Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

Виктория Инадворская: неслучайные случайности

Версия для печатиВерсия для печати

Опубликовано в журнале Vintage от 3.04.2014.
 

«Мама меня учила так: ты начни, а потом влюбись в то, что делаешь. Так я и иду по жизни».
 

Месяц назад на четвертой сцене Иркутского академического драматического тетра им. Н.П. Охлопкова «отгремела» «Гроза» в постановке Владимира Поглазова по пьесе А.Н. Островского. Если вам посчастливилось увидеть Викторию Инадворскую в образе деспотичной и властной Кабанихи, то наверняка вы запомнили ее героиню надолго. О, этот яростный взгляд, отточенные движения, стальной стержень внутри – неужели так можно сыграть? Оказывается, да. Мы встретились с актрисой после репетиции трагикомедии Олега Пермякова «Закат» по пьесе Исаака Бабеля. Она мягко вошла в комнату, такая женственная, гармоничная, слега усталая – полная противоположность своей сценической роли – и тихим проникновенным голосом поведала о театральных перевоплощениях и своей актерской судьбе.
 

 


Расскажите, пожалуйста, с чего начался ваш актерский путь?
 

Сначала это было детское хобби. Еще в школе в родном городе Шевченко (сейчас Актау) я ходила в театральный кружок. Но путевку в актёрскую жизнь получила на конкурсе чтецов, где в награду за одно из первых мест мне вручили направление на поступление в АГТХИ (Алматинский государственный театрально-художественный институт). Но поступить туда мне так и не удалось, в этот год не было приёма. Я растеряно думала, что делать дальше, не уезжать же домой? И тут совершенно случайно узнала о наборе студентов на двухгодичные курсы к Борису Николаевичу Преображенскому в алматинское эстрадно-цирковое училище при Театре юного зрителя, куда впоследствии и попала. Не знаю, поступала бы я второй раз учиться на эту профессию, но так сложились обстоятельства. Вообще, Его Величество случай часто ведет меня по жизни.
 

После окончания техникума я три года отработала в ТЮЗе, потом поступила в иркутское театральное училище, получила диплом и уехала работать в Магадан. Через какое-то время приехала в столицу на театральную биржу, и тут в метро мы с ребятами увидели объявление о наборе на платные курсы к Ролану Быкову. Я пошла на экзамены просто за компанию, чтобы поддержать товарищей (у меня в кармане уже лежал вызов в астраханский театр, да и денег не было), а в итоге меня единственную взяли бесплатно. Пришлось круто менять жизненные планы. Общежитие там не давали – я почти год жила у друзей, но благодаря череде случайностей у меня все удачно сложилось.
 

Обучение у легендарного Ролана Быкова помогло в вашем творческом становлении?
 

Мы видели легенду всего несколько раз за два года, как это обычно бывает на подобных курсах. Но один момент мне запомнился очень ярко. Ролан Антонович пришел к нам на экзамен – я тогда показывала отрывок из «Ревизора». После чего он собрал нас всех вместе и сказал, что это единственный театральный отрывок, который он здесь увидел. Для меня получить признание от такого человека было невероятно лестно. Это был педагог, актер и режиссер от Бога. Он умел ругать и хвалить, но его любил весь курс и с его мнением считались. Мне до сих пор вспоминается его фраза: «Я так люблю свою профессию, что я бы ее съел». Эти слова и сейчас соответствуют моему внутреннему отношению к актерскому делу.
 

Ваша любимая роль (уже сыграна)?
 

Надеюсь, что главная роль в моей жизни еще не сыграна (смеётся). Одной из моих первых характерных ролей была горничная Груша в «Осенних скрипках». Я от нее визжала, пищала, и всё мне безумно нравилось. За долгую карьеру я сыграла почти все произведения Чехова, Тургенева, Толстого, но выделить какую-то одну роль не могу, потому что в каждую вкладывала частичку своего жизненного опыта, печали и радости – всего понемножку. Мне очень комфортно в спектакле «Трое на качелях» – мы играем его больше 17 лет. Он настолько сыгран, слажен и четко выстроен, что мы просто живем на сцене и получаем от этого огромное удовольствие. Но на это были положены годы.
 

Единственной героиней, к которой я так и не смогла привыкнуть, была медсестра Рэтчет в спектакле Геннадия Гущина по роману Кена Кизи «Пролетая над гнездом кукушки». За два дня до постановки у меня портилось настроение, я становилась такой злющей. Так она на меня действовала. Я пыталась объяснить ее поведение и логику, но никак не могла найти в ней что-то хорошее. Это аномалия – женщины не могут быть такими монстрами. Вся моя душа и организм сопротивлялись, не принимали этого человека настолько, что мне становилось тяжело и неприятно физически.



