Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

Татьянин день

Версия для печатиВерсия для печати

Артисты Иркутского академического драматического театра им. Н.П. Охлопкова о своём студенчестве.


В 2010 году в Театральном институте им. Бориса Щукина на актёрском факультете был набран экспериментальный курс студентов специально для Иркутского академического театра им. Охлопкова. Прошло два с половиной года, и сегодня, 25 января, когда по всей стране празднуют Татьянин день, актёры вспомнили свои студенческие годы.
 

Николай Стрельченко

Желание стать артистом появилось в 10-ом классе, когда в мою школу в посёлке Чунский пришло положение о том, что в Иркутске пройдет набор в институт им. Б. Щукина. Чтобы хоть немного познакомиться с театром, я начал ходить в театральный кружок «Песочные часы». После окончания школы приехал в Иркутск и поступил туда, куда и хотел.
 

С теплотой вспоминаю наши подготовки к сценическим играм, придумывание этюдов, ради этого продлил бы студенчество ещё на четыре года. Хотя мы до сих пор учимся, экспериментируем. Художественный руководитель театра нам говорил, что артист должен всегда оставаться студентом. И если ты решил, что ты состоявшийся актёр, то надо ставить крест на своей карьере. Мне кажется, так в любой работе, важно, чтобы всегда чувствовалась живая энергия эксперимента, и чтобы всегда было желание постичь что-то новое.
 

Я не пожалел, что выбрал профессию артиста. Я люблю её за то, что в ней можно поделиться своими переживаниями с обществом. Актёрская игра — это диалог со множеством людей. И мне кажется, в театре это самое прекрасное.

 

Глеб Ворошилов

Я с самого детства хотел стать артистом, занимался в театре миниатюр «Чапля» в городе Шелехов, где моим руководителем была моя мама Антонина Анатольевна. В 2010 году я подал документы и в институт им. Б. Щукина, и в Иркутское театральное училище. Но выбрал институт, потому что после его окончания брали в штат театра. Помню, когда только пришёл поступать, то был поражён красотой театра, мне казалось, что я нахожусь в музее.
 

Когда мы только начали знакомиться с театром и с профессией, всё было удивительно интересным: харизматичные преподаватели, необычные учебные дисциплины. Я думал, что учёба будет лёгкой. Но на самом деле было очень сложно: приходили к 8-9 утра, уходили в 9-10 вечера. Нас с однокурсниками это сблизило, мы стали большой семьёй. Праздник одного из нас — это общий праздник. Мы ходим друг к другу на новоселье, свадьбы. Мы вместе и в печали, и в радости.
 

В нашей профессии меня радует, что мы всегда заняты в работе. Театр не даёт расслабиться, и это хорошо. Мы не успеваем заскучать. Я встречаю знакомых, и они смотрят на жизнь без интереса, им надоела размеренность. В Иркутской драме жизнь кипит всегда: непредвиденные ситуации или неожиданные вводы в спектакли. Театр меня осчастливил, здесь я познакомился со своей женой — артисткой Анной Дружининой, с которой не так давно мы стали счастливыми родителями.

 

Кристина Разумова

Актрисой я стала случайно. Учась в институте социальных наук ИГУ, узнала, что идёт набор в институт им. Б. Щукина на базе Иркутского академического театра. Раньше я занималась танцами и музыкой, но решила попробовать свои силы и в актёрской среде. О том, что собралась поступать в театральное, никому не говорила, даже родителям. Я обрадовала их, когда меня уже приняли.
 

