Режим для слабовидящих Обычный режим

«Лекарь поневоле» - комедия нашей жизни!

Разработка сайта:ALS-studio

Версия для печатиВерсия для печати

28 ноября 2019 года на прогоне спектакля «Лекарь поневоле» Жана Батиста Мольера в постановке режиссера, заслуженного деятеля искусств Олега Пермякова, побывала известный журналист Оксана Гордеева. И вот какая у нее получилась яркая рецензия на этот спектакль.
 

Когда меня пригласили на закрытый показ спектакля, мне все хотелось ущипнуть себя – не сон ли это? Начать с того, что мое место было рядом со столиком, потертым и старым-престарым, за которым сидел сам режиссер. На столике стоял черный микрофон, в который время от времени Олег Пермяков, режиссер спектакля, говорил:

– Сильнее, ярче. Еще ярче! И музыка становилась громче.
 

Я слышала и видела, как это чудо делается! Но это было только начало... Сам спектакль был легким, как перышко и ярким, как тропическая бабочка. Мне все время мешала моя сумка и то, что я – не актриса. Время от времени хотелось выйти на сцену и станцевать. Серьезно! Актеры танцевали весь спектакль, и это было так заразительно! Это было весело, легко, грациозно, на одном дыхании!
 

Если бы мне кто-то сказал, что можно вот так – шутя и играя, показать всю нашу жизнь и заставить над ней задуматься, я бы не поверила. Как фокусник из шляпы вытаскивает кролика, а потом километры цветных платочков, так актеры одну за другой показывали картинки из нашей жизни. Так весело! Что мне было немного грустно. Вот молодая женщина – Мартина, жена Сганареля (ее прекрасно, выразительно играет Дарья Горбунова).
 

Она – просто символ всех молодых мамочек. Тощая, растрепанная, в вечной ночной рубашке и застиранном халате и на плечах ее возвышается дом не дом – огромный рюкзак, в котором кричат и плачут ее дети. Мартина ловким движением сбрасывает на пол огромный рюкзачище и начинает его качать, как колыбель. И дети один за другим успокаиваются.
 

Она – вся, как комок нервов, ну просто современная мамаша, замотанная жизнью. А рядом – муж-бездельник и пропойца, тот самый Сганарель, который нигде не работает, потому что нет профессии и нет образования. В лесу он вяжет веники и живет – в ус не дует, в свое удовольствие. И при этом неплохо себя чувствует. Да еще и колотит ее палкой. А она и рада. Когда выходит какой-то человек, чтобы устыдить ее мужа, она нападает на него первой:

– А может, мне нравится, когда меня бьют? Что вы лезете не в свое дело?
 

Часто женщины, которые подвергаются домашнему насилию, не заявляют на своих мужей. Тем более – не спешат с ними расстаться. Зачем? А семья? А если дети останутся без отца? И этот страх останавливает Мартину расстаться с Сганарелем. Но она придумывает, как ему отомстить: она уговаривает двух слуг Жеронта взять его своему господину в лекари.
 

Мартина надеется, что уж там-то ее нерадивого мужика, увальня и бездельника, вздуют хорошенько. Он свое получит! Так что главным режиссером всей этой истории оказывается она – Мартина! Стыдно признаться, я себя в ней узнала. Такой костюмчик в роддоме, да и после него был и у меня. Ночнушка и халатик. И вид был такой затрапезный.
 

И внутреннее ощущение точно такое же, как у Мартины: да кому я нужна? Со стороны взглянуть на себя было полезно)))
 

Или – о нашей медицине. Это в советское время было дико, что врачу надо платить. Сейчас плата за врачебные услуги – нормальное явление. Лекарь поневоле Сганарель (Его блистательно сыграл Артем Долгополый) рассуждает:

– Эх, и хорошо быть врачом! Если башмачник испортит кусочек кожи, его накажут. А врач испортит целого человека, и ему ничего за это не будет. Покойники – люди покладистые))) А, это ведь, страшно сказать и грех утаить – Мольер! Век-то, ребята, 17-й (пьеса была написана в 1666 году!)
 

