Режим для слабовидящих Обычный режим

«Лев зимой»: а может, любить и выбросить ножи?

Разработка сайта:ALS-studio

Версия для печатиВерсия для печати

Размышления после премьеры в Иркутском драмтеатре.
 

«Будем вешать игрушки на ёлку или друг друга?» Такой вот тезис рождественских встреч в духе Англии XII века, когда в замке пересекаются король Генрих II, его супруга Алиенора Аквитанская и три сына, каждый с амбициями на престол. Есть ли выжившие в этом «сражении», где мамочка — отнюдь не просто наблюдатель? Для неисторика интрига крепчает до самого финала спектакля, который поставили в Иркутском драмтеатре им. Н. П. Охлопкова. Премьера по пьесе американского драматурга и сценариста Джеймса Голдмена «Лев зимой» состоялась 15 мая на основной сцене.
 

Эту историю о последнем отрезке жизни одного из самых могущественных английских королей большинство зрителей считывает скорее, как семейную драму. «Я тебе поверил, а ты меня употребила», — созвучный крик досады вполне мог бы разорвать воздух в момент обострения бытового конфликта и в веке 21-м. Разве что объекты раздора, торга и сделок (с ножом за спиной, если не хватит аргументов) нынче несколько другие — не трон, так квартиры и элитные дачи. Жажда власти или сокровищ — велика ли разница? Эти ложные, но очень стойкие ценности взрастили немало чудовищ. И продолжают растить. Помните, у Булгакова? «Квартирный (а в случае английско-французского великого семейства — престольный) вопрос только испортил их». Но это уже из другой пьесы. Вернемся к нашим королям. И принцам, среди которых два «лишних». Кому-то придется «научиться жить в разочаровании».
 

«Это такая волчья стая, когда старый волк теряет силу, а молодые волки уже готовы вцепиться ему в горло, — характеризовал героев постановки «Лев зимой» ее режиссёр, заслуженный артист России, перевоплотившийся в Генриха II, Геннадий Гущин. — Они ждут момента, чтобы броситься. Это история любви Генри и Элинор совершенно сумасшедшая. Это любовь с кровавым оттенком. Мы знаем мало об этих героях, а в Англии короля, который объединил все земли, почитают. А Алиенора — это вообще легенда, не хуже, чем Клеопатра. О них можно рассказывать часов двадцать про каждого».
 

А труппа театра над сложным историческим материалом работала несколько месяцев. Артисты разгадывали роли — противоречивые характеры и психологические портреты, однозначно правильной интерпретации тут не заложено. Посмотрите на королеву-мать. Достойная пара для жесткого Генри, основателя династии Плантагенетов. Она появляется в замке под Рождество, потому что до такого великодушного подарка снизошёл ее муж — не отказываясь от молодой любовницы, ненадолго выпустил злобную супругу из заточения, где королева пребывала 10 лет.
 

«В ней говорит отчаянная женщина, на чьих глазах Генрих целует и признаётся в любви принцессе Элис. Любит ли король Англии Элис по-настоящему? Или девушка — это всего лишь разменная монета в лапах львов, готовых разодрать друг друга. Способны ли вообще все эти люди любить? И кто из них сможет преступить последнюю черту?» — гадают охлопковцы, а вслед за ними и зритель.
 

«Артист должен быть адвокатом роли, пусть фигура королевы неоднозначная, но мне была важна линия любви. Элинор любит Генри. И её любовь к мужчине — больше, выше. Дети остаются на втором плане», — считает исполнительница роли королевы Элинор Марина Елина.
 

Возможно, так и есть. Да, королева поднаторела в интригах и искусстве уничтожения противника, даже если это она когда-то 9 месяцев вынашивала этого противника и потом воспитала. Или раньше делила с сегодняшним врагом супружескую постель. Впрочем, война не исключает любви. Кому не знакомо жуткое желание ранить близкого в ответ на боль, которую он причинил тебе? Острые, колюще-режущие диалоги — особый смак постановки.
 

Почуяв запах крови, предвкушая ее вкус (как говорится, дурной пример заразителен), вдруг тоже свысока начинаешь смотреть на кажущегося слабохарактерным принца Джонни, который невнятно что-то наивное бормочет. Сразу вспоминается диснеевский мультфильм про Робин Гуда, где у невротического Джона, подловато конкурирующего с Ричардом Львиное сердце, корона хлипко висит на ушах, и привычка в трудный момент сосать палец сильно раздражает. Параллель сама напрашивается.
 

«А для меня мой герой в первую очередь человек и сын, — говорит Сергей Дубянский, который играет младшего сына короля. — Это не совсем моё амплуа, в этой роли мне удалось выйти из своего привычного — доброго — образа. Джон — интересный парень. На мой взгляд, вовсе не злодей, а избалованный ребёнок. У него есть своя любовь — и к родителям, и к братьям».
 

В общем, у всех своя любовь. Не без странностей, мягко говоря. Варварская. «Но в какой семье не бывает взлетов и падений?» — браво за риторику Элинор!
 

Отдельно хочется отметить работу умело в нужный момент нагоняющих жути художника по свету Сергея Скорнецкого и композитора Андрея Волченкова. В духе сурового времени сцену оформил художник Виктор Никоненко. Костюмы, органично вписавшиеся в общую стилистику спектакля, придуманы Иларией Никоненко.
 

Всем спасибо. Краткое изложение английской истории уже открыли. Еще раз осмыслим увиденное.

Фото: 
Анатолий Бызов
Автор: 
Ольга Брайт
Фото для слайдера: 
24.05.2021