Режим для слабовидящих Обычный режим

Кто такой Лунин?

Разработка сайта:ALS-studio

Версия для печатиВерсия для печати

Михаил Сергеевич Лунин родился 18 декабря 1787 в Санкт-Петербурге в семье статского советника и богатого тамбовско-саратовского помещика, имевшего 1200 крепостных душ. Получил прекрасное образование. Он кроме французского языка, также хорошо знал английский, польский, латинский и греческий языки. Служил в Кавалергардском полку.

 
После неудачных походов 1805-1807 гг. Михаил Лунин поселился в Петербурге на Черной речке. В доме кроме хозяина, слуг и гостей проживали ещё девять собак и два медведя, которые наводили панику на окрестных жителей. Сохранилось немало воспоминаний и слухов о проделках штабс-ротмистра. Современник вспоминал: «Лунин беспрерывно школьничал. Редкий день проходил без его проказ». То Лунин за одну ночь на пари меняет местами вывески на Невском проспекте, то - опять на пари - скачет по столице в чём мать родила, то, отправившись на двух лодочках к Каменноостровскому дворцу, расшалившиеся кавалергарды поют серенаду императрице Елизавете Алексеевне, супруге Александра I.
 
 
Лунин был известен как бретёр, готовый вызвать на дуэль любого по самому мелкому поводу, но, оказавшись у барьера, он всегда стрелял в воздух. Его противники не всегда были столь благородны, и к военным ранам присоединялись шрамы от нескольких тяжелых ранений.
 
 
Кампанию 1812-1814 гг. Михаил Лунин закончил кавалером трёх орденов и золотой шпаги «За храбрость». Однако военная карьера, видимо, в этот момент уже не прельщала его.
 
 
В 1815 году Лунин подал в отставку и уехал в Париж. Там он жил на весьма ограниченные средства, так как отец, не одобряя поведения сына, отказал ему в деньгах. Лунин снимал мансарду в Латинском квартале и писал французский роман из русской истории «Лжедмитрий». Кроме литературы Лунина, судя по всему, страстно привлекала музыка. Ещё в Петербурге он часами играл на рояле, в Париже пользовался всяким удобным случаем, чтобы сходить в оперу, но, судя по некоторым воспоминаниям, более всего его трогали звуки органа… Он и сам прекрасно на нем играл. В Париже он познакомился с Сен-Симоном и перешёл в католичество.
 
 
В 1817 году после смерти отца, став наследником большого состояния, Михаил Сергеевич вернулся в Россию и решил сам улучшить жизнь своих крепостных. Он построил в имении школу, больницу, прощал крестьянам недоимки. Крестьяне не забыли добрых дел своего барина. Когда в 1826 году до имения дошла весть об аресте Лунина, крестьяне взбунтовались.
 
 
В Петербурге Михаил Сергеевич вступил в «Союз спасения», и в дальнейшем был одним из основателей «Союза благоденствия», после прекращения деятельности которого Лунин стал членом «Северного тайного общества».
 
 
В 1822 году Лунин поступил на службу в Лейб-гвардии Гродненский гусарский полк и уехал в Польшу. Он был назначен адъютантом Великого князя Константина Павловича, который был главнокомандующим войсками Варшавского военного округа. После 1822 года Лунин отошёл от идей основателей движения, оставаясь приверженцем необходимости политических перемен в России, и прежде всего — освобождения крестьян. Он, в основном, отвергал способы, предлагаемые участниками тайных обществ, которые казались Лунину неприемлемыми. В Польше он встретил и полюбил прекрасную Наталью Потоцкую, родственницу последнего польского короля. Её роман с русским офицером мог начаться во время его службы в Варшаве, то есть в 1824-1825 годах. Потоцкой было семнадцать лет, Лунину тридцать семь... Девушка из королевского рода, конечно, была не ровня тамбовскому дворянину. Через несколько лет после встречи с Луниным её выдают за князя Сангушко, одного из первых польских магнатов. Красота её, по воспоминаниям современников, была необыкновенна и сохранилась в восторженных стихах французской поэтессы Дельфины Гэ: «Она явилась мне посреди праздника как идеал, которого ищет поэт...». Наталья Потоцкая-Сангушко прожила на свете всего 23 года и умерла в 1830-м.
 
 
После восстания на Сенатской площади и мятежа Черниговского полка многие родственники и друзья Лунина оказались в казематах Петропавловской крепости. Некоторые из них сразу же назвали его имя. Его приговорили к 15 годам каторжных работ и вечному поселению в Сибири. Он написал своему кузену Никите Муравьеву, тоже сосланному в Сибирь: «…Всё, что было до Сибири, - детская игра и бирюльки; наше истинное назначение - Сибирь; здесь мы должны показать, чего стоим».
 
 
Из декабристов Лунин был арестован последним: 10 апреля 1826 г. отправлен в Петербург под конвоем и в сопровождении фельдъегеря. В ночь на 16 апреля помещён в Петропавловскую крепость.
 
