Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

А есть ли в вас «ген ипохондрика»?

Версия для печатиВерсия для печати
Кто такой ипохондрик? Что за болезнь такая ипохондрия? И чем страшна она для людей не только века XIX, но и XXI? С этими вопросами на репетициях спектакля «Ипохондрик» по одноименной пьесе Алексея Писемского разбираются артисты Иркутского академического театра совместно с режиссером народным артистом России Иосифом Фекетой. 
 
По мнению постановщика, ипохондрия, или, как принято считать, синдром «мнимого больного» опасен для людей. И, в первую очередь, для мужчин. Поддаваясь соблазну не только находить у себя кучу несуществующих болезней, но и перекладывать ответственность за принятие того или иного решения в жизни на плечи других людей, и чаще всего женщин, мужчины переходят с главных ролей на второстепенные.
 
– Когда мужчина теряет главенствующие позиции и понимает свою несостоятельность и несамостоятельность, то происходит перестройка общества, – рассуждает режиссер Иосиф Фекета. Мужчина, который должен быть добытчиком, сильным, отважным, за чьей спиной будет в безопасности женщина, становится слабым. И все в свои руки приходится брать именно женщине, потому что больше некому. В пьесе Писемского об этом очень хорошо сказано. Ведь Дурнопечин – яркий пример того, как человек не может избавиться от мнительного страха перед принятием даже самого ничтожного решения и во всем полагается на свою тетушку.
 
Сергей Плеханов в книге о Писемском говорит, что в «Ипохондрике» есть сильный автобиографический контекст. По мнению исследователя, задолго до написания пьесы у Алексея Феофилактовича обнаружили недуг – находить у себя всевозможные болезни. Особенно ярко эта параллель с автором, опасающимся всяческих болезней, представлена в финальной сцене, когда ипохондрик Дурнопечин приходит в ужас от известия, что рядом с его имением начинает бушевать эпидемия холеры. Но тут же Плеханов делает оговорку: «Конечно, образ ипохондрика Дурнопечина не автопортрет, но симпатия, с которой описан чудаковатый герой пьесы, говорит, что автор с пониманием относился к его мнительности». 
 
За чудаковатостью Дурнопечина мы видим то, что он, увы, неисправим, как не искореним и его порок ипохондрика. Проводя параллели с днем сегодняшним, утверждать со стопроцентной уверенностью, что таких людей, как Дурнопечин, уже не существует, не стоит. Как не стоит говорить о том, что все мы подвержены этой странной мнительности, затуманивающей наш рассудок, наш разумный и рациональный взгляд на окружающую действительность. В каждом из нас присутствует, так называемый, «ген ипохондрика». Вот только решить, насколько силен в нем этот ген «ипохондрика», предстоит каждому зрителю самостоятельно.
Фото: 
Анатолий Бызов
04.04.2018