сайта:ALS-studio

Версия для печатиВерсия для печати

Директор Иркутского академического драматического театра им. Н.П. Охлопкова, заслуженный работник культуры России, почетный гражданин Иркутска Анатолий Андреевич Стрельцов 31 октября отмечает юбилей. Накануне он встретился с журналистом газеты «Иркутск» и рассказал, над какими спектаклями работает коллектив и зачем при губернаторе Приангарья нужен Совет по культуре.
 

— Театр и зритель — это единое целое. Алиса Фрейндлих в одном из интервью сказала: «Сколько бы театру ни предрекали скорую смерть — это неправда! И именно потому, что связь между артистами на сцене и зрителями в зале — великая вещь!» Пандемия надолго нарушила эту связь. Как ваш театр справляется с этой непростой ситуацией?
 

— Театр, действительно, немыслим без зрителя. Но у человека, будь то актер или зритель, во время спектакля должны быть открыты эмоции, душа должна работать. А если ты приходишь в театр и все время думаешь: вот кто-то чихнул, там кто-то закашлял, а вдруг у него коронавирус, то не получится полноценного спектакля. Поэтому, чтобы вернуться в театр, нам сначала надо справиться с этой заразой, и других вариантов, к сожалению, нет. Как быть в создавшихся условиях? Путь один — самосовершенствоваться. Если футболист или гимнаст не будет тренироваться, то потеряет квалификацию. То же самое с артистом. Конечно, мы пробуем использовать какие-то новые виртуальные формы — и стихи читали, и про жизнь на даче рассказывали, сейчас вот запустили обучающий проект «Драмуроки-онлайн». Занятия проводит Иван Гущин, Екатерина Константинова, Сергей Дубянский, Константин Агеев. Среди тем — театральное мастерство, сценическое движение, основы грима. Уроки бесплатные и, в принципе, к ним может присоединиться любой желающий. Но в первую очередь они адресованы как раз актерам.
 

Однако заменить живой театр холодным суррогатом видео нельзя.
 

— В СССР были очень популярны телевизионные спектакли, которые жителям глубинки давали возможность увидеть постановки ведущих театров страны. Может быть, сейчас полезно вернуться к такому формату?
 

— Лет пять назад с телеканалом «Культура» мы записали спектакль «Последний срок». Приехала большая творческая группа, было установлено шесть камер, одной, кстати, еще не хватило, и в Иркутске к работе присоединился наш оператор Андрей Закаблуковский. Для телеверсии был сделан отдельный сценарий. В Шаманке, где у меня дача, доснимали картины природы, которые затем монтировали к спектаклю. То есть, понимаете, это совсем другой жанр, это что-то вроде фильма, созданного по мотивам нашего спектакля и повести Валентина Распутина. Конечно, телеспектакль безгранично расширяет аудиторию, но это уже не театр.
 

— Академический и современный театр в наши дни нередко противопоставляют друг другу. Вы как относитесь к современной драме?
 

— Когда мы задумывали Вампиловский фестиваль и задались вопросом: «Чего хотим достичь?», я сказал, что хочу приходить на спектакль со своей мамой, женой, дочкой, внуком и, глядя на сцену, не испытывать стыда…
 

По моему глубокому убеждению, театр — это то, что исследует жизнь человеческого духа. Назовите его современным или академическим — разницы нет, если на сцене есть судьба, если актер переживает чувства, а не демонстрирует их. Иркутскому драматическому театру очень хотелось бы проповедовать именно такой театр. Хорошо сказал на вручении Оскара Никита Михалков о своей картине «Утомленные солнцем» — это правда, но сказанная с любовью…
 

Язык театра — это язык мизансцены. У Распутина в «Последнем сроке» повествование заканчивается фразой: «Ночью старуха умерла». Что должна делать героиня на сцене — корчиться в муках, кричать?.. В нашей постановке она просто встает, сворачивает постель к изголовью кровати, как это делают в больницах, когда умирает человек, и уходит. Это образ. Таким языком должен разговаривать со зрителем театр, а не прямой демонстрацией всего плохого, что есть в нашем мире. Для меня театр — это жизнь человеческого духа, и ни в коем случае не в пошлом ее измерении.
 