Я помню, на первом курсе из нас выбивали стереотипы: раз мы на сцене, значит, надо играть. Мы должны были быть собой. Ведь сцена — это жизнь, только под увеличительным стеклом. Ты интересен такой, какой ты есть. Сегодня, я не останавливаюсь на достигнутом и пытаюсь совершенствоваться: читаю много книг, занимаюсь самостоятельно. Мне хочется нести со сцены что-то полезное, чтобы зрители выходили из театра с ответами на внутренние вопросы. Или предостеречь их от роковых ошибок. Например, моя любимая постановка по пьесе Марии Ладо «Очень простая история». В ней я играю Дашу — беременную девушку, которую отец отправляет на аборт. К этому спектаклю я отношусь с особенным трепетом. Каждый раз думаю, вдруг в зале есть девушка, которая попала в сложную ситуацию, и у неё есть мысли о том, чтобы избавиться от ребёнка. И мне хочется, чтобы посмотрев постановку, она передумала.

 

Екатерина Константинова

У нас, можно сказать, театральная династия. Мой отец — заслуженный артист России Николай Анатольевич Константинов — долгое время работал в Иркутском драмтеатре. Мама Елена Витальевна Константинова — актриса ТЮЗа им. Александра Вампилова. Дома всегда присутствовала театральная атмосфера. И это волей-неволей повлияло на мою жизнь, но актрисой я быть не хотела.
 

Когда я училась в 9-ом классе, папа мне сказал, что в драмтеатре стартует молодёжный проект «Ромео и Джульетта», куда набирали молодых людей. Я попала в музыкальную группу проекта не как актриса, а как клавишница. Потом были новогодние сказки, в которых я участвовала как музыкант, первые «Рождественские встречи». В 11-ом классе поняла, что мне нужно куда-то поступать. Не представляла, чем буду заниматься даже тогда, когда получила аттестат. Тут я узнаю, что в драмтеатре идёт набор в институт Бориса Щукина. Прошла три тура и стала студентом.
 

Осознание того, что мне повезло учиться в институте Бориса Щукина при театре Николая Охлопкова появилось только на 2-3 курсе. Задумываться о том, где я и что со мной происходит, было некогда: то надо этюд придумать, то доклад подготовить. Много всего не вписывалось в рамки обычной системы образования университетов. Даже сессия выглядела иначе. Сейчас я могу сказать, что люблю свою профессию, потому что мне всегда хотелось быть услышанной. Всегда хотелось поделиться с людьми темой, идеей, открытием. Здесь у меня это получается. В будущем мне бы хотелось расти творчески и становиться лучше, чтобы стать большим артистом.

 

Сергей Дубянский

Любовь к театру мне привила моя мама, которая с самого детства водила меня на спектакли. На одном из таких походов в театр состоялся мой дебют. Мне было три года, когда в музыкальном театре на сказке «Бременские музыканты» я выскочил на сцену и захлопал в ладоши, глядя в глаза трубадура. В школе я участвовал во всех спектаклях. В лицее занимался в театральной студии. Но, когда пришло время думать о поступлении, я проснулся с мыслью о том, что, если и подам документы в театральное, то только в Институт им. Б. Щукина. И забыл про эту мысль. После школы поступил в ИРНИТУ. Через год услышал, что Театральный институт им. Б. Щукина объявляет набор в Иркутске. Подумал, что так не бывает, вселенная явно даёт мне знак.
 

Во время учебы у меня была постоянная неуверенность в себе, волнение, самобичевание. Мы все уставали, злились. Это был неизведанный мир, который хотелось познавать всё больше и больше, но я боялся всего: пошевелиться, сделать лишний шаг на сцене. Было не по себе даже от взглядов. Когда мне вручили диплом, который доказывает, что я могу заниматься сценическим искусством, я решил, что нужно перебороть все страхи, потому что неуверенность несовместима с работой актёра.
 

Сегодня я счастлив от того, что могу достучаться хоть до одного зрителя. И, если я хотя бы одному человеку помог ответить на внутренний вопрос или он узнал в моём герое себя, день прожит не зря. В жизни со зрителями я мало общаюсь. Но когда люди подходят на улице и говорят: «Спасибо», они даже не представляют, как я им благодарен за то, что они дают понять, что мой труд не напрасен. Без зрителей не было нас.

