Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

«Театр должен рисковать». Иркутский драмтеатр покажет день из жизни Чехова

Версия для печатиВерсия для печати

Актёры академического драматического театра имени Охлопкова начали работать над новой пьесой – это «Братья Ч.» современного драматурга Елены Греминой. Спектакль о взаимоотношениях в семье Антона Павловича Чехова станет первой премьерой охлопковцев в новом году.
 

Над постановкой работает главный режиссёр театра Станислав Мальцев. 7 декабря он отметит полувековой юбилей.
 

Мы побеседовали с мастером об итогах Года театра и будущих спектаклях, в том числе о смелых экспериментах.
 

Интеллигент в пенсне

Дарья Галеева, «АиФ в ВС»: Станислав Валерьевич, почему вы взялись именно за «Братьев Ч»? Чем эта пьеса вас подкупила?

Станислав Мальцев: Мы пытаемся делать так, чтобы на нашей сцене появлялась не только классика, но и современные названия – пьесы авторов, которые живут среди нас. Мы поставили Ярославу Пулинович («Земля Эльзы»), Владимира Жеребцова («Чморик»), Виктора Пелевина («Ухряб»), премьера которого будет в декабре (пока постановку «крутили» только на Вампиловском фестивале. – Прим.ред.). И, наконец, Елена Гремина – недавно ушедшая от нас драматург. Она написала очень любопытную пьесу, этакую смесь биографической драматургии и художественной.
 

Прежде всего её вдохновили письма Чехова, которые лишь не так давно были «проявлены», «вскрыты». Получилась история о взаимоотношениях Антона Павловича, двух его братьев – Александра, Николая и отца. В сюжете – один день из жизни семьи писателя, когда он решил связать свою судьбу с Евдокией Эфрос и должна была состояться их помолвка.
 

Безусловно, эта пьеса потому и современная, что апеллирует не только к биографии Чехова. Отталкиваясь от истории семьи писателя, мне кажется, Елена Гремина поднимает проблемы, очень актуальные для нас сегодняшних, – это «раскоммуникабельность» людей, когда зачастую даже с самыми близкими мы не находим общего языка, когда мы хотим любви, но не знаем, как её выразить, как её дать, как её вернуть.
 

29 января 2020 года случится очередной юбилей Антона Павловича – 160 лет со дня его рождения. Спектакль выйдет как раз в эти дни. Но постановка не юбилейная, она, скорее, – по поводу.
 

- Кто будет играть роль Чехова?

- Василий Конев. Мы привыкли видеть писателя таким, знаете, больным и измождённым, а ведь он был молод, он влюблялся, у него были свои страсти, свои отношения с отцом, с братьями. И это всё очень интересно. Есть и популярный «музейный» образ Чехова – интеллигента в пенсне. А почему он стал таким? Как он стал тем «Антоном Палычем», которого мы знаем. Об этом мы и будем разговаривать со зрителями через спектакль. Кстати, над оформлением постановки работает художник из Москвы – Александра Дашевская, ученица известного театрального художника Крымова. 
 

- А сам «Антон Палыч» близкий вам автор?

- Наверное, да. Другое дело – я его ещё толком не ставил. Мне гораздо ближе Островский, если брать классиков. К Чехову я только подхожу, и видимо, таким окольным путём – через его биографию, через его жизнь.
 

Сказки для взрослых

- Вы упомянули Пелевина. «Ухряб», который поставили по его рассказам два молодых режиссёра, – экспериментальный спектакль, может быть, не каждому зрителю понятный. Тем более, публика у нас консервативная. Вы какие эмоции по поводу этой постановки испытываете?

- Только положительные, естественно, хотя автор сам по себе непростой. Мне кажется, публику нельзя мерить только одной мерой. Есть зрители продвинутые, которые следят за современной литературой, им, конечно, этот материал будет интересен.
 

- То есть эксперимент удался?

- Я думаю, удался. Хотя так это или нет мы поймём, когда на постановку пойдёт зритель. Мы решили рискнуть, и мне кажется, что в любом случае этот спектакль не настолько затратный, чтобы переживать, принесёт ли он успех. Театр в каких-то вещах должен рисковать и обязательно должен пробовать новое. Если ты всегда берёшь только то, что уже известно, что уже имеет успех, то неизбежно будешь топтаться на месте.
 

Наш театр, безусловно, имеет традиции, он в хорошем смысле слова академический, но для того чтобы развивалось академическое искусство, тоже необходимы смелые эксперименты.

Кстати, мне кажется, что взгляд той же Елены Греминой на Чехова, на эту фигуру – это тоже определённая смелость.
 

- На театральном форуме в Иркутске дал лекцию один из самых известных критиков России Павел Руднев. Он отметил, что театр сегодня абсолютно не развёрнут к таким жанрам, как фантастика и фентези. На нашей сцене может появиться условный «Властелин колец»? Реально ли это?

- Ну почему же нереально? Реально. Но для этого требуется материал. Он же не просто так появляется: мы захотели, и пьеса откуда-то возникла. Всё равно нужно, чтобы совпали наличие материала, желание режиссёра и постановочные возможности театра. Павел говорил, что фантастика не всегда требует огромных постановочных решений, но всё равно – к ней нужен совсем другой подход.
 

