Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

Вампиловский фестиваль: от Пелевина до Пулинович

Версия для печатиВерсия для печати

В Иркутске завершился Международный фестиваль современной драматургии имени Александра Вампилова. На главном театральном смотре Прингарья, проходящем раз в два года, в этот раз свои спектакли представили 19 театров из семи стран. Посетить все мероприятия более чем насыщенной программы не представлялось возможным — постановки шли одновременно на нескольких сценах, билеты были раскуплены задолго до показов, да к тому же, помимо самих спектаклей, было еще много интересного. Корреспондент «АН» постарался увидеть фестиваль с разных его сторон.
 

Вок­зал для дво­их, не счи­тая со­ба­ки

Те­атр ко­ме­дии им. Н. П. Аки­мо­ва из Санкт-Пе­тер­бур­га при­вез на фе­сти­валь спек­такль «Где за­ры­та со­ба­ка». По­ста­нов­ка, по­ми­мо зна­ком­ства с но­вым для Ир­кут­ска те­ат­раль­ным кол­лек­ти­вом, при­влек­ла вни­ма­ние тем, что в ее ос­но­ве ле­жит пье­са из­вест­но­го про­за­и­ка Алек­сея Сла­пов­ско­го, а за ре­жис­су­ру от­ве­чал не ме­нее зна­ме­ни­тый ак­тер те­ат­ра и кино Сер­гей Пус­ке­па­лис. Впро­чем, го­во­рят, что твор­че­ский тан­дем дра­ма­тур­га и ре­жис­се­ра сло­жил­ся дав­но, тем ин­те­рес­нее было уви­деть ре­зуль­тат их но­вой сов­мест­ной ра­бо­ты. Пре­мье­ра со­сто­я­лась вес­ной 2017 года, и, судя по тому, что спек­такль жив и до­е­хал до Ир­кут­ска, пе­тер­бург­ской пуб­ли­ке он при­шел­ся по вку­су. С са­мо­го на­ча­ла те­атр ко­ме­дии им. Н. П. Аки­мо­ва на­чи­на­ет ин­тел­ли­гент­но под­тру­ни­вать над зри­те­лем, во­вле­кая его в некую игру. Так, уже в про­грамм­ке под на­зва­ни­ем «Где за­ры­та со­ба­ка» зна­чит­ся «Не ко­ме­дия, но в двух дей­стви­ях, но без ан­трак­та». А пе­ред на­ча­лом дей­ствия при­ят­ный жен­ский го­лос ци­ти­ру­ет ав­то­ра Алек­сея Сла­пов­ско­го: «На­сто­я­щий те­атр, ко­неч­но, не на сцене и даже не в ре­аль­но­сти, а в го­ло­вах лю­дей. Ни­ко­му не ви­ди­мый и не слы­ши­мый…»
 

И дей­стви­тель­но, по ходу пье­сы зри­те­ли убеж­да­ют­ся, что спек­такль по боль­шей ча­сти стро­ит­ся на во­об­ра­же­нии ге­ро­ев, ко­то­рые по-раз­но­му пред­став­ля­ют себе свою и чу­жую жизнь — муж­чи­ны и жен­щи­ны, во­лею су­деб по­встре­чав­ших­ся в при­вок­заль­ном мед­пунк­те за­штат­но­го про­вин­ци­аль­но­го го­род­ка. Оче­вид­но, что меж­ду ними, несмот­ря на пер­во­на­чаль­ные раз­но­гла­сия и даже вспых­нув­шую враж­ду, про­мельк­нет ис­кра и воз­ник­нет сим­па­тия. Од­на­ко каж­дый из них вер­нет­ся к сво­ей жиз­ни во вто­ром акте, ко­то­рый пред­ла­га­ют по­смот­реть в фи­на­ле. Вто­рое дей­ствие, по за­дум­ке ре­жис­се­ра, со­сто­ит в двух па­рал­лель­но транс­ли­ру­е­мых се­мей­ных ужи­нах. Это, ко­неч­но, шут­ка. Но смысл вы­ра­же­ния, взя­то­го в на­зва­ние спек­так­ля и пье­сы, в дан­ном слу­чае озна­ча­ет, что не так-то про­сто из­ме­нить свою жизнь, если тебе уже глу­бо­ко за со­рок. Боль­ной со­бач­ки, при­не­сен­ной в мед­пункт, здесь явно недо­ста­точ­но.
 

