Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

О самом главном

Версия для печатиВерсия для печати
В Иркутском академическом драматическом театре им. Н.П. Охлопкова в декабре состоялась премьера – спектакль «Семейный портрет с посторонним».
 
Многим иркутянам этот литературный материал драматурга Степана Лобозерова может показаться знакомым, ведь несколько десятилетий назад спектакль по этой пьесе уже шел на сцене охлопковского театра под названием «Кто утопит?». Тогда заслуженный артист России Евгений Солонинкин играл в нем одну из главных ролей. Сегодня он выступил в качестве режиссера-постановщика. О том, как рождался спектакль, и какие истины раскрывает, Евгений Петрович рассказал нашему корреспонденту.
 
– Евгений Петрович, расскажите, чем Вас привлекла пьеса «Семейный портрет с посторонним»?
 
– Эту пьесу Степана Лобозерова мне предложил поставить директор нашего театра Анатолий Стрельцов. Мы решили обратиться именно к ней, потому что в современном мире, в бешеном ритме жизни и стремительном информационном потоке мы слишком много обращаем внимания на что-то внешнее: на политику, на санкции, забывая о простых вещах и человеческих чувствах. Есть это не только в обществе, но и в театре. Современные авторы пишут очень сложные, ассоциативные и в чем-то даже заумные пьесы. Мы же своим спектаклем хотели напомнить зрителям о настоящих чувствах, искренних эмоциях, душевной теплоте и поддержке. О добрых, честных и простых людях. Они наивны и доверчивы, именно поэтому их так легко обмануть. А самое главное, что такие люди, с открытым сердцем, есть до сих пор, и они живут среди нас! Главное – об этом не забывать.
 
– Какие темы поднимаются в Вашем спектакле?
 
– Спектакль «Семейный портрет с посторонним» говорит, на мой взгляд, о том, что в период всемирной глобализации нужно оставаться человеком. Об этом писал и Чехов в своих произведениях, только люди у него были возвышенные, интеллигентные, а здесь – деревенские. В деревне люди доверчивые и простые. И это не та простота, которая, как говорится, хуже воровства, а простота от открытости миру.
 
В «Семейном портрете» поднимается и еще одна важная тема: «Свой – чужой». Как много сегодня мы слышим новостей о том, что кого-то убили, изнасиловали, обокрали. Люди перестают доверять друг другу, начинают бояться. Каждый живет сам по себе, в своем маленьком мире и отдаляется от окружающих. Мы уже не дружим с соседями по лестничной клетке, порой даже не знаем, как их зовут, а иногда и не здороваемся с ними. В деревне, все-таки, связь друг с другом еще крепка.
 
– Расскажите о том, как проходил репетиционный процесс?
 
– Работать было нелегко. Вместе с артистами и их героями я переживал все те перипетии, которые есть в пьесе. Мы несколько недель бились над техникой, органикой и взаимодействием актеров между собой. «Семейный портрет» – это комедия ситуации, комедия игры слов, поэтому разбирали практически каждое слово в ней. Я даже могу сравнить эту пьесу с гоголевским «Ревизором»: основное событие происходит в самом начале, а дальше все нарастает как снежный ком, и каждое слово, каждое предложение приобретает иной смысл. 
 
Фото: 
Анатолий Бызов
Автор: 
Мира Сатина
12.03.2018