Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

Для здравомыслящих людей играют актеры Драмтеатра в Иркутске – Анатолий Стрельцов

Версия для печатиВерсия для печати

Спектакли должны «заставлять» зрителя в первую очередь думать, а не просто потреблять, считает директор Драматического театра имени Н.П. Охлопкова

Иркутск, 14 февраля, IrkutskMedia

Репертуар Драматического театра в Иркутске рассчитан на здравомыслящих людей. Спектакли должны подталкивать человека к осмыслению ситуации, а не потреблению зрелищ, рассказал в интервью корр. РИА IrkutskMedia директор Драмтеатра имени Охлопкова Анатолий Стрельцов. Кроме того, он подвел итоги 2013 года, поделился творческими планами и поведал о проблемах и особенностях театра.

- Анатолий Андреевич, всем известно, что в Драматическом театре нет проблем со зрителями. Давайте поговорим о публике, которая ходит в ваш театр. На кого рассчитан репертуар?

- На здравомыслящих людей. Когда люди просили в древнем Риме хлеба и зрелищ, причем зрелищ на уровне гладиаторов, Римская империя пала. Когда у людей прекращается потребность в осмысливании ситуации, это гибель. Сейчас очень много в человеке потребительского, точнее жертвопотребления. Мы часто превращаемся в фабрику по переработке продуктов, зрелищ. И все видят в этом радость, но это все близко к Содому и Гоморре. Но это не значит, что нет хорошего начала, поэтому мы и говорим, что нужно развивать вторую светлую сторону.

К сожалению, школа этот вопрос упускает. Сейчас не учат изучать спектакль, изучать живопись. Я проводил исследование лет 10 назад: хуже всех спектакли посещали студенты Педагогического института. Я не думаю, что многое изменилось. А что они будут нашим внукам рассказывать? Видимо, только то, что в книжке написано.

- По какому принципу отбираются пьесы для постановки?

- Есть очень много составляющих. Прежде всего, интересная драматургия. Пьеса должна быть выстроена по законам драматургии – исходное событие, завязка, кульминация, развязка. Обязательно должны быть хорошие и ясные диалоги. Когда мы видим, что пьеса очень человечна, интересна, актуальна, то смотрим, а есть ли кому эту пьесу играть. Как говорится, если у тебя есть Гамлет, то играй "Гамлета", а если нет у тебя Гамлета, то не играй. У нас сейчас проблемы со старшим поколением. За последние пять-семь лет ушло много актеров, к сожалению.

- Анатолий Андреевич, а как Вы отбираете актеров?

- Дело в том, что дорога театра и дорога артиста не всегда совпадают. Если бы ко мне пришел человек такого типа, которого нам не хватает, мы бы его даже не смотрели – сразу взяли. Сейчас у нас в театре есть 60 артистов, это довольно-таки много. Например, мы берем пьесу, которая нам очень нравится, а артиста нет. Надо его попробовать найти. И если в это время придет такой артист, то мы его возьмем.

Артист приходит в театр для того, чтобы играть, а если у нас есть две Джульетты, то зачем брать третью. Пусть она поищет себя в другом театре, может там она нужна именно такая. Вот почему актеры раньше очень много ездили из города в город, для того чтобы найти себя и сыграть то, что тебе хочется. Здесь не взяли, а там с руками и ногами оторвут. Раньше актеры не были оседлыми, а сейчас театр превращается в малоподвижный организм, который вредит в первую очередь самому артисту. Нельзя человека сейчас рассматривать отдельно от той экономической и социальной ситуации, в которой он живет. В этом-то и проблема.

- С какой частотой проходят спектакли?

- Спектакль должен раза два в месяц идти. У нас сейчас около 30-ти постановок в репертуаре, мы играем примерно 50 спектаклей в месяц. Составление репертуара – это не такая простая вещь, как кажется. Во-первых, у нас четыре сцены. Надо поставить спектакли так, чтобы они "разошлись", потому что артисты практически везде одни и те же. Спектакль нужно сыграть хотя бы один раз в месяц, потому что эмоциональная память у актеров быстро стирается.

- У каждого театра есть традиции, расскажите, пожалуйста, о традициях Драматического театра им. Н.П. Охлопкого?

