Будь в курсе
событий театра

Достоевский – это про жизнь

Разработка сайта:ALS-studio

Версия для печатиВерсия для печати

Как сыграть душевную боль, почему тексты Федора Михайловича сложно учить и зачем вообще читать его книги? Об этом и многом другом поговорили с Сергеем Дубянским — актером, который играет персонажей Достоевского. Материал к 200-летнему юбилею великого классика.
 

11 ноября исполнилось 200 лет со дня рождения Федора Достоевского – классика, который писал правдиво, точно, сложно. Потеря близких, ссылки, близость смерти – история его тяжелой, но подлинной жизни, жизни без преувеличения. Через своих персонажей он говорил о личном, рассказывал судьбу народа и умело задевал внутренний мир читателя. Достоевский опережал время, многие его не понимали и не понимают до сих пор.  Быть героем его произведений на сцене – большая любовь и ответственность актеров театра. О прозе души, подготовке к спектаклям и феномене Достоевского поговорили с Сергеем Дубянским.
 

Сергей Дубянский – актер Иркутского драматического театра, лауреат Премии Губернатора Иркутской области за достижения в области культуры и искусства. Играет в спектаклях: «Идиот», «Игрок», «Брат Иван».
 

Сергей Дубянский окончил Театральный институт им. Бориса Щукина в Москве. На сцене нашего драмтеатра играет с 2010 года.
 

Зачем читать Достоевского?
 

За 60 лет писатель пережил столько, сколько хватит нескольким поколениям вперед. Он понял мир гораздо глубже, чем многие из нас. К Достоевскому приходят не сразу. К его книгам возвращаются за советом, кто-то ищет себя, но каждый чувствует, что вместе с писателем начинает понимать жизнь.
 

Почему многие боятся его произведений?
 

Он выворачивает душу наизнанку и показывает все стороны человека, не приукрашивая их. Достоевский честен и многим этим не нравится. Людям жутко признавать одну простую истину: «Мораль всегда серого цвета». Он один из немногих открывает всю подноготную человеческой природы –  неоднозначной, порой жалкой, но всегда настоящей и близкой каждому из нас.
 

Кто для вас Достоевский?
 

Прочитав его впервые, мне стало страшно, прочитав дважды, я понял жизнь. В последующие разы убеждался, что ничего не знал о жизни и вряд ли узнаю на самом деле. Я люблю возвращаться к его произведениям, расту вместе с ними. Часто перечитываю и между строк всегда нахожу что-то новое. Он поражает на всех уровнях: детектив, любовь, раскаяние, драма. Одновременно жутко и поразительно, как Достоевский влияет на внутренний мир одной книгой – кто-то не может добиться этого и через сотни произведений.
 

Что общего между вами и его героями?
 

С героями Достоевского объединяет одна мысль: вечный поиск себя, скитания между плохим и хорошим. Всегда увлекаюсь многогранностью персонажей, сравниваю, замечаю сходства, поражаюсь. Иногда даже думаю «Тварь я дрожащая или право имею?» и отвечаю: «Когда как».
 

Раньше я был открыт всему миру. Впитывал в себя все, что мне рассказывал, и старался помочь. Жизнь часто давала за это по голове. Мой персонаж Мышкин такой же, только доведен до абсолюта. Под конец он истощает себя морально, погибает со словами: «У нас все получится, получится… Не получается». Так долго не протянуть.
 

Каково быть героем Достоевского?
 

Читать его трудно, учить для спектакля – невозможно. Помню, как мы со слезами на глазах не могли запомнить текст, до премьеры оставалась неделя. Я мучился, кричал, пытался снова. У Достоевского свой особенный язык, очень похожий на музыку. Выбрасываешь или меняешь слово – уже фальшь.
 

Как входите в роль?
 

Создать атмосферу Достоевского непросто. Чтобы сыграть «Идиота» в лице Мышкина, я пошел на сеансы психотерапии. Примерил на себя жизнь героя, стал им. Мы с психологом разбирали его расстройства, я изучал, как выглядит настоящая душевная боль и старался повторить ее. Когда погрузился в это состояние на сцене, зрители удивились. Услышав «Верю» от психологов и психиатров, которые приходили на спектакль, очень обрадовался. Получилось!
 

Искать уровни Федора Михайловича, которые он спрятал в намеках, поведении и жестах, невероятно интересно и сложно. Обычно мы понимаем первые два уровня, реже – три или четыре, а они уходят глубоко под землю, там целый замок с запертыми дверьми. Надеюсь, когда-нибудь я доберусь хотя бы до одной из них.
 

Что сказал зарубежный зритель?
 

Мы показывали во Франции спектакль «Игрок», который известен своими диалогами. На половине выступления сломались субтитры, но ни один зритель не ушел. Позже я общался с некоторыми из них через переводчика, сказали, что поняли все без слов.
 

С чего начать погружение в творчество Достоевского?
 

Я бы рекомендовал книгу «Преступление и наказание». Оно охватывает все темы Федора Михайловича и помогает понять, что вас будет ждать дальше. Советую не начинать с «Бесов», эта книга может очень отпугнуть неподготовленного читателя.

 

Фото: 
Анатолий Бызов
Автор: 
Дарья Ардамина
Фото для слайдера: 
15.11.2021