Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

Мрак зазеркалья

Версия для печатиВерсия для печати

В драмтеатре наступили «Сумерки богов»

Только черный цвет и зеркальная поверхность. Минимум белого, и то не как символа чистоты, а как цвета потустороннего мира. При этом новый спектакль Иркутского академического драматического театра им. Н.П. Охлопкова, премьера которого состоялась 17 апреля, нельзя назвать аскетичным. Постановка «Сумерки богов», в основу которой положены «Маленькие трагедии» Александра Пушкина, обставлена с почти декадентской роскошью. Но при внешнем мрачном блеске в декорациях главного художника театра Александра Плинта и костюмах Оксаны Готовской нет ничего чрезмерного.

Камерная сцена драмтеатра превращена в мрачное зазеркалье, причем пол, стены, колонны, стулья отражают не только персонажей спектакля, но и зрителей. Музыка Вольфганга Моцарта и хорошо выстроенный свет усиливают эффект. По замыслу режиссера Геннадия Шапошникова, это история о вызове, который человек бросает Богу. Почему бы с ее помощью не посмотреть на собственный «скелет в шкафу»? Такие мысли приходят почти сразу, как только закачивается сцена из Фауста, в которой звучит знаменитая фраза: «Мне скучно, бес!» – и открывается подсвеченный красным светом занавес.

Жутковатые фигуры на ходулях в черных плащах, усыпанных белыми масками, внезапно возникают в разных частях сцены. Одержимые, с воспаленным взором персонажи знакомых со школьной скамьи «Скупого рыцаря», «Каменного гостя», «Моцарта и Сальери», «Пира во время чумы» проживают свои страсти. В постановке маленькие трагедии, по сути, объединены в одну историю, все персонажи одновременно находятся на сцене. Ожидая своего выхода, они сидят в сумерках в глубине зала за зеркальным столом.

В спектакле заняты Александр Ильин, Анатолий Чернов, Егор Ковалев, Алексей Орлов, Николай Константинов, Андрей Винокуров, Василий Конев, Евгения Гайдукова, Светлана Светлакова, Ярослава Александрова, Надежда Савина, Вячеслав Дробинков, Анастасия Пушилина и Татьяна Буйлова. Все они, по сути, разыгрывают одну историю о мире, где наступили сумерки духа.

Каждая мизансцена в спектакле выстроена с предельной точностью. Перед зрителем одна за другой разворачиваются истории о человеческих пороках: корысти, скупости, зависти, сластолюбии, праздности. В последних двух эпизодах бросается в глаза нарочитый эротизм в костюмах женских персонажей, который иногда отвлекает от содержания. Пронзительно звучит в «Пире во время чумы» грустная ирландская песня в исполнении Надежды Савиной. В «Сумерках богов» режиссером задан четкий ритм, раск-рывающий внутренний психологизм стихов Александра Пушкина.

Параллели с современным человеком, который так же, как предки пару веков назад, мучается скукой и безысходностью, напрашиваются сами собой. В название спектакля не зря вынесено философское понятие «сумерки богов», означающее кризис религии, которая уже не может обмануть изощренный ум и обуздать первородные страсти детей божьих.

Автор: 
Елена Орлова
25.04.2008