Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

Евгений Князев: «Роль - это я»

Версия для печатиВерсия для печати

Фестиваль за фестивалем, проект за проектом - лето у Иркутского академического драматического театра им. Н.П. Охлопкова выдается творческим как никогда. Только завершились Литературные вечера «Этим летом в Иркутске», как через две недели на сцене театра открылся Фестиваль дипломных спектаклей, посвященный 100-летию Театрального института имени Б. Щукина. Это событие подарило иркутскому культурному пространству девять актеров – выпускников Театрального института имени Б. Щукина.
 

В 2010 году впервые в истории Института на актерский факультет был набран курс студентов, обучавшихся на базе Иркутского академического театра. Со второго курса ребята были заняты во многих спектаклях театра, специально для их постановок была создана учебная Четвертая сцена. 2 июля руководство Института торжественно вручило иркутским выпускникам дипломы. Об этом и рассказал в начале нашей беседы ректор Театрального института им. Б. Щукина, актер Государственного академического театра имени Евг. Вахтангова, народный артист России Евгений Князев.
 

- В Иркутске я четвертый раз и не устаю восторгаться вашим театром: это же Александринка! Это чудо, когда ты идешь, и неожиданно открывается музей, уютное фойе, а тут ложа необычная, красивейший зрительный зал. Одно удовольствие быть здесь, и я понимаю, почему зрители любят этот театр. В последний раз я приезжал сюда в 2010 году, на один из первых экзаменов у ребят. Они были студентами первого курса - совсем маленькие «цыплята»... как все меняется за четыре года! Некоторые из них тогда вообще впервые вошли в театр, ведь несколько человек приехали из деревень. Где они услышали, что происходит набор, как смогли добраться, как не побоялись прослушиваться - остается загадкой. Но мы в них не ошиблись, ребята оказались способными учениками, и это приятно. В выпускную комиссию Театрального института им. Б. Щукина кроме меня вошли декан актерского факультета, проректор по учебной и методической работе, профессор Мария Оссовская; заведующий кафедрой мастерства актера, профессор, заслуженный деятель искусств России Павел Любимцев. Программа была насыщенной: в течение трех дней мы просмотрели пять студенческих спектаклей: «Евгений Онегин» А.С. Пушкина, «Очень простая история» М. Ладо, «Гроза» А.Н. Островского, «Тартюф» Ж.-Б. Мольера, «Каникулы с пиратами».
 

Замечательно, что ребята уже в самом начале своего творческого пути соприкоснулись с таким материалом: они наизусть знают «Евгения Онегина», и это относит их к весьма небольшой прослойке культурных людей. Сейчас на Большой сцене Вахтанговского театра тоже идет «Евгений Онегин», продолжительностью почти четыре часа, с Сергеем Маковецким в главной роли. Его часто играют, залы переполнены. И зрители, посмотрев эту постановку, с благодарностью говорят о том, что они, может быть, в первый раз осознали для себя смысл этого произведения. И поняли даже не Евгения как героя, а Татьяну, олицетворяющую собой ту самую русскую женщину, на которую можно положиться: «Но я другому отдана и буду век ему верна». Это сложное и в то же время простое произведение. Театр вообще вещь немудреная: здесь важны чувства, эмоции, мысли.
 

У иркутских щукинцев на том же материале получился совершенно иной спектакль. Его форма - когда нужно постоянно подхватывать, договаривать друг за другом текст - хорошее упражнение на ансамблевость. Вспоминая Пушкина, иронизируя, артисты затевают на сцене игру, после чего по ходу действия доходят до серьезных моментов: смерть Ленского, взросление Татьяны, изменения в душе Онегина... Замечания есть, но мне кажется, что все подправится, когда юные актеры сами повзрослеют, наберутся жизненного опыта. Ведь каждая новая роль - это конгломерат из предыдущих. Роли - это мы. Спектакль «Евгений Онегин», как и проникновенная притча «Очень простая история», даны ребятам на вырост и могут играться ими очень долго. А как они психологически подробно существуют в спектакле «Гроза»! Как продемонстрировали свои пластические способности в «Каникулах с пиратами»! Основы актерского мастерства иркутские выпускники получили - дальше все будет зависеть от степени заинтересованности театра в них и их самих в Иркутском академическом театре.
 

- Как понять: получился спектакль или нет?
 

- Никак не поймешь. У нас шел выдающийся спектакль «Без вины виноватые» по А.Н. Островскому. Я был в нем занят, но никогда не чувствовал, что играю в легендарной постановке. Мне нравилось, как ее принимали зрители, замечательно, что после этого спектакля я познакомился с огромным количеством коллег старшего поколения, которые приходили за кулисы и говорили, например: «Я Татьяна Шмыга. Хочу выразить вам свое почтение, благодарность за эту роль». Мне было так странно это все выслушивать, потому что ты же знаешь, что что-то не получилось, что-то забыл. Или все, как тебе кажется, прошло гладко, а режиссер говорит, что в такой-то сцене ты сделал не так. И тогда - где хорошо, где плохо? Поэтому получился спектакль или нет, я уже не думаю. Главное, стараться играть так, чтобы тебе не было стыдно за себя. Важно пытаться не отдыхать на сцене, а работать, чтобы жизнь героев была гораздо насыщеннее, чем у человека, который находится за кулисами. Иногда можно наблюдать подмену: в гримерных бушуют страсти, крики, настоящие чувства, а на сцену выходят одна сплошная пустота и нелепость. Такой театр никому не нужен.
 

- Как зритель, Вы в зале отрешаетесь от мыслей о том, как он сделан?
 