Смерть как про­стран­ство для жиз­ни

Не от­ста­ва­ли от при­ез­жих и мест­ные кол­лек­ти­вы. К при­ме­ру, глав­ный ор­га­ни­за­тор фе­сти­ва­ля — Ир­кут­ский дра­ма­ти­че­ский те­атр им. Н.П. Охлоп­ко­ва — пред­ста­вил в эти дни сра­зу три сво­их но­вых по­ста­нов­ки. И са­мым ин­те­рес­ным из них ока­зал­ся спек­такль по ран­ним рас­ска­зам Вик­то­ра Пе­ле­ви­на «Ух­ряб».
 

Еще пару лет на­зад невоз­мож­но было пред­ста­вить себе спек­такль по Пе­ле­ви­ну ни на од­ной из сцен ир­кут­ской дра­мы. Од­на­ко с при­хо­дом на долж­ность глав­но­го ре­жис­се­ра Ста­ни­сла­ва Маль­це­ва си­ту­а­ция ста­ла ме­нять­ся, и вот уже мо­ло­дая по­росль из ак­тер­ской бра­тии ста­вит сме­лые экс­пе­ри­мен­ты. Ар­ти­сты драм­те­ат­ра Ва­си­лий Ко­нев и Ар­тем Яцух­но, па­рал­лель­но с иг­рой на сцене осва­и­ва­ю­щие ре­жис­су­ру в ин­сти­ту­те име­ни Щу­ки­на, об­ра­ти­лись к ин­те­рес­но­му ма­те­ри­а­лу. Взяв за ос­но­ву неболь­шие рас­ска­зы од­но­го из са­мых мод­ных и од­но­вре­мен­но па­ра­док­саль­ных пи­са­те­лей со­вре­мен­но­сти, они сши­ли из них некое лос­кут­ное, чи­сто пе­ле­вин­ское оде­я­ло, ко­то­рое мер­ца­ет раз­ны­ми узо­ра­ми, крас­ка­ми и смыс­ла­ми. Все тек­сты (сре­ди ко­то­рых «Бу­бен верх­не­го мира», «Ве­сти из Непа­ла», «Си­ний фо­нарь», «Тайм-аут», «Ух­ряб») так или ина­че объ­еди­не­ны те­мой смер­ти и на­ше­го от­но­ше­ния к ней. По Пе­ле­ви­ну само сло­во «Ух­ряб» озна­ча­ет смерть. А что если все мы дав­но умер­ли, но про­дол­жа­ем су­ще­ство­вать в некой па­рал­лель­ной ре­аль­но­сти? В об­щем-то, эта мысль у Пе­ле­ви­на про­хо­дит крас­ной ни­тью че­рез все его про­из­ве­де­ния, и ро­ман за ро­ма­ном он про­сто по-раз­но­му ее обыг­ры­ва­ет, а чи­та­тель пус­кай де­ла­ет вы­во­ды сам. Так же и в этом спек­так­ле — ме­ста­ми умо­ри­тель­но смеш­ном, стран­ном, ми­сти­че­ском и, ко­неч­но же, пост­мо­дер­нист­ском, для ко­то­ро­го игра как он­то­ло­ги­че­ское и фи­ло­соф­ское по­ня­тие ста­но­вит­ся ос­нов­ной дви­жу­щей си­лой. Сами со­зда­те­ли на­зва­ли «Ух­ряб» эс­ки­зом, но по про­смот­ру ясно, что он вполне мо­жет вой­ти в ре­пер­ту­ар как пол­но­цен­ный спек­такль и точ­но об­ре­тет сво­их по­клон­ни­ков.
 

