Режим для слабовидящих Обычный режим

Все мы родом из детства

Разработка сайта:ALS-studio

Версия для печатиВерсия для печати

Говорят, раньше дети росли, как трава в поле – играли в «Чижика», ходили в кино, собирали патроны и выросли. Выросли хорошими людьми. Сегодня, в Международный день защиты детей, мы подготовили материал про детство наших сотрудников. Изначальная идея статьи заключалась в том, чтобы рассказать, как нас забывали в детском саду, и что это не оказалось трагедией. Но в процессе выяснилось, что большинство в детский сад либо не ходили, либо их там никогда не забывали, вопреки мечтам…
 

Саша Братенков и жареная картошка 

Я всегда мечтал, чтобы меня забыли в детском саду! Мне так хотелось походить по пустому садику, чтобы меня накормили жареной картошкой, а меня, как назло, ни разу не забыли! Всегда забирали вовремя.

 

 

Стас Мальцев – властелин садика

Меня мама родила в девятнадцать лет, и оба моих родителя учились на стоматологов, работали, недосыпали. Меня всегда забирали то мама, то папа, но в один прекрасный день у них спутались графики из-за бессонных ночей, и мама решила, что меня должен забрать папа, а папа решил – что мама. И когда они, в конце концов, встретились поздно вечером дома, возник вопрос: «А где Стас?». А Стасик в этот момент ходил со сторожем по детскому саду, был безумно счастлив, потому что никогда не видел детский сад ночью, мог зайти в любую группу и поиграть теми игрушками, которыми хотел. Я уже размечтался, что там заночую. Но в десять часов вечера за мной пришёл с испуганными глазами папа, от чего я очень сильно огорчился. У меня было ощущение, что наконец-то я – хозяин детского сада на всю ночь. Но чуда не произошло, я поехал домой раздосадованный. Дома мама с папой выясняли, кто виноват и что делать, чтобы этого не повторилось. И, к сожалению, это больше не повторилось. А вот я своих детей ни разу не забывал. Появились сотовые телефоны, и люди могут договориться в любой момент.
 

Как Саша Плинт два раза заснул

Меня в детском саду никогда не забывали, потому что я туда не ходил. Но помню историю из детства, когда родители меня потеряли. Мне было три года, и я увязался за компанией детишек постарше, которые шли в кино. В три года я один пошёл смотреть фильм в кинотеатр. Родители меня, конечно, потеряли, мать в слезах. Отец не растерялся и начал вспоминать, что и где в поселке происходит. Когда вспомнили, что идёт в кино, отец сразу понял, где меня искать. Он подошёл к кинотеатру как раз, когда я выходил. Спросил, понравился ли мне фильм. Я не помню, что я смотрел, но помню, что ответил: «Да, кино понравилось, аж два раза заснул».
 

Ира Змеенкова – юный следопыт на Лысой горе

Я с шести лет ходила из садика домой самостоятельно. Поэтому забыть меня никак не могли. Жили мы в Победино — село в Сахалинской области. Село знаменито тем, что семь раз переходило из рук в руки от японцев к нашим советским солдатам. И мы, юные следопыты, ходили на Лысую гору и там искали патроны. Хорошо, что нам руки не оторвало, чего там только не лежало.
 

С первого класса я самостоятельно ходила в школу, у нас в посёлке все дети были самостоятельными, и приходила я, конечно, поздно, пока весь посёлок не обойду. В итоге меня наказывали и пугали, что сдадут в детский дом, потому что я не слушалась.
 

Зимой в школу мы ходили по реке, по льду. Где-то река растаяла, как я не утонула – но это другая история. Когда идёшь по реке, валенки напитываются водой и замерзают. И в итоге я приходила домой и с порога катилась прямо в кухню. А там меня ждал ремень за опоздание.
 

Самостоятельность, по мнению родителей, несла угрозу моей жизни. Но меня это не пугало. В седьмом классе наш учитель собрала нас в поход и в последний день заболела. Но мы-то уже пришли к её дому готовые, взяли продукты на день. В поход мы должны были идти в лес, хотя и так в леспромхозе жили. И мы пошли без учительницы, нас было человек пятнадцать. Пошли на Лысую гору через какие-то болота. Прошли, остались в живых, вернулись к шести вечера, из леса вышли, никто не заблудился. Но… Дома меня встретил всё тот же ремень. Потому что всё село уже знало, что мы пошли одни без взрослых в поход. Мне было лет двенадцать. И когда мама решила сказать мне, что думает обо всём этом, я ей сказала: «Ты меня ещё не знаешь!» И тут я получила этот ремень. Вот такое было бурное детство, на грани катастрофы. Но Ангел-хранитель меня оберегал. Я всё время проходила по скользящей.
 

У нас был мост, который нужно было перейти, чтобы попасть в школу. Я упала в десятом классе с этого моста, облокотившись о перила, которых не было. Этот мост я потом называла «мост-убийца», в шутку, конечно. Иду я с подружкой по этому мосту со школы, вся в эмоциях, смеёмся, я облокачиваюсь на перила там, где они должны быть, а их там нет, и я лечу вниз головой. Но мост не высокий, как со второго этажа выпасть. И я приземляюсь около известнякового валуна, который во время наводнений предохраняет мост от смыва. Подруга мечется на мосту, а я сижу и говорю, что, кажется, сломала позвоночник, при этом я сижу! Встали, перешли речку вброд, пришли домой, а родители копают картошку на двадцати пяти сотках и ждут свою помощницу дочь. А я иду, прихрамывая, и говорю: «Мама, я с моста упала». За что получила дополнительную оплеуху, чтобы у меня сотрясения не было и мозги встали на место. В общем, много было приключений в посёлке Победино. Я оттуда уехала в семнадцать лет. А Лысая гора почему-то всегда была без деревьев. В том месте проходили жестокие бои, и там много странных предметов лежало. Вокруг неё выросли кусты, деревья. А на ней так ничего и не росло. Поэтому мы называли её Лысой.
 

За нами никогда никто не следил, все играли на улице в «Чижика», в разные догонялки. Прекрасное детство, честно говоря. С куском хлеба, с маслом, присыпанным сахаром, выходишь на улицу – с лучшим угощением за лучшим приключением.

Фото: 
из личных архивов Станислава Мальцева и Ирины Змеенковой
Фото для слайдера: 
01.06.2021