Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

Миф о великой любви

Версия для печатиВерсия для печати

В драмтеатре поставили «Орфея и Эвридику»
 

Музыкальный спектакль о любви, обреченной разбиться о «скалы реальности», поставили в Иркутском академическом драмтеатре им. Н.П. Охлопкова. Его премьера по пьесе Жана Ануя «Орфей и Эвридика» в постановке заслуженного артиста России Александра Булдакова и художественного руководителя театра Геннадия Шапошникова состоялась 18 января на большой сцене.
 

История разворачивается в пространстве между белыми лестницами, напоминающими вокзальный виадук. Декорации придумал главный художник театра, заслуженный деятель искусств России Александр Плинт.
 

– Пространство сцены очень удачно решено, – считает Александр Булдаков. – Это такой странный вокзал, где есть переходы из реального мира в мистический. Вокзал – это метафора металлической клетки или паутины, в которой бьются живые люди. Пьеса вообще носит мистический характер. Сам Ануй называл ее «черной комедией», но мы пытаемся более оптимистично взглянуть на эту историю.
 

В начале зрителей встречает музыкальная группа: Александр Армаш, Егор Берлизев, Олег Запорожец и Денис Моисеев. Их лица в клоунском гриме, в руках – гармонь, барабаны, труба и гитара. Игра напоминает то ли звуки шарманки, то ли похоронной процессии. Кстати, музыку к спектаклю специально написали композиторы Александр Армаш и Олег Запорожец. Вся эта команда как будто выполняет в постановке функцию хора в греческом театре, тем самым являясь полноценным действующем лицом. Клоунские маски этой фрик-команды только подчеркивают связь с античным мифом, из которого французский драматург черпал вдохновение для своей истории. Эту идею продолжает грим персонажей – выбеленные полумаски, подведенные глаза. А костюмы художника Оксаны Готовской, к которым в плечевой части пришиты перья, как образы ангелов намекают на то, что в каждом есть божественная способность любить. Пусть даже у некоторых они превратились в крылья хищной птицы, как у циничного импресарио Дюлака в исполнении заслуженного артиста России Якова Воронова.
 

Однако в отличие от античного мифа в пьесе Жана Ануя Орфей (Александр Братенков) – талантливый скрипач, а Эвридика (Анна Дружинина) – молодая и трогательная актриса в небольшой театральной труппе. Но едва встретившись, герои словно узнают друг друга и сразу понимают, что это судьба. И весь мир с его пошлыми подробностями на время перестает существовать для них. И отец Орфея (заслуженный артист России Владимир Орехов) – бездарный бродячий музыкант, живущий за счет сына. И мать Эвридики (заслуженная артистка России Татьяна Двинская) со своим любовником Венсаном (заслуженный артист России Владимир Ильин). И любовник Эвридики Матиас (Алексей Орлов I), и даже его трагическая кончина под колесами поезда.
 

Но все это оставило влюбленных ненадолго. Прошлое нагоняет их в номере гостиницы, где им кажется, что они укрылись от окружающего мира. Причем если в античном мифе Эвридику укусила змея, то в пьесе кусает ее прошлое: «Значит, если ты в своей жизни видел много уродливого, все это остается в тебе? Если все слова остаются с тобой, и все гнусные взрывы смеха, если все руки, которые касались тебя, все еще липнут к твоей коже, значит, никогда не сможешь стать иной?» Этот ужас охватывает трогательную и нежную Эвридику, и она бежит от Орфея, понимая, что он не сможет простить ее прошлого.
 

В итоге героиня гибнет в автокатастрофе, но влюбленным, как и в мифе, дается второй шанс. Аид в спектакле предстает в обличии господина Анри (артист Василий Конев) в длинном белом пальто и шляпе. Эвридику отпускают из царства мертвых с условием, что до рассвета Орфей не заглянет ей в глаза. Но герою-идеалисту не терпится выяснить, был ли до их встречи импресарио Дюлак ее любовником. Эвридика, успокаивая его, говорит, что это ложь, но тот непременно хочет заглянуть в ее глаза, чтобы по ним определить правду и тем самым лишает жизни любимую.
 

– На мой взгляд, эта история о том, что люди не совершенны, иногда вульгарны, иногда пошлы, – считает Александр Булдаков. – И очень трудно удержать это высокое чувство любви в связи с эгоизмом современного человека. Орфей в нашем спектакле и пьесе Ануя совершает ошибку. Те высокие отношения, которые ему были дарованы судьбой, он не умеет сохранить в силу своего желания подчинить другого человека себе. Ведь реальную, несовершенную Эвридику он не способен любить.
 

На фоне этого продиктованного чувством ревности поступка, казавшиеся пошловатыми отношения матери Эвридики и Венсана, видятся совсем в другом свете. Быть может, любовь заключается не в одной лишь страсти и желании обладать другим человеком, а в умении принимать его таким, какой он есть со всеми достоинствами и недостатками. Ведь именно такая великая любовь способна очистить и излечить израненную душу и помочь человеку переродиться. А поиски «скелетов в шкафу» часто заканчиваются смертью отношений. В этой связи спектакль вполне может быть для зрителей неким тестом на эмоциональную зрелость.
 

Но режиссеры в спектакле дают влюбленным еще один шанс на более счастливую развязку, в финале повторяя сцену знакомства Орфея и Эвридики. При этом героине режиссеры «стерли память», как бы подчеркивая ее невинность, а Орфею оставили воспоминания обо всем произошедшем в надежде на благополучный исход.
 

В целом «Орфей и Эвридика» иркутского драмтеатра – очень трогательная история, разыгранная в стильных декорациях с красивыми спецэффектами, ведь по ходу действия мы видим даже киновставки, созданные с помощью киностудии Юрия Дорохина «REC.production». Выпадают из нее, пожалуй, только песни, исполняемые главными героями, ведь это все-таки в большой степени драматический спектакль, чем мюзикл.

Автор: 
Елена Орлова
25.01.2013