- Наши традиции - любить зрителя, коллег, понимать, что любовь - это движущая сила историй. В общем каждый театр отличается своим репертуаром. Мы выделяемся из всех множеством классических постановок. Мы – серьезный театр.

- А какие проблемы вы можете выделить?

- Проблем много, они объективные и касаются всей нашей страны. Во-первых, огромное количество бумаг, которое требуют чиновники. В жизни нашего театра по отношению к векам ничего не изменилось. Мы также делаем спектакли и показываем из зрителю. Я уже 30 лет директор. И раньше у меня было три бухгалтера и счеты, а сейчас семь бухгалтеров и семь компьютеров для них, мы только и успеваем писать отчеты. А работа какая была, такая и осталась, другого ведь нет. Но эта проблема не только нашего театра.

Во-вторых, вопросы, связанные с оплатой труда. Актер провинциального театра, библиотекарь, музейный работник не получают столько денег, чтобы купить квартиру.

Сейчас очень остро стоит вопрос социальной защищенности работников культуры, в том числе и актеров. Самым большим подарком в год культуры для них будет решение каких-то социально-экономических вопросов. Я бы хотел, чтобы мы попробовали разработать социальные гарантии творческим работникам. Например, отработал актер 15-20 лет – хотя бы на 50% оплатите ему жилье. Приходит к нам мальчик молодой, ну будет он 30 тысяч получать, больше не будет. И как он возьмет ипотеку? Кто ему ее даст? Поэтому престиж профессии и падает. Какие-то социальные блага должны быть. Но и это также касается не только Иркутска, но и всей России.

Меня радует, что наш театр хорошо работает. Мы купили квартиры, в которых сейчас живут наши актеры и хотя бы не платят бешеные деньги за аренду. Но мы эти квартиры в собственность им не отдаем. Уволятся – придется съехать.

- Чем был знаменателен для вас и театра ушедший 2013 год?

- Это год для нашего театра был очень плотный. Во-первых, мы провели Международный фестиваль современной драматургии имени Вампилова, куда приехали театры со всей Иркутской области, Москвы, Санкт-Петербурга, Берлина, а также театры из Австрии, Кореи и многие другие. В общем это был очень серьезный театральный форум.

Во-вторых, мы впервые провели при помощи правительства Иркутской области гастроли МХАТа. Театр прибыл в полном составе, с хорошими актерами, с замечательными спектаклями. Это тоже знаменательно для нашего театра.

В-третьих, в 2013-м прошли Литературные вечера, где мы познакомились с интересными писателями. Это наш традиционный фестиваль, который проходит каждый год.

Также в прошлом году у нас были очень серьезные зарубежные гастроли по Европе со спектаклем "Последний срок" Распутина. Перед этим мы отработали этот спектакль в посольстве Германии. Постановка очень серьезно принимается, это наша визитная карточка. На этих гастролях мы встретились с нашими коллегами-немцами, которые когда-то к нам приезжали на гастроли, в частности, это Мюнхенский театр. Также мы там встретили много жителей Иркутска.

Еще провели важные обменные гастроли по программе министерства культуры России в Архангельске. Это одна из наших попыток возобновить ту гастрольную деятельность, которая была раньше. Дело в том, что наш театр находится далеко, и на гастроли к нам приезжать невыгодно.

В прошлом году наше Молодежное театральное движение очень интересно провело "Каникулы с охлопковцами" в Слюдянке. Также они очень много работали по всей области с молодежными театрами и движениями. У нас плавно заработала четвертая ученическая сцена. На ней мы уже выпустили и "Тартюфа", и "Каникулы с пиратами", сейчас мы ставим там "Грозу". В целом мы получили много отзывов и по Германии, и по Архангельску, и по Вампиловскому фестивалю, поэтому я считаю, что прошлый год был в общем-то для нас успешным.

- Какие у вас планы на текущий год?

- Мы получили приглашение из Германии на будущие гастроли. Есть договоренность с Малым театром о гастролях здесь. Во МХАТе "Последний срок" будем играть в день рождения Валентина Распутина. Я хочу собрать всю общественность серьезных театральных и литературных деятелей России, чтобы поздравить Валентина Григорьевича.

