Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

Иркутский театр в иркутской блогосфере

Версия для печатиВерсия для печати

Саша Поблинкова составила свой театральный рейтинг и рассказала, с чего начинается любовь блогеров к театру.



Текст автора без изменений. Взято из ЖЖ.

Из всех пиар-отделов местных заведений культуры я больше всего люблю литчасть драмтеатра. Молчановку, конечно тоже. Для справедливости: Художественный музей и особенно Усадьба Сукачева тоже большие молодцы. Всем остальным советую у этих троих учиться.

Преамбула: Как-то раз, я в рамках приличия дебоширила в Примусе, встретила там ясноглазого Диму Акимова и с порога на него наехала. Провинция-де жутко культурный сайтик, а коммуникаций с культурными местами у нас нет, подайте мне драмтеатр. И забыла благополучно. Примерно через три дня девочки из Драмтеатра нашли меня Вконтакте и начали окультуривать всеми доступными их креативному отделу способами. И серия видеоинтервью  с молодыми актерами у нас в Провинции есть, и еще пара идей «на потом», и в театр я теперь хожу как на работу. На этой неделе театра было особенно много - три спектакля и одно интервью с Владимиром Толстым.
 

Мои симпатии этого сезона разрываются между «Грозой» и «Закатом», но на этой неделе не их я смотрела... Вечная любовь – это «Последний срок» и «Поминальная молитва». Кстати, как можно объяснить тот факт, что особенно душевно драме дается еврейская тема?) Впрочем, и «Скрипач на крыше» в музтеатре был хорош, шагаловский такой. Жаль, что больше его там не подают.
 

ДРУГАЯ  СЦЕНА - нынче моя любимая сцена в драмтеатре. Помню, когда ее открывали, Шапошников говорил, что это будет такое пространство для экспериментов. Спектакли там дают нечасто, билеты, разумеется, не достать. А жаль.
 

Гоголь/Кафе

Первая большая режиссерская работа Димы Акимова по «Игрокам» Гоголя. Очень хорошо. Местами немного походит наДаун-Хаус, но это и неплохо. Вся гогольщина сплетается с современностью, которая совсем не портит дела, в финале и вовсе звучит песнь про Магадан. Монологи хороши и та самая страсть игры передается. Такого Гоголя я и не знала, а он, оказывается, очень даже Достоевский местами. Авантюризм, страсть, порочность - все это так хорошо и понятно, что смотришь постановку как песнь песней. Осуждать ли аферистов? Нет. Потому что все там очень человеческое, настоящее, живое. Люблю такую неклассическую классику.
 

Суровый постмодерн по Хармсу. Признаюсь как на духу: в постмодерне я не сильна, поэзии обэриутов не ценитель (мне как-то проще Есенин про березы и поля), и ничего толком не поняла. Но все это мракобесие с плясками и прочим «МазлТов» пришлось по душе. Где катарсис, размышляла я, пока мои брови лезли на лоб, а степень обалдевания от происходящего возрастала до каких-то космических высот.  Хармса же в детские поэты записали, а детей он вообще-то ненавидел, да и вовсе, судя по спектаклю, людей как-то не особо жаловал. А еще вот Настя Пушилина в роли Елизаветы совершенно очаровательна.
 



Комната невесты

Вот в опере есть опера, а есть оперетта. Как похожий жанр называется в театре? Короче, массовый спектакль про нелегкую женскую судьбу, мелодрама. Когда пьесу про женщин написал мужчина, а потом поставил ее мужчина - добра не жди. Это как женщины в романах Ремарка. Война, дружба, эмигранты - все у Эриха Марии хорошо, а вот тетки - не настоящие. Таких не бывает. Как не бывает и таких чудесных фей типа главной героини «Комнаты невесты». Зал был полон, зал рукоплескал и вообще, говорят, спектакль популярен. Что мне понравилось? Сидеть в ложе и пожилые актрисы, и бодрые молодые актеры. Отличный был монолог про «годы проходят, все лучшие годы».  После работы отдохнула нормально, но это не театр про воспитание души, это театр как роман Устиновой - прочитал, легко, ничего не вынес, и душу отвел, и норм. Зато настроение хорошее. Тут, кстати, была бы интересна мужская точка зрения на вопрос.
 

Но на самом-то деле хотелось прямо из ложи повизгивать: не верю! Потому что мы, девочки то есть, не такие, и девичники у нас не такие. И вообще все не так. Во-первых, мы гораздо хуже и злее. Во-вторых, мы все куда более настоящие. Мы составляем кунсткамеры из странностей бывших товарищей, мы ведем подсчет разделенному при расставаниях имуществу, мы к 26 стали совершенно не романтичны и не так и важно, в какой последовательности будут идти кофе и секс. Мы с трех слов можем просчитать весь будущий роман и прикинуть, когда он закончится. Но  при всем этом, мы обманываться всегда рады и, каждый раз, тяжело вздохнув, идем есть все эти ритуальные кексы, нюхать розы и гулять по городу. Потому что где-то очень глубоко внутри, настолько глубоко, что об этом не принято говорить вслух даже на самых разнузданных женских сабантуях, когда границы приличий стерты до тонкого пунктира, мы верим в то, что рано или поздно будет любовь. И, не оборачиваясь назад идем набивать синяки нового жизненного опыта, каким бы он ни был.
 

Сделаю себе театральную передышку небольшую, схожу в филармонию;Р

 

Автор: 
Саша Поблинкова
24.06.2014