Режим для слабовидящих Обычный режим

Интервью Анны Дружининой на радио «Шансон»

Версия для печатиВерсия для печати

– Любовь, безусловно, нужно дарить всем-всем, кто нас окружает. И в большей мере сегодня этого достойны артисты, творческие работники, ведь сегодня, друзья, Всемирный день театра. И как я обещала, сегодня у нас в гостях актриса Иркутского академического драматического театра им. Н.П. Охлопкова Анна Дружинина. Ура, друзья! Аня, доброе утро!
 

– Доброе утро всем радиослушателям радио «Шансон»! Всем, кто сейчас не спит, едет на работу, может быть, уже работает. И всем-всем-всем, кто уже не спит и празднует День театра!
 

– Вот так, друзья, мы весело начинаем наш эфир, Аня всех поприветствовала, и ей спасибо большое. Аня, скажите нам, пожалуйста, вы всегда мечтали о театре?
 

– Я бы не сказала, что мечтала о «театре», но мечта о сцене была всегда. Как-то себя проявлять с разных сторон, всегда хотелось быть на виду. С самого детства. Я, конечно, была таким стеснительным ребенком и не говорила о том, чего мне хочется. Максимум, что я могла сделать в своем возрасте, это клянчить у мамы очень сильно, чтобы она отдала меня в музыкальную школу, чтобы хоть как-то себя проявить духовно, свое духовное начало. Потом мне, конечно, хотелось ее бросить, хотелось пойти на дзюдо, на всякие кружки по шитью, по вязанию. Но мама меня взяла в такую обойму.
 

– Бразды правления взяла в свои руки? Она почувствовала, что вас в творчество тянет. Значит, уже проявляли свои таланты, дома на табуретке стихи рассказывали, наверное? Было такое, да? Аня, прекрасно, но не пожалели, что в театре оказались?
 

– Нет, дело в том, что об этом вообще никтоне может пожалеть. Потому что театральная среда для любого человека, будь он актером или нет, будь он другой профессии, занимаясь театром, он раскрывается как личность каждый раз абсолютно по-другому. Мало того, что нас жизнь оборачивает каждый раз так, что мы себя порой не узнаем, а в театре этохудожественное проявление, так или иначе ты на какую-то планку выше становишься. Это очень развивает, конечно.
 

– Перейдем непосредственно к вашей работе. Тексты большие у актеров, как вы их запоминаете? Может, какие-то
техники специальные есть?

 

– Знаете, в чем везет? Что не только у тебя тексты на сцене, есть еще партнеры, у которых порой бывает их побольше. Перед постановкой спектакля устраиваются читки материала. Мы собираемся, читаем кто какие роли будет играть. Когда мы уже «подчистили» тексты, прочли все, мы начинаем, как говорят, идти «в ноги». То есть начинаем ходить понемножечку с текстами. И в принципе текст он же осмысленный, правда? Там есть мысль какая-то, есть какое-то зерно персонажа. Персонаж должен быть узнаваем. Он один из типов нашего общества. И когда приходит понимание, кто он такой, тогда понимаешь, почему он это говорит и, разумеется, слова укладываются сами.
 

– А стихов, интересно, это тоже касается?
 

– Да, кто-то может подумать, что там сложнее, но там есть один помощник – рифма. Даже если запутаешься, она поможет… надеюсь, что поможет (смеется).
 

– Как говорила моя учительница, хоть номер мобильного телефона говори, но говори, лишь бы не было паузы, да?
 

– Да, и это очень важно – держать динамику действия и никому не дать понять, что что-то произошло. Да даже если и произошло, ну и что, все мы люди, у всех бывает. Это живой момент. Всегда интересно. Мы же все-таки не роботы.
 

– Точно! Анна, а еще расскажите про такой момент: у артистов есть приметы различные, например, у музыкантов ноты упали и нужно на них срочно сесть, чтобы ничего плохого не произошло. У актеров и театралов есть что-то такое?
 

- Я не думала, что у музыкантов то же самое! Когда падает текст роли, говорят: «Сядь на нее срочно, чтобы роль удалась». Кто-то делает, кто-то нет. В принципе, кто во что верит. До безумия доходить тоже не надо, всему есть своя мера.
 

– У вас есть какие-то свои приметы?
 