- Приемы других актеров крайне редко можно где-то использовать. Я смотрю спектакль не оценочно, не как профессионал, стараюсь попасть в эмоциональное ощущение этой истории, жить в ней. Конечно, мне видны недочеты, но я могу и не обратить на них внимания. Как зритель я очень люблю ходить в театр и чаще всего бываю благодарен людям, которые вышли для меня на сцену. Педагоги в Щукинском училище научили меня никогда не уходить со спектакля, поэтому в каждой постановке я стараюсь найти что-нибудь хорошее, а про то, что мне не нравится, просто забываю.
 

- Щукинская школа видна на сцене?
 

- Когда играет хороший артист, не имеет никакого значения, какой он школы. Если у человека есть задатки, обучиться этому ремеслу можно везде. Мы гордимся нашей системой обучения потому, что у нас есть методология, доказавшая свою состоятельность. А вообще любой курс обучения предназначен для средних артистов. У талантливого человека есть природа театра, чувствование, которым он умеет владеть, потому быстрее все понимает и ему школа нужна только для того, чтобы задать направление развития. Ребята со средними способностями тоже могут выучиться ремеслу артиста, и они театрам очень нужны. На всех хватит солнца, но не главных ролей. Все гениями в театре быть не могут, иначе он разорвется на части и не сможет существовать. Часто именно актер эпизодических ролей бывает занят в репертуаре больше, чем ведущий артист, потому что небольшие острохарактерные роли можно играть хоть каждый день, а главные - не больше десяти раз в месяц.
 

- Какие пьесы современной драматургии Вы могли бы посоветовать к постановке?
 

- Я ничего не могу вам сказать: сколько ни приходится читать современные пьесы - возвращаешься к Чехову, Горькому, Толстому, Достоевскому. Они про сегодняшнюю жизнь говорят лучше, чем современные драматурги. Хорошие писатели есть: те же Евгений Водолазкин, Александр Кабаков, Людмила Улицкая, Дина Рубина, Александр Терехов. Совсем недавно вышел великолепный роман Захара Прилепина «Обитель». Кстати, спектакли по прозаическим произведениям часто очень гармонично существуют на сцене. А вот хорошей современной драмы пока не попадалось, но, может, я невнимательный.
 

- Искусство на протяжении XIX века было способом выражать политические взгляды. Сегодня театр выполняет такую функцию?
 

- Сейчас театр жизни может быть гораздо интереснее, чем политические подтексты на сцене. Поэтому политический театр ушел, сегодня его нет. Но это не значит, что Театр как влияющее на действительность явление умер. Чувства человеческие никуда не девались: не ушла любовь, люди так же страдают, существуют честь, достоинство, порядочность. И если мир не перевернется, все это от человека не уйдет, а театр обязан говорить, прежде всего, о человеке. Политики нет, но есть стремление помочь, поддержать. Когда в Южной Осетии случилась трагедия грузинской военной агрессии, туда прилетел оркестр Гергиева. Он играл на развалинах, и это стало символом торжества жизни. Музыка успокаивала людей, говорила о том, что есть ценности более важные, чем мстить, убивать. Более ценно уметь жить... и в аду. Помочь в такой ситуации сохранить человеческое в человеке настоящее искусство может.
 

- Вы тоже выступаете с симфоническим оркестром...
 

- Я читаю под музыку симфонического оркестра, в год бывает по несколько таких совместных работ. Мне очень нравится. Оркестр, состоящий из 120 музыкантов, играет мелодию, которая в этот момент, сейчас, рождается у тебя за спиной... за тобой возникает мощная стена красоты и гармонии - это непередаваемые ощущения.
 

- Какую музыку Вы любите?
 

- В зависимости от настроения, потому что жизнь каждый день складывается по-разному. Могу в машине иногда «Реквием» поставить, «Аве Марию» - иной раз кажется все так плохо, что явственно ощущаешь конец. Потом смотришь: ан нет! И думаешь: «Оффенбах тебе сейчас в этом состоянии очень подойдет». Или найдешь волну лучшей эстрадной музыки: «Боже мой, как замечательно! Стоит дальше жить и работать можно».
 

- Есть человек, которого Вы могли бы назвать своим творческим учителем?
 

- Да, Петр Фоменко. Он никогда меня не учил, но когда в 1989 году я пришел в театр имени Евгения Вахтангова, мне посчастливилось с ним работать. Я почувствовал то духовное родство, которое бывает крайне редко. Я ходил за ним, воспринимал, понимал. Он открыл для меня основы существования в театре другого качества. Благодаря Петру Наумовичу я понял язык сценического искусства.
 

- Кого Вы считаете великим артистом, и что включает в себя это понятие?
 

- Никого. Я могу назвать ряд актеров, которые мне нравятся в определенных ролях. Нет такого артиста, который бы играл равно гениально. Даже у самого развеликого таланта бывали спектакли и среднего уровня, и совсем проходные. В больших артистах, которых я знал и знаю: Евгении Лебедеве, Олеге Борисове, Татьяне Дорониной, Михаиле Ульянове, Евгении Евстигнееве, Юрии Яковлеве, Иннокентии Смоктуновском, - в максимальной степени выражены личностные качества, за которыми хочется наблюдать, на которые нужно равняться. Иногда и позавидуешь, потому что так легко (как кажется) дается им то существование, которое они позволяют себе на сцене. Но профессия актера - я уже давно понял - не только радость, это упорный, мучительный труд. Тем не менее, артист счастлив в работе, потому иркутским выпускникам я желаю именно такого счастья.

 

Фото: Анатолий Бызов

Автор: 
Ольга Олекминская
18.12.2014