Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

Самый первый «Старший сын»

Версия для печатиВерсия для печати

Сегодня исполняется ровно 50 лет со дня первой постановки пьесы «Старшего сына» Александра Вампилова, которая состоялась 18 ноября 1969 года. Самыми первыми исполнителями ролей стали артисты Иркутского драматического театра!
 

 – Этот ноябрьский вечер стал переломным моментом в репутации Вампилова - драматурга. Словно беспроволочный телеграф разнес по городу, что в театре происходит что-то интересное: на спектакль потянулись даже те (из молодежи особенно), кто до сих пор и дороги - то в это учреждение не знал. Каждый непредубежденный человек в зале ощущал, что, несмотря на вовсе не легкую жизнь и не ангельские характеры героев, общий колорит произведения светел, что на сцене в итоге совершается победа добрых начал над злыми в человеческих душах. Победа, не заданная автором изначально, а выстраданная, ставшая закономерным итогом всех смешных и грустных приключений этих людей, – писал Виталий Нарожный
 

– Вместе с Вампиловым в театр пришли искренность и доброта – чувства давние, как хлеб, и, как хлеб же, необходимые для нашего существования и для искусства…До последнего предела раскрылась перед нами наивная и чистая душа Сарафанова в «Старшем сыне», – вспоминал В.Распутин.


Воспоминания от непосредственных участников постановки:

Первый исполнитель роли Васеньки, артист Геннадий Марченко вспоминал:
 

Сегодня мы и сами другие, и ощущение, наверное, несколько другое. Тогда же нам казалось само собой разумеющимся, что он делал все просто, интеллигентно, по-дружески. Саша не пропускал репетиций, следил за развитием действия, и мне он, например, подсказал одну вещь, которая мне очень помогла. У меня не шла одна сцена - разговор подвыпившего Васеньки с отцом. Режиссер требовал серьезности, мне чего-то не хватало... В перерыве между репетициями Саша Вампилов подошел ко мне:

– Мне кажется, что-то не то получается?

– Да я и сам не пойму, в чем дело...

– А ты вспомни свое состояние после первой рюмки. Это какое-то особое ощущение... Его можно сравнить с полетом, что-то бесшабашное...
 

И действительно, стоило мне "войти" в подсказанное состояние - и все стало на свои места. Появился юмор, легкость. А там и следующие сцены стали складываться. Так, казалось бы, только штрихом обозначив актеру задачу, Саша помог прочувствовать правду образа, и мы поняли, насколько он уже тогда был мудрее нас. Когда я с ним говорил потом об этой работе, он сказал: "Я видел, что на первых репетициях все шло тяжело и мучительно, но потом спектакль обрел нужную ему тональность - спокойно-ироническую, и все получилось".
 

Заслуженная артистка России Тамара Панасюк:
- Еще в процессе репетиционной работы над спектаклем Вампилов дописал небольшую сцену - он была необходима зрителю для понимания "семейной тайны" Сарафановых. Речь идет о диалоге с соседом, который был давно в курсе, что Сарафанов работает не в филармонии, а в похоронном оркестре...
Размышляя над предысторией своей героини, я, например, понимала, почему Макарская не может оттолкнуть Васеньку от себя в его первой настоящей влюбленности. Ведь она знала его с детства, можно сказать, на горшок сажала. Она видела, что он рос без матери - как же она могла не щадить его?
 

В этом спектакле я, опять же следуя логике своей героини (Макарская работала секретарем в суде и, должно быть, ей, даже по тем временам, делали подарки), решила шикарно одеться. Не зря же Саша нашел для нее эту чуть ироничную характеристику - "краса родимого села", "Оклахома". Модницей должна быть! И вот я надеваю короткую юбку и шикарные высокие сапоги на шнуровке из какого-то другого спектакля. На репетиции выхожу на сцену. И какова же была реакция Вампилова?


– Ой, елки-палки, Тамара! Сними эти сапоги!
– Почему это? Не сниму.
– Сними.
– Сказала – не сниму.
– Ну тогда не удивляйся, если они у тебя исчезнут!
 

И сапоги, действительно, исчезли. Кто этому помог, куда они девались? Я этого так и не узнала. Но, видно, уж совсем показались они Саше неприемлемыми. Чересчур модные, блистательные сапоги, для французской пьесы... А для Вампилова каждая деталь была важна.

Заслуженная артистка России Елена Мазуренко:

Мы как-то играли "Старшего сына" в деревне, так одна зрительница на реплику Нины: "Ну да, уезжаю!" закричала из зала: - Правильно, уезжай! Я вот не уехала, так всю жизнь жалею!.. Это потому, что люди чувствуют, когда на сцене правда. У него идет простая, обычная жизнь простых, обычных людей. Но зато в финале это доходит до высокой правды и до самого сердца.
 

Народный артист России Вадим Лобанов:

– Я сыграл этот спектакль 218 раз и в большинстве из них в паре с заслуженной артисткой России Еленой Мазуренко. У меня же был такой случай: когда репетировали сцену с Ниной, я резко и раздражённо говорил о курсанте Кудимове: «Наверное, он большой и добрый» и так далее. Саша Вампилов сидел в зале и вдруг говорит: «Да не топчи ты его так. Не топчи. Он же тоже человек». И я стал мягче играть тот эпизод. А иногда он с удивлением говорил: «Я об этом вроде не писал…». Понимаете, сила его таланта была так велика, что он создавал пьесу с определённым замыслом, а подтекст, подспудный смысл, о котором драматург и не подозревал, вдруг выявлялся из материала и обогащал его работу.

По материалам СМ-Номер один, Любовь Сухаревская, 2002г.

 

Мы от души поздравляем артистов - первых исполнителей спектакля с этой красивой датой, с юбилеем САМОГО ПЕРВОГО «СТАРШЕГО СЫНА»! Поздравляем Иркутский академический театр с невероятной удачей, счастьем и возможностью сотрудничать с Александром Валентиновичем Вампиловым и быть первым театром в мире, который осуществил постановку «Старшего сына»!

18.11.2019