Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

«О, Мольер, великий Мольер!»

Версия для печатиВерсия для печати
Жан-Батист Поклен известный многим под театральным псевдонимом Мольер родился 15 января 1622 года в Париже в старинной буржуазной семье, несколько поколений которой были обойщиками-драпировщиками. Отец Жана-Батиста возлагал на сына большие надежды – он хотел, чтобы в будущем он наследовал отцовское дело, получил должность королевского обойщика и приобрел право именоваться «королевским камердинером». Но тогда Поклен старший еще не знал, что сын изберет совершенно иной путь.
 
Благодаря отцовским связям и знакомствам Жан-Батист стал учеником Клермонского колледжа, где на протяжении семи лет изучал богословские дисциплины, греческий и латинский языки, древнюю литературу и грамматику. Завершив обучение в колледже, Жан-Батист Поклен сдал экзамен на звание лиценциата прав в Орлеанском университете. Но адвокатская практика не увлекла молодого человека. Появилась другая страсть – театр. Мольер больше не хотел быть в роли зрителя, он хотел выходить на сцену. Страсть к сценическому искусству привела Поклена в дом любителей театра Бежаров, в чьих планах было создание в Париже нового театрального предприятия.
 
 
Увлечение сына философией и, как многие считали, балаганством не радовало отца семейства Поклен. Он по-прежнему считал, что Жан-Батист должен вступить в права наследства и войти в цех обойщиков-драпировщиков. Отец заставлял сына проводить день за днем в лавке. В надежде на то, что Жан-Батист проникнется семейным ремеслом, отец поручил Мольеру ответственное задание – выполнить обязанности королевского камердинера во время поездки Людовика XIII в 1642 году в Нарбонну. Пребывание при дворе переполнило чашу терпения Жана-Батиста, и вскоре после возвращения из поездки он объявил отцу об отказе от деловых занятий и звания «королевского обойщика». Жан-Батист посвятил себя театру и вошел в историю мирового театра и литературы под именем Мольер.
 
Семейство Бежар собрало у себя любительскую труппу, в состав которой вошел и Жан-Батист. Артисты с успехом выступали перед родственниками и знакомыми, а после решили организовать настоящий театр. В качестве руководителя пригласили опытного актера Дени Бейса, арендовали зал для игры в мяч у Нельских ворот и назвали себя «Блистательный театр». Первое выступление состоялось 1 января 1644 года. Через год театр «прогорел», и труппа перебралась в зал для игры в мяч Черного Креста. Но дела лицедеев так и не приходили в норму: долги росли, зрители на представления практически не приходили. Это подтолкнуло актеров отправиться искать славу в провинцию. Так, в 1645 году, они снарядили фургон костюмами, декорациями, бутафорией и отправились в странствие на долгих 13 лет.
 
Осенью 1658 года Мольер и его труппа вернулись в Париж и по счастливой случайности выступили перед самим Людовиком XIV, даровавшим артистам старый театр Пти-Бурбон, который стал их новым пристанищем.
 
В те годы Мольер ничего не писал и занимался устройством театральных дел. Завершив организационные дела, Мольер взялся за перо и написал свое первое оригинальное произведение – «Смешные жеманницы». Пьеса имела успех, но успех был разных оттенков – кому-то комедия пришлась по вкусу, а некоторые, возможно, увидев в ней самих себя, открыто показывали свое недовольство творением Мольера. Но это не остановило драматурга – на свет появилась следующая комедия «Сганарель, или Мнимый рогоносец».
 
За годы странствий и работы в провинции Мольер накопил немалый опыт как драматург. От пьесе к пьесе он вырабатывал новые принципы драматургического творчества и подошел к созданию нового жанра, где жизненная достоверность изображения характеров и нравов сочеталась с широким гуманистическим взглядом на действительность. В конфликтах комедии нового типа явственно ощущались противоречия реальной действительности. Таковы были основные черты комедии, получившей наименование «высокой комедии». Первое пьесой нового жанра стала комедия «Школа жен».
 
Свой первый сокрушительный удар по дворянско-буржуазному обществу Мольер нанес комедией «Тартюф». Ее неоднократно запрещали к постановке, заставляя Мольера переписывать ее раз за разом. После почти пятилетнего ожидания парижане увидели «Тартюфа». Мольер получил разрешение от Людовика, позволявшего публично показывать эту пьесу со сцены. Он изменил название комедии на "Обманщик", снял со своего героя священническую сутану и переименовал его в Панюльфа, смягчил наиболее острые места, выбросил цитаты из Евангелия, заставил Клеанта произнести монолог об истинно благочестивых людях и в такой новой редакции показал комедию 5 августа 1667 года. В течение сезона она прошла сорок три раза.
 
Из-под пера Мольера одно за другим появлялись новые произведения – «Дон Жуан, или Каменный гость, «Мизантроп», «Брак поневоле» и многие другие. В них драматург воплотил лучшие традиции французского народного театра с передовыми идеями гуманизма. Сила слова Мольера заключается в его прямом обращении к современности, в беспощадном разоблачении ее социальных уродств, в глубоком раскрытии в драматических конфликтах основных противоречий времени, в создании ярких сатирических типов, воплощающих собой главнейшие пороки современного ему дворянско-буржуазного общества.
 
Мольер вызывал восхищение не только среди зрителей театра и читателей, но и среди многих классиков литературы. Так, Николай Гоголь с восхищением говорил: «О, Мольер, великий Мольер! Ты, который так обширно и в такой полноте развивал свои характеры, так глубоко следил все тени их». Лев Толстой отмечал: «Мольер едва ли не самый всенародный и потому прекрасный художник нового искусства».
 
Мольер был самым крупным писателем не только своего века, но и литературы следующих столетий. О Мольере Белинский сказал так: «Человек, который мог страшно поразить, перед лицом лицемерного общества, ядовитую гидру ханжества, – великий человек! Творец "Тартюфа" не может быть забыт!». И действительно, Мольера не забыли. Даже спустя почти три века театры нашей страны, да и всего мира обращаются к бессмертному творчеству этого драматурга, пытаются осмыслить современные реалии и посмотреть на проблемы общества, существовавшие веками, через призму дня сегодняшнего.
 
В Иркутском академическом театре в разные годы шли спектакли, поставленные по произведениям Мольера. Это, например, «Плутни Скапена» (премьера состоялась в 1995 году), «Жорж Данден, или Одураченный муж» (премьера состоялась в 2001 году), «Мнимый больной» (премьера состоялась в 2004 году) и другие. В репертуаре 168 театрального сезона особое место занимает комедия «Тартюф», актуальная и злободневная, несмотря на свой «возраст».
 
 
 
 
 
В центре спектакля – Тартюф (артист Глеб Ворошилов), человек кажущийся в высшей степени добродетельным и благочестивым. Однако за внешней маской скрывается лжец, и лжец наихитрейший.
 
 
Тартюф в постановке подобен волку в овечьей шкуре: он скрывается под другим именем, он избирателен в общении тех или иных обитателей дома семьи Оргона, меняет церковную рясу на светский камзол. Но за всеми этими внешними атрибутами не скроешь сущность лжеца и лицемера. Он умеет выкрутиться из самой, казалось бы, сложной ситуации, пойдет на любые уловки, чтобы предстать перед окружающими в выгодном для себя свете. Все это в совокупности с ярким и смешным действием позволяет шедевру Мольер три с половиной века не сходить с театральных подмостков. И убедиться в величии литературного таланта Жана-Батиста Мольера зрители смогут 20 января на Камерной сцене Иркутского академического театра.
15.01.2018