 

Мария Зачиняева

Я мечтала стать актрисой с детства. Любовь к театру мне привил мой педагог в театральном кружке в городе Улан-Удэ. Даже когда повзрослела и училась в ИРГУПСе, продолжала мечтать о сцене. Иногда задумывалась устроиться уборщицей в Иркутский драмтеатр, чтобы потом как-нибудь стать артисткой. Спустя какое-то время на электронную почту мне пришло письмо, о том, что набирается курс в институт Бориса Щукина при Иркутском академическом драматическом театре. Я пришла и сдала все экзамены, хотя была уверена, что меня не возьмут, потому что на поступлении, мне казалось, были ребята гораздо способнее меня. Когда мы начали учиться, мне было радостно только от того, что я захожу в театр не с парадного входа, а со служебного.
 

До того, как я начала знакомиться с профессией, думала, что играть на сцене легко. Но работа артиста, как говорит наш преподаватель, народная артистка России Наталия Васильевна Королёва: «99 процентов— это каторжный труд, 1 процент — это овации и цветы». И несмотря на это, я люблю нашу профессию за то, что мы обмениваемся энергиями с партнёрами по сцене и со зрителями. Есть в этом что-то магическое.

 

Зоя Соловьёва

Моя мама поёт в русско-народном хоре «Ангара». И когда я была маленькой, часто ходила к ней на выступления. Потом мы с одноклассницей пели частушки на школьных праздниках. Вслед за этим я начала выступать сольно — моя первая песня, которую я исполнила на день моего родного села Олонки, была «Это любовь такая головоломка». В институт Бориса Щукина меня привела мама. Она, видимо, чувствовала, что я найду своё место именно на театральном поприще. Я старательно училась, и только на курсе третьем поняла, что мама сделала правильный выбор.
 

Что касается учёбы в институте, она была очень плотной, благодаря этому мы с однокурсниками стали большой семьёй. Я не пожалела, что стала актрисой. В нашей профессии мы читаем хорошую литературу. У нас нет времени отвлекаться на глупости, я знаю, что приду домой, буду читать или повторять слова к завтрашней репетиции. Меня радует, что моя мама спокойно ложится спать и не переживает за меня.

 

Регина Бутакова

Я с детства была очень общительной, со всеми знакомилась, ходила на танцы. В 11 лет моя одноклассница пошла на кастинг в актёрскую школу Иркутского городского театра народной драмы, позвала меня с собой. Я прошла отборочные этапы и начала там заниматься. После того, как я окончила школу, моя актёрская деятельность продолжалась в Театре народной драмы, также я работала аниматором в игровой комнате. Узнала, что проходит кастинг на молодёжный театральный проект «Ромео и Джульетта» в Иркутском драмтеатре, решила поучаствовать и прошла его. Участвовала в этом проекте год, но пришлось уйти из него. Потом я узнала о наборе в институт им. Бориса Щукина, поступила и опять оказалась в драмтеатре.
 

Когда мы начали учиться, я попала в мир, который резко изменился: ты приходишь к 8-9 утра, уходишь в 9-10 вечера. Мы видели с одногруппниками только друг друга и преподавателей, находились все время в театре. В начале учёбы в тебе начинают разбираться, доставать то, чего о тебе не знали даже родители. Было ощущение обнажённости перед всеми. Ты ничего не можешь понять, объяснить себе и прочувствовать. Многое из того, что мне нужно было усвоить во время учёбы, ко мне приходит только сейчас. Думаю, что такое давление было необходимо для того, чтобы научиться разбираться в людях и в их поступках, научиться оправдывать окружающих. Но для начала нужно узнать и принять себя. Я люблю свою профессию за то, что мы учимся чувствовать людей.

 

Фото: 
Кирилл Фалеев, Анатолий Бызов
Автор: 
Ольга Харнутова
25.01.2017