Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

Спектакль, который ждали

Версия для печатиВерсия для печати

Недаром говорят, что в театре есть какая-то алхимия. Очевидно, вдыхая этот особый воздух, режиссёры и актёры создают постановки, которые критики на разные лады называют потом творческими победами и удачами, спектакль не выходит из репертуара, и зрители годами наслаждаются игрой любимых актёров.
 

В декабре 2014 года в Иркутском академическом драматическом театре имени Н. П. Охлопкова состоялась знаковая премьера спектакля по пьесе Альдо Николаи «Немного нежности». Первые показы сразу вызвали большой интерес публики, прессы, и это внимание к постановке не ослабевает. Роль Мими – главной героини в этом пронзительном спектакле исполняет заслуженная артистка России Тамара Панасюк. После спектакля мне удалось встретиться с Тамарой Ивановной, и мы незаметно проговорили несколько часов подряд. Отрывки этой беседы, которые, надеюсь, будут интересны читателям, мы публикуем именно сегодня – в День театра.
 

– Рождение спектакля практически всегда связано с какой-то предысторией. Как возникла идея создания этой театральной постановки?
 

– Для меня главная идея была в том, чтобы найти интересную роль. Могу сказать, что я – балованная актриса. Мне довелось работать с блистательными режиссёрами и играть спектакли из мирового репертуара, одну главную роль практически вслед за другой. А что же дальше? Мы начали искать, перевернули горы литературы. Нужна была интересная роль – судьба. И вот, в Интернете я узнала, что в МХТ им. А. П. Чехова Станислав Любшин, Ольга Яковлева, Ирина Мирошниченко играют пьесу «Немного нежности», и больше она нигде не идёт. Мне из Москвы прислали эту пьесу. Я показала её директору и художественному руководителю. Это было как раз перед поездкой театра на гастроли в Израиль. Руководство одобрило пьесу, театр поехал на гастроли, а с нами начал работать заслуженный деятель искусств России Александр Ищенко в качестве режиссёра.
 

– В любой работе важно, с кем ты её выполняешь, кто твой партнёр. На главную мужскую роль сразу был найден актёр?
 

– Когда мы начали разбирать текст, вопрос о том, кто будет играть главную мужскую роль, оставался открытым. Мы начали репетировать с Александром Ищенко, но понимали, что нужно ещё поискать. Чуть позже я осмелилась и предложила на роль Ненила Валерия Жукова, с которым мы играли в «Правда – хорошо, а счастье лучше!». Там была трогательная сцена, когда спустя долгие годы герои встретились вновь. И я хорошо помню, как у нас двоих были слёзы, и зрители были с нами, верили нам и поддерживали аплодисментами.
 

На самом деле, Валерий Михайлович во время одной из репетиций однажды шутливо парировал мне: «Куда ты меня втянула? Я никогда в жизни не играл героев-любовников! И теперь под старость лет я должен лазить по балконам!».


– У каждого спектакля своя судьба, иногда трагичная. Мы знаем, что Александр Ищенко ушёл из жизни, не дожив несколько дней до премьеры спектакля «Немного нежности». Расскажите, как складывалась работа над постановкой?
 

– Не хочется вдаваться в мистицизм, но мы в реальности столкнулись с обстоятельствами жизни наших героев. Мы репетировали, учили текст как обычно. Александр Валерьянович почти не вмешивался в процесс, ему всё нравилось. Когда мы спрашивали: «Ну как, Валерьяныч?». Он отвечал: «Хорошо. Вы меня тронули». У него начались проблемы со здоровьем, это было видно, но он продолжал работать. Затем отпросился на несколько дней – к нему приехал погостить сын. И мы несколько дней его не видели. И потом вдруг эта страшная новость...
 

За время репетиций заболела ещё одна артистка. Она и звукорежиссёр попали в больницу. Я тоже подкашливала. Эта пьеса показала нам жизненную правду, её горечь, когда кто-то уходит из жизни или кому-то плохо. И у нас во время репетиций в реальной жизни произошло также. Что это? Откуда? К этому можно по-разному относиться, но это факт.
 

– Герои спектакля, несмотря на возраст и препятствия, обретают любовь, находят в себе силы жить. А как быть, если человек отказывается жить и бороться?
 

– Как жить дальше или где найти те силы, чтобы начать всё с начала, – этот вопрос хотя бы раз в жизни, наверное, задаёт себе каждый человек. Но ответить на него может только он сам, здесь нет советчиков. У каждого своя история, своя судьба. Конечно, очень больно смотреть на не нужных никому стариков. И я думаю, что мои коллеги по спектаклю тоже испытывают боль, размышляя о судьбах своих героев. Нанда, Пьера, Ненил, Бату уже пережили все стрессы, которые только можно было пережить, их уже «выкинули» на обочину жизни. Но вопреки всему они принимают решение жить, держаться, быть нужными друг другу, заботиться о себе и близких и думать, как быть дальше. Ведь срезанные цветы тоже живут. Их ставят в вазу с водой и дают ещё один шанс.
 

