Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

От «Женитьбы» до «Женитьбы»...

Версия для печатиВерсия для печати

 

На охлопковской сцене состоялась премьера гоголевской комедии

На сцене Иркутского академического театра — после совсем недолгого отдыха от предыдущей постановки, в которой были колоритно заняты народные артисты России Виталий Венгер и Наталия Королева в главных ролях, Виталий Сидорченко и ряд других замечательных исполнителей, — после той еще не забытой постановки «Женитьбы» — снова на охлопковской сцене Гоголь. Именно поэтому иногда невольно начинаешь сравнивать те впечатления и нынешние, хотя это и понятно, и закономерно для театра: классические пьесы потому и классические, что интерес к ним не пропадает ни у постановщиков, ни у публики.

Искушения и опасения

Итак, «Женитьба», снабженная в программке и на афишах припиской «Совершенно невероятное событие». Это вместо привычного обозначения жанра — комедия.

Что это, отступление от Гоголя, режиссерское прочтение?

Казалось бы, уж что-что, а женитьба — самое что ни на есть «вероятное» событие в жизни большинства нормальных мужчин, если они не геи (предположение в духе времени).

Если честно, то у меня как у зрителя опасения определенные были. Какого рода? Было известно, что спектакль ставит молодой и продвинутый режиссер из Москвы, а если принять во внимание современные театральные тенденции... Если уж в Большом театре в классической опере «Руслан и Людмила» на сцене появились полуголые и голые артисты, то что ожидать от провинции? А вдруг режиссер из столицы привез эти новшества сюда? Я, да, наверное, и не я одна, опасалась чего-то похожего и на нашей сцене. Тем более тема — не похождения Руслана и дядьки Черномора, а женитьба! Можно так разгуляться! Так оторваться! Такие смотрины устроить!

Но опасения оказались напрасными, хотя были и смотрины, и соответствующие разговоры, и молодые персонажи (моложе, чем в предыдущей постановке гоголевской комедии).

Для начала отметим: режиссер Рустем Фесак сумел удачно подобрать исполнителей. В роли основного жениха, Подколесина, работает заслуженный артист России Игорь Чирва, актер со сложившимся имиджем комедийно-характерного плана. Его друг Кочкарев — элегантный и напористый Степан Догадин. Другие претенденты на руку невесты Агафьи — экзекутор Яичница, отставной офицер Анучкин, бывший моряк Жевакин (исполняют соответственно Александр Дулов, заслуженные артисты РФ Александр Ильин и Владимир Орехов) — череда характеров, каждый из которых не только выписан, но и сыгран с предельной проявленностью.

Хороша невеста — купеческая дочь Агафья Тихоновна, девушка на выданье, не слишком умная, но по-своему обаятельная, трогательная и в целом безоговорочно симпатичная (артистка Анна Дружинина). Не случайно каждый из женихов проникся к ней этой понятной симпатией, менее всех разве что — он, Подколесин.

Но что касается лично его, то тут ситуацию «дожимает» его друг Кочкарев: он убеждает, что девушка – то, что надо, что с нею он будет счастлив и спокоен.

О том, как убояться перемен

А в общем, это спектакль о нас, о многих, неважно, идет ли речь о женитьбе или о чем другом. Спектакль — о нашей инертности, о том, что мы живем в плену собственных стереотипов и часто не видим пользы даже там, где она очевидна.

Уж на что Подколесин — и самому надоело, казалось бы, жить бобылем, целыми днями валяясь на диване, и друг его убедил более чем настойчивыми доводами, и вот уже предложение невесте сделано, и благодарностью переполняется сердце… Уж лошади заложены и ждут у крыльца, и венчание назначено, и невеста отправилась облачаться в платье и давно заготовленную (!) фату… Но тут дрогнул наш жених, испугался перемен в своей жизни — и не захотел этих перемен. Не захотел ответственности, убоялся своей новой роли мужа и потенциального отца, — и вот уже ретировался самым неджентльменским способом: слинял в окно.

Что говорить, велика сила привычки, инерции, душевной лени. Не хочется человеку ничего менять — и так сойдет! А то, что жизнь одна, что время уходит, как вода сквозь пальцы, — не берем во внимание.

В этом, думается, и заключается вся невероятность того события, которое крупным планом предстает перед нами на театральной сцене. Не сама женитьба невероятна — а то, что она не состоялась, рухнула за мгновенье до своего осуществления.

Во весь рост

Кто сказал — браки совершаются на небесах? Да им и на земле-то свершиться не всегда дано. Может быть, Господь бы и благословил, и соединил два одиноких сердца, кабы не нерешительность, и лень, и непонятная трусость наша.

И думаешь: ладно, женитьба — дело, казалось бы, личное. А когда эта инертность сказывается в делах более важных, общественных, а то и государственных? Вот когда начинается тупая и бессмысленная пробуксовка, застой, стагнация…

Но если вернуться к спектаклю, то нужно отметить, что никаких авангардных пошлостей мы не увидели, что внимание зрителя держалось исключительно актерским мастерством и режиссерскими находками, а не голыми торсами и пошлыми шутками, посему я поняла: наш театр оказался несопоставимо выше столичного Большого театра, будь он хоть трижды брендом.

После премьерного спектакля мы, зрители, поднялись в зале в рост, чтобы от души поблагодарить артистов и постановщика. Артисты кланялись, а в какой-то момент на сцену вышел и режиссер Рустем Фесак. Действительно, очень молодой, внешне — совсем мальчик… А работа получилась достойная, искренняя, какая-то человечная…

Автор: 
Любовь Сухаревская
17.11.2011