Если не будет хорошей драматургической основы, спектакль по фантастическому произведению, по фентези можно легко превратить в сказку. Я ничего не хочу сказать плохого, но в сказку для детского уровня восприятия. Если ты хочешь сделать «сказку для взрослых», её, безусловно, нужно сильно психологически мотивировать. Для этого необходима серьёзная работа с драматургией, а чтобы превратить любую прозу в драму, нужен автор. Вполне возможно, такие скоро появятся. И как только это случится, мы, безусловно, сразу подхватим.
 

От зрителя нужна взаимность

- Год театра. Он стал для вас каким-то особенным?

- В начале года случился первый фестиваль «Театральное Приангарье»: мы посмотрели, какие коллективы у нас в регионе есть, насколько люди вообще интересуются театром, насколько активны. То, что всех собрали здесь вместе, это здорово, и я думаю, обязательно должно иметь какие-то последствия. Осенью мы провели очередной Вампиловский фестиваль. Большая радость этого года, что в программе было 50 на 50: половина спектаклей – русская и советская классика, а ещё половина – современные авторы.
 

Всё, что касается остальных планов, – премьеры, которые были в этом году, лаборатория «Другая сцена – другие спектакли», где мы показываем зрителю эскизы и читки… Это всё было бы и несмотря на Год театра. Мы работаем не к датам, а в процессе. Иллюзия, что к празднику можно родить гениального ребёнка.
 

Насколько этот год помог театрам решить какие-то проблемы, нужно спрашивать у каждого конкретного директора. А это самое интересное – какие последствия Год театра будет иметь уже после того, как закончится.
 

- Нынешний сезон для драматического юбилейный – уже 170-й. Эту дату вы планируете отмечать?

- Обязательно. У нас на этот счёт возникли некоторые интересные идеи. Мы собрались и решили, что не будем отмечать дату в отрыве от нашего каждодневного, каждосекундного творчества, а сделаем целую юбилейную неделю во время которой покажем те спектакли, которые считаем знаковыми для театра.
 

Начнём, например, с «Горя от ума». Почему именно Грибоедов? С него в 1850 году наш театр начался, когда открылось его первое здание. Да и вообще это та пьеса, с которой начинался весь русский театр. Продолжится наш «марафон» Шекспиром, Распутиным, Вампиловым… Каждый спектакль будет означать какую-то новую веху, а после постановок мы будем чествовать актёров, которые в них играли.
 

Планируем мы это в марте – ко Дню театра.
 

- Вы ходите в театры Приангарья как зритель?

- Конечно, ведь очень важно понимать, в какой среде ты работаешь и что происходит справа, слева от тебя. Я бываю и в музыкальном театре, и в ТЮЗе, иногда инкогнито, иногда на премьеру приглашают. В Черемховском театре был на паре премьер, даже в Новую драму заглядывал. Я люблю ходить в театры.
 

-  Вам удаётся абстрагироваться во время спектаклей от профессиональной оценки и просто наблюдать за происходящим на сцене как обычному зрителю?

- Удаётся там, где меня цепляют за живое. Когда не цепляет, начинаешь анализировать, «ковыряться», думать. А когда что-то сделано здорово, начинаешь реагировать как обыкновенный зритель. Актёры, с которыми я работаю, знают: если мне смешно, я смеюсь громче всех в зале.
 

Когда я иду в театр, всегда настраиваюсь, что всё будет хорошо и спектакль меня чем-то удивит. Я ведь и иду туда, чтобы удивиться. И мне кажется, что эта позиция очень важна не только для людей профессиональных, а для зрителей вообще. Чем более наивен зритель с точки зрения желания удивиться (не глуп, а именно наивен), тем больше удовольствия он получит от просмотра. Театр требует взаимности, как в любви. Если ты пришёл в зрительный зал не потому что надо, не потому что это твоя профессия, а из чистого любопытства и готов полностью отдаться этому зрелищу, этой сцене и этим актёрам, то диалог точно получится.
 

Кстати

До конца этого года драмтеатр представит зрителям сразу три премьеры: комедию «Лекарь поневоле» в постановке режиссёра из Барнаула Олега Пермякова, новогоднюю сказку «Тайна ореха Кракатук» (по мотивам «Щелкунчика»), над которой работает режиссёр Василий Конев, и спектакль-концерт «Рождественские встречи». В этом году, кстати, решили слегка изменить привычный формат этой истории – будет не просто концерт, а целая постановка с сюжетом.

Уже известны премьеры 2020 года. Помимо «Братьев Ч» среди новинок – «Любовь – книга золотая» по пьесе Алексея Толстова. Над ней работает постановщик Геннадий Гущин. Это историческая комедия о временах Екатерины Второй – редкий для нынешней сцены жанр.

Весной Станислав Мальцев представит на камерной сцене ещё один спектакль – «Дети Ванюшина» драматурга Сергея Найдёнова, современника Чехова. «Эта пьеса – одна из самых известных в начале прошлого века. Найдёнов был тогда даже, пожалуй, более популярный, чем Чехов», – говорит режиссёр. 

Фото: 
Анатолий Бызов
Автор: 
Дарья Галеева
27.11.2019