Но у старости уже ничего невозможно отвоевать, от неё никуда не денешься. Существует этот непреодолимый закон, подчиняясь которому мы все, как и всё живое, уходим. Вопрос в том: как сделать так, чтобы понимать это и дальше спокойно жить? Есть ведь какой-то способ относиться к этому спокойно? Я не сторонница идеи, что жизнь – есть борьба и что нужно бороться. Мне ближе фраза, произнесённая героиней повести В. Г. Распутина: «Это – твоя жизнь, и её надо жить. Вместо тебя её жить никто не будет». А как жить – это выбор и открытый вопрос для каждого человека.
 

– Спектакль – это всегда результат коллективного поиска или только воплощение идей режиссёра?
 

– Мы – старые актёры – работаем с режиссёрами так, что для нас его слово – закон. Если режиссёр говорит сделать что-то, мы отвечаем: «Есть, сэр!». Получается или нет – дело другое. Мы очень старались выполнить задумку режиссёра и прислушивались к его замечаниям. Ведь в спектакле важен не только текст, но и подход, его подача зрителю. Есть масса тонкостей и деталей, которые может знать и видеть только режиссёр.
 

Пьеса «Немного нежности» – это сумма обстоятельств, которые сначала складываются в широкий круг, затем он всё сужается, сужается. И вот – уже нет выхода, а человек ищет выход, хочет прорваться. К слову сказать, любой человек до самого конца, до самого предела хочет и надеется вырваться. Нашей задачей было показать это и важно, примет ли зритель проблему спектакля так, как её принимаем мы.
 

Иногда на эмоциях, которые у артиста зашкаливают, в спектакле может появиться что-то лишнее. В таких случаях актёру важно «не разъехаться» и требуется режиссёрский изящный вкус, такт для постановки подобных сцен. Ни в коем случае нельзя «дать слабину», иначе будет одна «разлюли-малина»: зрители плачут, мы плачем! Хочется выразить огромную благодарность режиссёру за то, что всё время держал нас в тонусе, поддерживал, не позволяя включать жалость к себе.
 

Пользуясь случаем, от имени актёров, занятых в спектакле «Немного нежности», поздравляю с праздником весь коллектив с Днём театра. Мы благодарим людей, которых зритель не видит, но которые делаю всё, чтобы этот спектакль и многие другие стали успешными. Это художественный руководитель Геннадий Шапошников, художник-сценограф, заслуженный деятель искусств России Александр Плинт, художник по костюмам Оксана Готовская, ассистент режиссёра Юрий Майорников; музыкальное оформление – Дмитрий Хамкалов, гример-постижёр Татьяна Змеенкова, осветитель Денис Москвитин, костюмеры Ксения Подузова и Нина Старкова, реквизиторы Екатерина Ефремова и Ольга Красникова, машинисты сцены Александр Муравьёв, Антон Литвинцев; за чистотой на сцене следит Елена Чадова.
 

Всё отлично организовано. Например, за несколько секунд костюмеры и реквизиторы помогают быстро поменять шляпку и переодеться. На сцене я постоянно ем настоящий шоколад и приятно, что, когда выхожу за кулисы, мне сразу подают горячий чай, ведь с шоколадом во рту говорить довольно сложно. Отношение у всех к этому спектаклю действительно нежное и внимательное.
 

Кстати, у нас экстравагантные костюмы, и в этом тоже есть своя сермяжная правда. С одной стороны, я понимаю дочь моей героини, когда она спрашивает: «Ты зачем так вырядилась?!». Но ведь в карнавальном костюме дозволено многое, и мы хотели донести до зрителя, что нужно терпимо и деликатно относиться к странностям людей в возрасте».
 

Как зритель могу сказать, что создателям спектакля «Немного нежности», и прежде всего актёрам, удалось, ничего не навязывая зрителю, создать уникальную атмосферу, попадая в которую каждому предоставлена возможность улыбнуться и всерьёз задуматься, решить для себя что это: драма или комедия. Оказавшись на спектакле, где царит обволакивающая осень с шуршащей листвой, трудно не заметить, что кто-то из зрителей смеётся, а кто-то плачет. Безупречная актёрская работа корифеев иркутского драматического театра просто никому не оставляет шанса остаться равнодушным.
 

Зрители сопереживают героине народной артистки России Тамары Олейник – Нанде, у которой девять детей, но она оказалась никому из них не нужна; сочувствуют Пьере (артистка Татьяна Кулакова); заряжаются оптимизмом бывшего танцора Бату (артист Анатолий Лацвиев); обижаются на резкость Дианы (артистка Евгения Гайдукова); удивляются ярким поступкам Мими и Ненила (артист Валерий Жуков), радуются их побегу. Актёрам удалось показать не только судьбы героев, но и донести людям разного возраста, что приходит время и все мы становимся «косточками» от персика. Зритель, незаметно вовлечённый в переживания героев, вдруг оказывается один на один с собой, с острым, как нож, вопросом или тихой ноющей болью. Открытые вопросы дают нам больше, чем те, на которые мы заранее знаем ответ, и возможно именно поэтому и нужны такие спектакли.

Автор: 
Наталья Стахеева
26.03.2015