– Я очень долго верила, что найти на сцене гвоздь – это к ролям. Но, говорят, что раньше все декорации прибивали гвоздями, и гвоздей было очень много. Но я об этом не знала, поэтому собирала каждый гвоздик. У нас был в училище на первом курсе творческий дневник. Один гвоздик просто пришит у меня к первой страничке. Такой для меня: «к новой роли, к новой роли…».
 

– Здорово, когда есть такие замечательные моменты, которые можно вспомнить. Главное вера. Вы верили и поэтому у вас так много замечательных и интересных ролей. Анна, с творческими людьми в большом коллективе как уживаетесь? Есть сложности? На одной вы волне или как?
 

Все люди разные, как и везде. Как говорится, все люди хорошие. Но не всех нам дано понять. У каждого свои ценности. Бывает так, что для меня что-то не так ценно, как для другого человека, я это неспособна понять. На своем уровне, может, это человека задевает. Всякое бывает. На одной волне немного людей, но для того их и мало, чтобы мы их ценили. Но если мы в одной работе все вместе соединяемся, все это забывается, и мы объединяемся общим желанием создать что-то целостное, какую-то новую работу. Многое зависит от режиссера.
 

– В общем, во всем стараетесь находить компромисс, да?
 

– Да, разумеется, как без этого.
 

– Есть спектакль «Своя радуга». Автор вроде как вы. Как родилась такая идея?
 

– Вы знаете, я случайно вспомнила, что мне этот материал знаком, потому что я его слышала на курсе, который учился старше нас на один год, и они его готовили как речевой материал. Я вспомнила кое-что и думаю: «Почему бы ни почитать?». Тогда была волна такая, по Москве «катилась»: «Сказки с оркестром». И я подумала: «У нас новый дирижер в Филармонии. Почему бы нам не сделать совместный проект?». Набралась смелости. Пошла к нему на репетицию… В общем там не задалось, и пыл у меня немножечко остыл. Потом спустя два года (огромный срок, я считаю), когда у меня появилось немного свободного времени, я подумала: «А вот, наверное, пора!». Я занялась текстом, сделала из него композицию, стала учить. Там небольшие оттенки говора появились архангельского – это архангельские сказки, северные, и мне стало чего-то уже не хватать. Какого-то реквизита, оформления, площадки – и увидела из окошка Дом Актера, хорошая камерная площадка, сто человек зрителей… То есть, в принципе, для воплощения чего-то своего, чтобы попробовать себя в самостоятельном проекте - очень даже достаточно. Когда я все это сделала, у меня была задача показать все это Союзу театральных деятелей, чтобы мне дали «зеленый свет». Они мне его дали очень быстро. Сказали: «Слушай. Пора поиграть». Я была как-то не готова, если честно: костюм был не полностью готов, оформление кое-как – домашние радости, можно сказать. Но и тем не менее летом я сыграла три спектакля.
 

– Мне кажется, что это прекрасный подарок судьбы для развития себя, развития творчества и еще, может быть, хотите что-то добавить?
 

– Да, так получилось, что в этом же году организовали первый Фестиваль самостоятельных актерских работ – то, что делают актеры вне рамок театра. И я поехала в Омск, мне даже дали премию. Есть чем немножечко погордиться. Я сменила оформление, и спектакль уже два раза прошел в феврале и сейчас будет еще 14 апреля на сцене Дома Актеров.
 

– Надеюсь, что дальше в таком духе и будете, Анна, двигаться за новыми победами, новыми наградами, за новыми творческими идеями. Рассказывайте, как вы отмечаете «День театра»? Или нет такого?
 

Как можно не отметить? Это то, чем мы занимаемся, наше основное предназначение. Конечно, мы этот день стараемся отмечать очень широко. Собираются все артисты театра, работники театра за большими дубовыми столами, за сахарными яствами. Мы собираемся, общаемся, все нарядные, красивые, но веселье артистов – дело рук самих артистов. Разумеется, и начинается: капустники, поздравления, всякие творческие проявления, песни – все!
 

– Зажигаете по полной программе. Да? Сколько есть мыслей и фантазии. Работа актера предполагает творческое вдохновение. Где вы черпаете эмоции, что, где, откуда берется?
 