 
Следственному комитету Лунин заявил: «Я поставил себе неизменным правилом никого не называть поимённо». Факт своего участия в тайном обществе он не отрицал.
 
 
В 1826 году Лунин был осуждён в основном за план цареубийства 1816 года и приговорён к пожизненной каторге. 10 июля 1826 года срок каторги сокращён до 20 лет, по манифесту от 22 августа 1826 г. — до 15 лет с последующим поселением в Сибири навечно. В 1832 году срок каторги был сокращён до 10 лет.
 
 
Перед судом всем декабристам было предложено написать завещание. Лунин по завещанию передал своё имение двоюродному брату с условием, чтобы тот отпустил крестьян на волю. Его сестра под давлением мужа оспорила завещание. Имение досталось ей.
 
 
После заключения в крепости Свеаборг и Выборгской тюрьме Лунин был направлен в Читинский острог (доставлен 11 апреля 1828 года). Переведён на Петровский завод в августе 1830 года. В 1836 году вышел на поселение в село Урик.
 
 
В 1837 году Лунин создаёт серию политических писем, адресованных сестре: он задался целью написать историю декабристского движения, предполагалось, что письма станут известны широкому кругу читателей. В начале 1838 года он пишет «Розыск исторический» (краткое обозрение прошлого Российского государства), в сентябре 1838 года «Взгляд на Русское Тайное Общество с 1816 по 1826 года» (очерк по истории тайных обществ), в ноябре 1839 года «Разбор Донесения, представленного императору Тайной комиссией 1826 г.» (содержит критическое исследование «Донесения» и взгляд автора на декабристское движение с обозначением его истинных целей). Лунин планировал написать «Разбор деятельности Верховного уголовного суда» для чего просил сестру прислать документы и материалы, касающиеся Восстания 14 декабря: публикации газет, рассказы очевидцев. Замысел не был осуществлён, так как Лунин не получил требуемые материалы.

 
В Иркутске сложился кружок распространителей сочинений Лунина: преподаватели местных училищ Журавлёв и Крюков, казачий офицер Черепанов, декабрист П. Ф. Громницкий. Чиновник особых поручений при иркутском губернаторе Руперте Успенский увидел список одного из произведений Лунина у Журавлёва, взял его якобы для прочтения, снял копию и переслал с донесением А. Х. Бенкендорфу. В ночь с 26 на 27 марта 1841 года Лунин был арестован, его бумаги изъяты. Сам Лунин сослан в Акатуй, самую страшную каторжную тюрьму Сибири. «Лунин нисколько не удивился своему новому аресту; он всегда ожидал, что его снова засадят в тюрьму, и всегда говорил, что он должен в тюрьме окончить свою жизнь, хоть, впрочем, он очень любил свободно скитаться с ружьём и проводил большую часть своей жизни на охоте. Однажды я был у него на святках, и он спросил меня, что по мнению моему последует ему за его письма к сестре? Я отвечал, что уже четыре месяца прошло, как он возобновил переписку, и если до сих пор и не было никаких последствий, то, вероятно, никаких и не будет и впредь. Это его рассердило; он стал доказывать, что этого быть не может и что непременно его запрут в тюрьму, что он должен в тюрьме окончить жизнь свою».
 
 
( «Записи С. П. Трубецкого на „Записки“ В. И. Штейнгеля»)
 
 
«Архитектор Акатуевского замка, без сомнения, унаследовал воображение Данта, - писал Лунин друзьям. - Мои предыдущие тюрьмы были будуарами по сравнению с тем казематом, который я занимаю. Меня стерегут, не спуская с меня глаз. Часовые у дверей, у окон, везде. Моими сотоварищами по заточению являются полсотни душегубов, убийц, разбойничьих атаманов и фальшивомонетчиков. Однако мы великолепно сошлись. Эти добрые люди полюбили меня. Я являюсь хранителем их маленьких сокровищ, приобретенных бог знает как, и поверенным их маленьких тайн».
 
 
В 1845 году 58-летний Лунин умер в тюрьме. Некоторые историки считают, что он был убит по приказу свыше, потому что иначе невозможно было заставить его замолчать, другие утверждают, что он умер от инсульта или от угара.
 
 
Одно из последних писем, которое дошло из-за акатуевских стен: «Деньги, вырученные от продажи дома, употребите в пользу Василича и его семьи тем способом, какой Вы найдете удобнейшим. Пришлите мне оставшиеся книги и образ Богородицы через посредство властей, требуя, чтобы издержки по пересылке были удержаны из принадлежащих мне денег... Здоровье мое поразительно. И если только не вздумают меня повесить или расстрелять, я способен прожить сто лет. Но мне нужны специи и лекарства для бедных моих товарищей по заключению. Пришлите средства от лихорадки, от простуды и от ран, причиняемых кнутом и шпицрутенами…» Он сумел остаться свободным человеком даже в каторжной тюрьме, потому что считал, что по-настоящему свободным может быть только человек, помогающий другим и уповающий на Бога. Этим убеждениям он остался верен до конца.
11.12.2010