Свой путь Яро­сла­вы Пу­ли­но­вич

На­ря­ду с по­ка­за­ми спек­так­лей, на Вам­пи­лов­ском фе­сти­ва­ле хва­та­ло и дру­гих ме­ро­при­я­тий, так на­зы­ва­е­мой па­рал­лель­ной про­грам­мы. Об­суж­де­ния по­ка­зов, «круг­лые сто­лы», по­свя­щен­ные про­бле­мам со­вре­мен­но­го те­ат­ра, ре­жис­су­ры, ак­тер­ско­го ма­стер­ства, ма­стер-клас­сы, ла­бо­ра­то­рия со­вре­мен­ной дра­ма­тур­гии. Од­ним из са­мых ин­те­рес­ных со­бы­тий па­рал­лель­ной про­грам­мы ста­ла чит­ка пье­сы «Свой путь». Ав­тор тек­ста — ураль­ский дра­ма­тург Яро­сла­ва Пу­ли­но­вич, несмот­ря на мо­ло­дой воз­раст, уже на­граж­ден­ная все­ми мыс­ли­мы­ми те­ат­раль­ны­ми пре­ми­я­ми, чьи пье­сы идут в де­сят­ках, если не в сот­нях те­ат­ров по все­му миру. Соб­ствен­но, и на этом фе­сти­ва­ле ее имя при­сут­ство­ва­ло сра­зу на несколь­ких афи­шах — недав­но по­став­лен­но­го в Ир­кут­ском дра­ма­ти­че­ском те­ат­ре спек­так­ля «Зем­ля Эль­зы», при­воз­ной по­ста­нов­ки «Зу­лей­ха от­кры­ва­ет гла­за», где Яро­сла­ва ста­ла ав­то­ром ин­сце­ни­ров­ки, и на­ко­нец чит­ки ее но­вой пье­сы.
 

«Свой путь» рас­ска­зы­ва­ет о ред­ких (при­мер­но раз в пять лет) встре­чах двух лю­дей — муж­чи­ны и жен­щи­ны. Ее зо­вут Вера, его — Петр, но каж­дый раз он пред­став­ля­ет­ся по-но­во­му, при этом ме­няя свое ми­ро­воз­зре­ние и пы­та­ясь на­вя­зать его «сест­рен­ке», как он на­зы­ва­ет свою зна­ко­мую. С од­ной сто­ро­ны, каж­дый из них кон­стан­та: Вера оста­ет­ся твер­дой в сво­их убеж­де­ни­ях, она из тех, про кого го­во­рят: че­ло­век с внут­рен­ним стерж­нем, силь­ная жен­щи­на. Петр тоже по­сто­я­нен в сво­их пе­ре­ме­нах, он ме­ня­ет­ся вме­сте с внеш­ни­ми об­сто­я­тель­ства­ми — пер­вая встре­ча слу­ча­ет­ся в 1987 году (он слу­ша­ет Джи­ма Мор­ри­со­на и боль­ше все­го на све­те це­нит внут­рен­нюю сво­бо­ду), по­том в 1992-м (и он уже биз­не­смен, счи­та­ю­щий, что глав­ное в жиз­ни — это день­ги). За­тем Петр ста­нет свя­щен­ни­ком, оп­по­зи­ци­о­не­ром, от­шель­ни­ком и бог зна­ет кем еще. Так, по­след­няя встре­ча ге­ро­ев про­ис­хо­дит в 2025 году.
 

Пе­ред чит­кой ав­тор рас­ска­за­ла, что услы­ша­ла ре­аль­ную ис­то­рию про че­ло­ве­ка, ко­то­рый в раз­ные пе­ри­о­ды жиз­ни был ша­ма­ном, де­пу­та­том, му­зы­кан­том и так да­лее. «Я, как толь­ко услы­ша­ла это, сра­зу по­ня­ла — это пье­са», — рас­ска­за­ла Яро­сла­ва, но из вро­де бы лег­кой, по­чти ко­ми­че­ской ис­то­рии про че­ло­ве­ка, спо­соб­но­го «пе­ре­обуть­ся в по­ле­те», со­зда­ла глу­бо­кую вещь, в ино­ска­за­тель­ном смыс­ле за­тра­ги­ва­ю­щую ис­то­рию стра­ны.

Фото: 
Роман Кириченко
Автор: 
Антон Кокин
26.09.2019