В чем ваш секрет, как вы настраиваетесь на роль?

Всегда по-разному. Я не люблю спешить, поэтому обычно прихожу за полтора-два часа до спектакля. Мне нужно серьезно загримироваться, выпить чашку кофе, повторить текст. Но в то же время я не сижу вся такая «не трогайте меня» – просто привожу мысли в порядок. В своих героинь я, как правило, вкладываю жизненный опыт, а какие-то моменты подглядываю в поведении людей. Артисты очень наблюдательные и все, что выходит за рамки привычного состояния – в движении, взгляде, мимике – обязательно подмечаем. Я даже в кафе не могу сидеть спокойно: все время оглядываюсь по сторонам. Мне интересно, как люди сидят, что они делают, в чем пришли, о чем говорят. Вместо того чтобы отдыхать, я выискиваю интересные образы, которые потом использую в работе. Я помню, играла Любовь в спектакле «Отец» и никак не могла нащупать в ней какую-то «изюминку». Пока не открыла для себя ее особенность – она всегда рассматривает кольца на руке, на эту основу я потом насадила бусинки ее характера. Иногда какая-то незначительная деталь может помочь придумать героя, а бывает, что образ рождается сам по себе, интуитивно, откуда-то из глубин подсознания.
 

Как человек творческий вы, наверняка, тонко чувствуете настроение масс. Как вы оцениваете эту весну?
 

Я хоть и не политизированный человек, но, думаю, то, что произошло с Крымом, сегодня каждого задело. Даже моя пятнадцатилетняя дочь с интересом смотрит новостные выпуски. Мне кажется, что в нашем государстве свершилась история. Я очень люблю Крым, его природу, море – и представляю, какое богатство к нам вернулось. А еще я люблю хороших людей. А украинец, француз, немец, или абхазец – не имеет никакого значения. И что бы там ни говорили, 2014 – великий год для нашей страны и для меня лично. А если говорить о погоде, то +10 в Сибири в марте месяце – это просто счастье.
 

Ваши творческие планы?
 

С первого апреля начинаются репетиции нового спектакля Геннадия Гущина «Комната невесты». До конца сезона буду занята этим, а потом –  в отпуск (улыбается). Хотим с мужем съездить в город на Неве, поддержать дочь при поступлении.

 

______________________________________________________________________________________________________________________________________
Блиц-опрос:

Самое удивительное место на земле – это моя Родина, город Актау на юго-западе Казахстана.
 

Ваше самое удачное кулинарное творение? Мясное ассорти. Туда входят голубцы, долма, фаршированные помидоры и баклажаны – все вместе это очень вкусно.
 

Что стопроцентно вызовет Вашу улыбку? Воспоминания из детства.
 

Последний фильм, который произвел на вас сильное впечатление? «У них все хорошо» с Робертом Де Ниро в главной роли – в этом фильме есть над чем задуматься родителям. А еще отечественная картина Виктора Шамирова «Со мною вот что происходит» с Гошей Куценко.
 

Какое событие считаете самым важным в своей жизни? Рождение дочери Ксении.
 

Ваше жизненное кредо? Я очень хочу жить.  Не просто дышать, а жить полной жизнью, со всеми ее и взлетами и падениями. Жить, как в стихах Семёна Сорина, которые я читала при поступлении, – во что бы то ни стало!

______________________________________________________________________________________________________________________________________

Жить хочу. Во что бы то ни стало. 
Тяжесть? Мне любая по плечу. 
Человек в песках упал устало - 
Я спасу, не кину: жить хочу. 
Кто-то гибнет от потери крови - 
Поделюсь своей, не возропщу. 
Старика из-под горящей кровли 
Вытащу, сгорая: жить хочу. 
Грудью - на штыки, на амбразуру, 
Сердце вырву - людям посвечу. 
Собственная шкура? К чёрту шкуру! 
Смертный бой возглавлю: жить хочу. 
Плющится под траками щебёнка, 
Танк летит по фарному лучу. 
На пути ребёнок! На ребёнка? 
Лучше - с ходу в пропасть: жить хочу. 
Много мне отпущено иль мало, 
Жизнь других своею оплачу. 
Жить хочу во что бы то ни стало, 
Только так. Иначе - не хочу.


Семён Сорин 

Автор: 
Юлия Панова
14.04.2014