– Вдохновение… Человек, в принципе, часть природы неотъемлемая. И вдохновение, я считаю, можно черпать только из природы. Есть солнце на небе, нет ли его, идет ли дождик, снег, или там птичка запела так, что что-то родилось в душе. Только из природы или из творения других людей. Бывает, посмотришь на какую-то картину или на то, как играет какой-нибудь актер – тебя это заряжает. Заряжаешься от чего? От хорошей энергии. От энергии любви. Природа все нам дает и оттуда мы черпаем свои силы.
 

– А роли какие больше нравятся: драматические ли, комедийные ли?
 

– Конечно, когда-то нравились драматические. Но больше всего я хотела бы, конечно, острохарактерных, комедийных ролей. Потому что они требуют большего спектра возможностей, мне кажется. Если драматические требуют какой-то душевной отдачи и часто приходится свои какие-то личные вещи подключать, тот тут наоборот эффект полного отстранения, какая-то черта, порок в человеке, которая делает его таким «выпуклым». Он этим смешной, и зрители понимают, примитивно говоря, что так нельзя делать.
 

– А любимая есть роль, которая уже сыграна?
 

– У меня такой принцип, что последняя роль – самая любимая. Из последних работ, по-моему, это «Орфей и Эвридика». Поэтому сейчас это роль Эвридики.
 

– Теперь хочется перейти к хобби. К каким-то увлечениям. Анна уже нам поведала «за кулисами», так сказать, о том, что она сейчас в отпуске. Весело время проводит и, может быть, и вам сейчас расскажет, что ее больше всего интересует.
 

– Отпуск очень условный, потому что в то время, когда нет спектаклей, главное себя не потерять и чем-то заняться. Я сейчас по-максимуму, если мне что-то предлагают, соглашаюсь, рада попробовать. Стараюсь заниматься физическими нагрузкам: фитнес, танец… Недавно я сходила на новое для себя занятие – уроки валяния картин, сваляла там такую картинку с одуванчиками. На каток. На всякие такие вот прелести, на какие-то сдачи спектаклей в Театральное училище. Или, допустим, у нас в театре была премьера «Закат» по Бабелю… Вроде как свободна, но время у меня постоянно чем-то занято.
 

– Мне кажется, что действительно нужно находить время для того, чтобы немного притормозить и радоваться всему происходящему в жизни. Картину навалять тоже, думаю, сумеет не каждый. Хочется спросить: достаточно успешно у вас идет деятельность театральная или, может быть, это уже все, потолок. Или стоит дальше покорять новые вершины, куда-то ехать?
 

Я бы не сказала, что существует соблазн куда-то уехать. Потолок, конечно, может наступить, но дело зависит уже от тебя, в какую сторону ты хочешь развиваться, в этой ли профессии ты хочешь развиваться и все такое. Конечно, хочется еще что-то попробовать. Хочется не зацикливаться на театре, сложно сыграть, если ты в жизни еще ничего не видел. Нужно не пропускать жизнь: что-то смотреть, куда-то ездить, чем-то насыщаться. То есть вести при этом полноценную, интересную жизнь.
 

– Вообще путешествовать любите?
 

– Я конечно люблю путешествовать. Не скажу, что много где была, но…
 

– Из последнего что душу тронуло?
 

– Если учитывать, что я была в третий раз наУкраине… Всегда это встреча с новыми людьми, это особая энергетика места. Есть места просто магические, как Алтай. Столько интересных мест! Мы мало что знаем о нашей географии, ее тайном слое.
 

– Спасибо большое за такую замечательную беседу. Хочется пожелать провести этот день как-то по-особенному, в театре с коллегами, с родными и близкими. Что вы пожелаете нашим слушателям?
 

Дорогие радиослушатели! Будьте здоровы! Не думайте о проблемах, думайте о способах их решения! Пейте апельсиновый сок по утрам, ешьте здоровую пищу, дышите хорошим воздухом, выезжайте за город, наслаждайтесь природой, слушайте пение птиц, больше созерцайте! Желаю вам всего светлого и хорошего!
 

– Прекрасное пожелание, такое необычное, разностороннее. Я думаю, что уже кто-то побежал в магазин за апельсиновым соком. Кто-то думает, где найти хороший чистый воздух, ну а я, друзья, предлагаю пойти сегодня приобщиться к самому высокому, прекрасному – одним словом, к искусству!

27.03.2014