Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

Коктейль на классической основе

Версия для печатиВерсия для печати

Сегодня мы приглашены в кафе. Адрес – Другая (экспериментальная) сцена театра имени Н.П. Охлопкова. Время – 19:00.
 

Уже четыре года люди собираются в этом заведении при гостинице. Ранние гости могут выбрать места: кто-то садится поближе к подиуму-сцене (спиной, о чём, наверное, будет сожалеть), некоторые скрываются за барьером, а другие совсем скоро окажутся за столиком с гоголевскими шулерами. А пока фоном бормочут три телевизора, по одному заходят и начинают играть музыканты группы «BURN». Синтезатор, гитара, ударная установка… Низкий и проникновенный звук электронного контрабаса вызывает приятную дрожь.
 

Рецепт спектакля «Гоголь/Кафе» принадлежит режиссёру Дмитрию Акимову (также артист исполнил роль Кругеля). Кажется, звучит это примерно так: во-первых, взять два классических произведения – пьесу Н.В. Гоголя «Игроки» и незавершённую оперу Д.Д.Шостаковича по этой же пьесе. Далее – влить хорошую порцию современности. Украсить талантливыми актёрами и музыкантами. Взболтать, но не смешивать.
 

Коктейль в итоге получился приятный: сюжетного интереса нет (хотя не стоит зарекаться, до финала почти полтора часа). Но жанр «мистификация» позволяет, к примеру, выйти в красном свете А.И. (актриса Анна Дружинина). Роскошна – иначе не скажешь. Что-то подсказывает, Гоголь сам бы не отказался от столь обольстительной ожившей колоды карт.
 

Вот Ихарев (засл. арт. России Степан Догадин) и не отказывается. Герой получился страстный, азартный. Потому и не слышит внутренний голос, совесть – Аделаиду Ивановну.
 

Степан Иванович Утешительный (артист Василий Конев) обходителен, довольно осторожен и уравновешивает собратьев, Кругеля и Швохнева (Алексей Орлов (I)). Оба резки, агрессивны. То ли кричат Ихареву: «Проверь карманы!», то ли наоборот успокаивают: «Видишь, открываем тебе свою истинную сущность».
 

Давно известная история разворачивается вокруг трёх столов. За ними едят, пьют и, главное, играют. Экспрессивно, широко, громко, по нарастающей. Камера показывает вид игры сверху. Карты летят за пределы стола. Чёрные стены и пол оттеняют изменения света. Аферы проворачиваются под носом у жертв.
 

Спектакль получился темпераментный, он то слегка прикасается рукой, то ею же пытается дать пощечину. Синий обжигает не меньше красного. Гоголевские шулеры вполне комфортно чувствуют себя в дне сегодняшнем. Их конец известен, но путь всё равно манит. Манит, как и «Гоголь/Кафе», куда стоит заглянуть на огонёк. К примеру, 5 марта.

Фото: 
Роман Кириченко
Автор: 
Людмила Чипизубова
18.02.2016