— Вы много лет проработали вместе с актером Виталием Венгером, которого любили иркутские зрители и хотели бы увековечить память о нем в названии нашего театрального училища. Но эта инициатива не нашла воплощения…
 

— Виталий Венгер — великий артист, и чем прочнее мы увековечим его память в Иркутске, тем лучше. Пусть будет улица его имени, Дом культуры, сквер, Дом актера, да что угодно, но если у театрального училища есть своя идея, свое суждение по этому вопросу, то не нужно доброе дело претворять в жизнь через войну. И потом, поскольку Виталий Венгер прежде всего артист, а не педагог, то память его следует увековечить в этом качестве. Российский союз театральных деятелей уже принял решение о присвоении его имени иркутскому Дому актера. Ремонт здания, где он расположен, из-за пандемии несколько затянулся, но это временные трудности. Мы планировали и в сквере рядом с драмтеатром сделать такую аллею, где на лавочке сидели бы Виталий Венгер и Виктор Егунов. Вообще, есть задумка сделать на этом месте Сквер искусств, где была бы также увековечена память и таких наших великих земляков, как поэт Евгений Евтушенко, писатель Валентин Распутин. Сейчас, когда при губернаторе региона создан Совет по культуре, думаю, решать такие вопросы станет проще.
 

— Вы почетный гражданин Иркутска, сейчас входите в Совет по культуре при губернаторе региона. Это помогает при решении проблем, связанных с развитием сферы культуры?
 

— Уже само создание Совета по культуре при губернаторе — это большой шаг вперед. Я давно говорил о том, что он необходим. Вопросов, касающихся сферы культуры, масса. Практически все населенные пункты региона испытывают недостаток в работниках культуры. У нас есть культпросветучилище, училище искусств, театральное училище, но на село-то никто не едет. Более того, никто даже не знает, сколько у нас должно быть хореографов, баянистов, преподавателей музыки, вокала и так далее. Я считаю, что нам нужна региональная программа, которая ставила бы во главу угла целевую подготовку кадров для сферы культуры, обеспечение их социальным жильем, предоставление каких-то льгот при лечении в санаториях и на курортах. А сегодня так получается, что если про учителей и врачей время от времени все-таки вспоминают, то работники культуры остаются вне поля зрения властей.
 

— Какие новые спектакли смогут увидеть в будущем зрители? Какие у театра планируются гастроли?
 

— Очень красивый спектакль «Двенадцать месяцев» мы готовим к Новому году. Хочется верить, что удастся его показать именно к этому празднику. Театр приобрел 3D-оборудование, и мы уже пишем к этой постановке объемные картинки. Продолжаем работу над постановкой «Вечера на хуторе близ Диканьки». Для телеканала «Культура» планируем записать спектакль «Прощание с Матёрой». В следующем году должны поехать на гастроли в Омск и Ростов, провести в Иркутске фестивали «Территория» и «Золотая маска», на последний Игорь Костолевский привезет свой спектакль. Объявили сбор заявок на Вампиловский фестиваль. Обязательно проведем творческие встречи «Каникулы с охлопковцами». Этот проект мы подали на грант Министерства культуры РФ. Геннадий Гущин репетирует спектакль «Лев зимой». Готовим премьерный показ по пьесе «Любовь — книга золотая» Алексея Толстого. Эскизно работаем над «Сторожем» Гарольда Питера. Также готовим новый спектакль для бэби-театра. Пока вот такая у нас программа.
 

— Вы родились и выросли вдали от Иркутска. Что значит для вас этот город?
 

— Город ценится не только красивой архитектурой, богатой историей или климатом. Прежде всего город – это люди, которые в нем живут. Иркутск в этом смысле — хороший город. Здесь живет столько добрых, открытых, порядочных людей! Из моего окружения многие уже уходят, но с ними столько событий связано, что это держит. Ведь когда мы говорим о ностальгии, особенно первой русской эмиграции, мы понимаем, что она связана не с тоской по березкам и домам, а по тому окружению людей, которые жили в России, по той атмосфере, которую они создавали.
 

— Если бы вам нужно было поставить спектакль о самом себе, выбрав для постановки уже написанную пьесу, кого бы зритель увидел на сцене?
 

— Чеховского «Дядю Ваню», пожалуй. Мне близок Михаил Астров его страстью к работе. Ему некогда ныть, скучать, ему дело надо делать. И это очень правильно.
 

Справка

Анатолий Андреевич Стрельцов родился в городе Азове, в 1973 году окончил Ростовское театральное училище по специальности «Актер драматического театра». Работал артистом в театрах Ростова-на-Дону, Таганрога, Новочеркасска, Ярославля, Архангельска. В 1985 году, уже работая в Иркутском драмтеатре заместителем директора, окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии по специальности «Театровед-организатор театрального дела». С 1986 года директор Иркутского драматического театра имени Н.П. Охлопкова. Заслуженный работник культуры Российской Федерации, награжден знаком отличия «За заслуги перед Иркутской областью». В 2014 году Анатолию Андреевичу Стрельцову присвоено звание «Почетный гражданин города Иркутска».

Автор: 
Нина Воронина
Фото для слайдера: 
29.10.2020