Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

Сильный спектакль для Другой (БОЛЬШОЙ) сцены!

Версия для печатиВерсия для печати

Иркутский драмтеатр пробует новый формат - лаборатория современной драматургии. Зрителям показывают эскиз спектакля. То есть спектакль, но не полностью. И надо решить, есть у него потенциал, стоит ли его выпускать в большую жизнь, на большую сцену, или нет? 10 марта разбирали пьесу Владимира Жеребцова «Чморик».
 

Алена Гиил:

Действие происходит на Другой сцене. Эта сцена в самом деле «другая»: она маленькая, она близко к зрителям, она окружена зрителями с трех сторон, но количество мест совсем небольшое. Может быть, эта камерность и близость тоже играет роль в восприятии. Но вердикт у всех был один - этому спектаклю быть!
 

Я специально не читала пьесу заранее, хотела сохранить чистоту восприятия. Это было правильное решение. Как-то так все по-настоящему получилось: что вот оно, прямо тут, перед тобой происходит на самом деле, и тебе приходится прикусывать язык, чтобы не закричать: «Возьмите Катю с собой! Потом скажете, что она сама увязалась». Потому что страшно. Там, где Бес, всегда страшно! Все остальные — люди, совсем обыкновенные, такие же, как в твоем дворе. Солдафон Алтынов, несчастная Анька, гопник Хруст и Новиковы — брат и сестра, скрипач и балерина, нелепые, торчащие в этом свином подсобном хозяйстве в далекой казахской степи, как бельмо на глазу для всех. Алтынов и Хруст пытаются загнать Новикова пинками в свой рай, они недалекие, может, недобрые, но все-таки не злые. Обыкновенные, отстаивающие свой мир, который трещит по швам от еще не заданного вопроса «А что, можно жить по-другому?»
 

Бес же не знает ни вопросов, ни сомнений. Он увидел Катю, он захотел новую игрушку. Чтобы сломать. Если заодно сломаются Хруст и Новиков, что ж, тем лучше. У него сила. Концентрат чистого, дистиллированного зла.
 

Сильный спектакль.
 

Анна Богданова:

В воскресение, на Другой сцене давали «Чморика» Владимира Жеребцова.

Гениальная постановка. Действие, сюжет?! Не то СЛОВО, я под впечатлением действия ТАКОГО... 

Тишина, меркнет зал, играет «Время вперёд» Свиридова...

Ожидали рассказ о солдатской басне,

А тут ЖИЗНЬ... да не простая, в части..

Вы представьте только: человечек с грязной душой, чистит свинарник. Загон у него ни малый-не большой. Свиней много, дел на полигоне в армии невпроворот, он от случая к случаю чай/водку пьёт, Аньку к себе зовёт... Анька обслуживает роту всю, потому что есть было бы нечего, тут, знаете ли, не до сюсю-мусю...

Муж пил, гонял, детей оставил двух, да и сам стрельнул себя с двухстволки, оставив дух..

И приезжает в часть к человечеку на полигон, холененький, едва упорхнувший из питерского гнезда ОН.

Не понятно каким ветром занесло Того, Андреем кличут, Новиковым Его. 

Андрея мать с сестрой любила, он счастлив и рад. Каждый день ему дарит добро и счастье, не жизнь, а мармелад! 

Человечеку же кажется, что жизнь не дарит ничего... вокруг говно и сено, свиньи и говно. 

Что в сердце носишь - то же и пожнёшь, но ищет виноватых он и слабых бьет. 

Приходят бить ведь и его... ты в волчьей стае - оправдание себя одно.

Андрей невероятно чистый человек, отрада матери, достойной жизни свет! 

Сначала он не понимает ничего... и обморок первичный от побоев Сани-Хруста, это обморок души его...

Не ищет оправданий, просто видит суть. Хруст на излом его берет, а он не изменил себе ничуть..

Есть тут Алтынов, старший лейтенант. И для него такой же ведь подопытный сержант. Который бьет потом интеллигента-скрипача, ударом своей внутренней силы, c видом богача. 

Все происходит вроде бы терпимо, ну что уж дедовщиной-дедовшина, 

Как в комнату вбегает Бес, с нунчаками в руках, ужасный весь...

И строит Саню и даёт ему приказы, 

То выпросить чего, то выполнить наказы...

Уходит, слава Богу, наконец...

Но зрителям понятно - Бес подлец!

Тут в часть к ребятам приезжает Катя...

Невинна и чиста, вся в белом, нет не в платье

В ботиночках с шарфом, порхает будто бабочка она...

Прекрасна и душой нежна...

Сестрой Андрея названа. 

Андрей и Катя в радости припадке, не замечают Сашиных нападок 

И слов о том, что здесь ведь и небезопасно, 

И как ей уезжать обратно - то не ясно...

Щебечет Катя и поёт, гостинцы на стол им кладёт... любуются они с Андреем... но слышен шорох уж за дверью...

Там Бес, завидев Катерину, уж зрителя вгоняется в ужас, предвещая всю картину...

Зовёт на разговор он Хруста

И говорит - в ночь, чтоб не было Вам грустно 

Сходите вместе с братом Кати вы на склад, а дверь оставь открытой, без преград... 

Тут Саня догоняет, в чем тут дело, но не перечит. Не по нраву смелость. 

Вот наступает вечер... Хруст зовёт Андрея за собой. Выходят в сени, Саня начинает диалог такой: 

Ты мне уж что-то почитай... стихи, давно не слышал я...

Ты что, Санек, пошли же мы уже с тобой! 

Да подождёт линолеум твой. Читай, я говорю!

Да не хочу я ничего читать, пошли, приказ твой выполнять! 

Да никуда мы не пойдём, не понял что ли ты

Зачем нас Бес послал ...

(Вы представьте только... человечек «с грязной душой» оказался не такой уж и плохой)

Ах, ТЫ....и кинулся он с кулаками на него... ну ничего... мы отстоим ЕЕ! 

На этом гаснет свет и завершается сюжет, на самом деле есть и продолжение... 

Вы можете расслабиться, там НИЧЕГО ТАКОГО, Слава Богу, нет, но пьесу Жеребцова прочитав, найдёте Вы истории сей завершение... 

На встрече режиссёр этого спектакля Станислав Валерьевич Мальцев рассказал, что »в тренде» теперь будут постановки о том, как «Сохранить Человечное в Человеке»..

... Я думаю, этот тренд отразится на Всем 21 веке... 

Мне от cебя хотелось бы ещё добавить, 

И, может быть, вывод сей житейский вставить:

Как просто принять за убеждение что-то, что являлось «не твоим», но в тех условиях не шуточных и не простых, усвоив принятые убеждения, искать реальные им подтверждения...

Перефразирую ещё: мы каждый попадаем в Выбор. И Выбор попадает в нас. И только от Тебя зависит, какой получится рассказ...

Фото: 
Алена Гиил
Автор: 
Анна Богданова, Алена Гиил
13.03.2019