Режим для слабовидящих Обычный режим

«Искусство задавать вопросы»: премьера спектакля «Брат Иван» на сцене Драмтеатра Иркутска

Разработка сайта:ALS-studio

Версия для печатиВерсия для печати

Рецензию на спектакль публикует ИА IrkutskMedia.
 

На другой (экспериментальной) сцене Иркутского академического драматического театра имени Охлопкова все дозволено, если спектакль получится успешный. Потому и удивляет зрителя «Брат Иван» — первая часть трилогии по роману Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы». Рецензию Людмилы Чипизубовой на спектакль публикует ИА IrkutskMedia.
 

Выделяется эта постановка многим. Здесь нет женских персонажей. Почти нет ярких цветов. Повествование ведется от финала романа к началу.
 

Зритель, конечно, сосредоточен на среднем брате – Иване. Его богоборческий бунт полно раскрыл артист Василий Конев: от болезни к прежнему здоровью проводит он своего героя, выявляя причины безумия. Муки совести и отсутствие опоры в жизни заставляют Ивана задавать вопросы, на которые он не может ответить.
 

Артист Алексей Орлов (I), исполнивший роли судьи и Черта, искусно воплотил пугающего негативного двойника Ивана. Понятны его суть и намерения, но все равно завораживают бесцветные бесовские глаза.
 

Линии других братьев – Дмитрия (артист Дмитрий Акимов) и Алеши (артист Сергей Дубянский) – только намечены. Образы, с одной стороны, закончены, но с другой, показаны не во всей глубине, что, возможно, объясняется еще двумя частями трилогии в перспективе.
 

Сложные философские вопросы, которые мучают героев, уравновешены лаконичной сценографией. Основа ее – напоминающий эшафот серый крест. Один из его концов упирается в проем, проделанный в черной декорации. Его закрывает то зеркало, то легкая ткань, то кирпичная стена. Эта непреодолимая оранжевая кладка становится одним из немногих ярких пятен.
 

Пространство другой сцены – черное, как и костюмы всех героев (кроме Человека в белых одеждах, исполненного артистом Иваном Алексеевым). Но все преображает свет. Используются три цветовых варианта: обычный белый, холодный синий и красный, напоминающий кровь и кардинальские одеяния. Потому в эпизодах, посвященных Легенде о Великом Инквизиторе, преображается не только Иван. Красное освещение и «витражи» конкретизируют пространство, отсылают нас к внутреннему убранству католического собора.
 

В относительно небольшом объеме другой сцены каждый непроизвольный шум может вмешаться в ключевой эпизод. Но эта же особенность акустики делает оглушительным звон маленького колокольчика в руках Черта, а металлическая кружка как будто с выстрелом ударяется о дерево. Зрителям отделить себя от происходящего практически невозможно.
 

Полифоничный роман Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы», даже усеченный сюжетно до истории одного брата, остается произведением глубоким и непростым. Можно с уверенностью сказать, что удачна инсценировка артиста театра и режиссера Дмитрия Акимова. Один час двадцать минут, как оказалось, способны достаточно глубоко погрузить зрителя в атмосферу Достоевского, в вопросы веры и неверия. Но, в то же время, после просмотра «Брата Ивана» еще остаются силы на размышления. А подумать наверняка захочется – в спектакле сложно найти однозначные ответы.

Фото: 
Анатолий Бызов
Автор: 
Людмила Чипизубова
26.03.2016