Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

В плену театральных аллегорий

Версия для печатиВерсия для печати

Иркутский академический драматический театр имени Н.П. Охлопкова открыл свой 170-й сезон спектаклем, которым когда-то начинал театральную биографию, – комедией Грибоедова «Горе от ума». Пьеса Александра Грибоедова сразу и закономерно стала классикой отечественной драматургии, её текст давно и быстро был разобран на крылатые фразы, тем самым сделав «Горе от ума» бессмертным. И, конечно, как всякое классическое произведение, спектакль стал актуальным и созвучным любому историческому периоду.
 

«Горе от ума» 2019 года в постановке академического драматического театра – это, по сути, яркий, во многом сложный и спорный комплекс заложенных ассоциаций, которые требуют, чтобы зрители искали в спектакле сегодняшнее, чему-то удивлялись, чему-то сочувствовали. Зритель может в чём-то не найти понимания с постановщиками, в чём-то оправдать их. Показательно, что уже в театральной программке рядом с названием спектакля обозначены почти все знаки препинания, в которых заложены и сомнения, и порыв к экстравагантности, и в чём-то спор с классиком, свойственный театральным деятелям 21-го века.
 

Сцена спектакля являет зрителям комедию всеобщим замораживанием (художник-постановщик – заслуженный деятель искусств России Александр Плинт): лёд покрывает и микрозанавес, и часы в доме Фамусова, плавно переходит в постоянно идущий снег по всему пространству сцены, засыпая дом и артистов спектакля. Так возникает первая ассоциация: ничто с годами не изменилось в России – холод в людских отношениях, «вечная зима» в российской государственности. Заявка режиссёра-постановщика Станислава Мальцева смелая, хотя и не бесспорная. А дальше эта идея подкрепляется одинаковыми по цвету и по смыслу костюмами художника Оксаны Готовской – в них отсутствует социальная принадлежность персонажей: мужчины одеты в некое подобие халатов, а женщины – в платья, напоминающие женские ночные рубашки одного цвета и одного покроя.
 

Быть может, в этом ещё одно ассоциативно-аллегорическое утверждение: все они – и графы, и графини, и чиновники, и армейские – с одним характером, с одной биографией, одной жизненной краской наделены и потому друг от друга не отличаются. Но тогда скучным становится это человеческое однотонье. Не это ли породило конфликт Чацкого с обществом?
 

И, наконец, Чацкий. В трактовке сегодняшней премьеры он более похож то ли на мелкого чиновника, то ли на уже немолодого неудачника. Он портретно лишён какого-либо преимущества перед тем же Молчалиным и отличается от всех лишь бесконечным раздражённым озлоблением.
 

Сочувствуешь Софье. Если бы не саморазоблачение Молчалина, то её выбор можно было бы принять как житейскую закономерность. Да, такой Чацкий, безусловно, лишний, но честно говорю: хотелось бы в нём кроме ожесточения – прямого, едкого и в чём-то в окружающем его обществе закономерного – увидеть и что-то привлекательное, хотя бы во внешности.
 

И те не менее при всей критической настроенности спектакль воспринимается с большим интересом разновозрастной зрительской аудиторией уже благодаря уважению к Грибоедову, драматургия и текст которого сохранены и являются важной и ощутимой составляющей спектакля. Несомненны и выразительные актёрские работы. Заслуженный артист России Степан Догадин ролью Фамусова демонстрирует характерный творческий рост, актёрские работы Догадина за последние театральные сезоны – свидетельство формирования талантливой актёрской личности, которой под силу разные образы, разные эпохи и разные литературно-драматические произведения. Очаровательна актриса Анастасия Пушилина в роли горничной Лизаньки: с ярко и привлекательно выраженным характером, умненькая, хорошо ориентирующаяся в ситуациях. Безусловно, в стиле задачи комедии и Молчалин в трактовке артиста Сергея Дубянского. Он чётко выполняет заданную драматургом и режиссёром задачу и оттого с интересом воспринимается зрителем.
 

Остальные актёры (да простят они меня за то, что не называю их всех поимённо) составляют яркий ансамбль, хотя и в заданной режиссёром индивидуальной однотипности. И лишь заслуженный артист России Игорь Чирва, как всегда, выделяется умением быть острохарактерным, фантазийно непредсказуемым и оттого запоминающимся в роли Антона Антоновича Загорецкого.
 

Спектаклем Грибоедова «Горе от ума» Иркутский драматический театр начал свой юбилейный путь на ниве искусства. Начал необычно, интересно, и пусть каждая премьера театра будет демонстрацией его творческой зрелости.

Автор: 
Арнольд Беркович
25.12.2019