Мне очень понравилась Виктория Инадворская в роли кормилицы. Я всегда восхищалась природной пластикой этой актрисы. И хотя за рыжим париком ее было трудно узнать, но то, как она двигалась, выдало актрису с головой. В своих движениях она -- вкрадчивая кошка. Красивая! Великолепная!
 

Сам Сганарель был прекрасен. Не переигрывал, был естественным. Когда с небес спускается рама для того, чтобы народ возвеличил Сганареля и возвел его на пьедестал, она чем-то неуловимо напоминает гильотину. И – точно! В конце пьесы рама превращается в гильотину. И та самая толпа, которая восхищалась мнимым лекарем, теперь готова отрубить ему голову. Но! Сганарель, и правда, врал. Но ведь делал он это не по своей воле: его буквально заставили быть лекарем.
 

– А я ни ухом, ни рылом во врачебном искусстве! – признается он.
 

И разве не похожи его «пассы руками» на действия психиатра из Винницы Кашпировского, покорившего в 90-е все пространство бывшего СССР? И люди, как загипнотизированные, подчиняются Сганарелю, потому что ведь им надо кому-то подчиняться! Сами поставили на место ВЕЛИЧАЙШЕГО ЛЕКАРЯ ВСЕХ ВРЕМЕН И НАРОДОВ неуча и невежду, сами же возвели его в ранг Гуру. А что ему еще оставалось делать? Но – Сганарель все-таки не алчный бродяга и обманщик. Он помогает двум любящим сердцам соединиться: дочь Жеронта (Екатерина Константинова) и ее возлюбленный Леандр (Константин Агеев) убегают из-под власти деспотичного отца. Жеронт соглашается соединить их руки только тогда, когда умерший (так вовремя!) дядюшка оставляет все свое состояние Леандру.
 

В спектакле все продумано до мелочей. Каждая деталь, даже самая маленькая, льет воду на мельницу комедии. Все вызывает веселый смех. И даже незаметные, казалось бы, герои, становятся важными и смешными. Вот выходят два крестьянина на сцену, обращаются к ВЕЛИКОМУ ЛЕКАРЮ.
 

Это крестьянин Тибо в исполнении актера Анатолия Лацвиева и его сын Перрен (его играет Юрий Шелковников). Они просят вылечить их жену и мать. Она лежит парализованная. У нее водянка. А еще судороги. Уж каких-каких только лекарств ей не навыписывали другие лекари, а ей все только хуже становится.

– Вы хотите, чтобы я ее вылечил? – спрашивает Сганарель.
 

И, недолго думая, дает им большущий кусок сыра. Да увесистый кошелек ему вдогонку. И напутствует их такими словами:

– Пусть съест весь этот сыр. А если умрет, так сделайте похороны попышнее!
 

Мы понимаем, что А – денег у Сганареля теперь немерено, и Б – он совсем не жадный, если отдал такую сумму на похороны крестьянки, которую никогда в жизни не видел. Как легко Сганарель зарабатывает, так же легко и расстается с деньгами, нисколько не заморачиваясь над тем, что с ним будет дальше. Еще хочется сказать о костюмах для спектакля, которые сшили по эскизам Оксаны Готовской. Шляпа с огромным красным страусиным пером подчеркивает спесь Жеронта. Штаны с карманами (по современной моде) украшают тощие ноги мужа кормилицы Луки. Иван Гущин в этой роли просто великолепен! Смешной, забавный, он вызывает и жалость, и смех одновременно. Зеленый комбинезон кормилицы гармонирует с ее рыжим париком и подчеркивает главное достоинство – пышную грудь, к которой так хочет новый лекарь Сганарель.
 

Да что тут говорить? Надо идти и смотреть! И, даже если тебе вырвали зуб, не дали зарплату, жена ушла, а друг оказался вдруг..., приди на этот спектакль. И ты еще долго будешь потом вспоминать, тебя так расстроило?

Фото: 
Алена Скоромец
Автор: 
Оксана Гордеева
02.12.2019