Есть в программе гастроли театра на Таганке. Они поставили спектакль по произведению нашего земляка Евгения Евтушенко. Сейчас как раз нужно вести переговоры о сроках. Правительство Иркутской области выделило на это средства. Ориентировочно, думаю, они к нам приедут в мае. Также есть договоренность с Малым театром, мы хотим, чтобы они к нам привезли "Горе от ума". Есть предложение, которое сейчас обговаривается с Минкультуры России, - поездка по обмену на Сахалин.

- Какие планы у Драматического театра по обновлению репертуара в 2014 году?

- Мы в этом году работаем на четырех сценах. Ставим "Грозу" Островского, "Закат" Бабеля. Есть планы поставить оперу "Кошкин дом".

Кроме того, есть идея о том, чтобы сделать ученическую сцену прокатной площадкой для художественной самодеятельности Иркутска. У нас в городе есть много Народных театров, театров при университетах, а выхода они не имеют. Если мы их возьмем под свое крыло и обеспечим прокат на нашей площадке, то и ребятам будет стимул. Потому что если работа не показана зрителю, это отвратное дело для актеров.

Наш курс Театрального института имени Бориса Щукина (10 человек) в этом году заканчивает учебу и уже начинает полнокровно работать в наших спектаклях. Эти ребята уже во многих спектаклях играют. Мы практически полностью заменили состав в студенческих спектаклях. "Ромео и Джульетту" теперь полностью играет молодежь. Также в "Игроке" Достоевского много молодых ребят.

- После окончания института юные дарования останутся в Иркутске?

- Да. Мы специально набрали курс здесь и учили их здесь, к нам приезжали педагоги, для этого специально было разработана программа. Потратили на них много денег при помощи министерства культуры и правительства Иркутской области. Теперь эти ребята обязаны, можно так сказать, работать здесь.

- Какими спектаклями Драматического театра вы гордитесь?

- Умными. К сожалению, в последнее время в силу, наверно, социально-экономических явлений, которые происходят в нашей стране, искусство переходит ближе к шоу-бизнесу. Мне очень грустно, когда театр становится развлечением.

Искусство должно отражать жизнь. Но это не значит, что что нужно пьяных и проституток показывать. Я неоднократно говорил, что в человеке нужно прославлять прекрасное. Если искусство не возвеличивает человека, а уничижает, то это уже не искусство. Во времена Достоевского, Чехова, Пушкина были те же пороки человечества, но они воспевали прекрасное в человеке. Мне очень хочется, чтобы мои внуки объяснялись в любви сонетами Шекспира и Пушкина, а не другими словами, которые сейчас существуют в обиходе. Мне хочется, чтобы люди, приходя на спектакль, умилялись красотой человеческих отношений, а не вульгарностью, как это есть сейчас в антрепризах.

Если говорить обо всем нашем репертуаре, то мне очень нравится "Последний срок", это спектакль-исповедь. Мне нравится "Прошлым летом в Чулимске". Этот спектакль мы играем более 12-ти лет. На мой взгляд, это одна из лучших пьес Вампилова. Мне нравится графическое и режиссерское решение "Игрока" Достоевского. Очень интересно и с большой выдумкой решен спектакль Хармса "Елизавета Бам".

Театр – это поиск истины. Этот поиск может быт решен в жанре трагедии, комедии, фарса, но это сделано не для того, чтобы зритель только смеялся. Очень много мы сейчас выпытываем смех. К сожалению, за последние 20-25 лет большинство россиян воспитывается на сериалах, где нужно всех убивать и бить. Уровень потребления так называемой культуры привел к тому, что не очень-то хочется читать серьезные книги. Если сейчас провести опрос населения от 30-ти до 50-ти лет, то выяснится, что 50% опрошенных ничего не читают, а еще 50% читают современные детективы. В основном все люди смотрят телевизор и пользуются интернетом, а там так много пошлого, что вредно для воспитания детей, особенно патриотического воспитания.

Мне нравятся умные спектакли, и мы стараемся в театре их ставить. У нас есть такая линия, которая поддерживается и коллективом, и режиссером, и художником, и нашими зрителями. Недавно был случай, когда мне доверили пронести факел Олимпийского огня. Пока я ждал автобус, который должен был меня забрать, подошел мужчина и говорит: "Ставьте такие спектакли, как "Волки и овцы". Очень приятно слышать такие слова.

Когда мы говорим про умное, то мы говорим про тонкое, серьезное, и это воспринимается зрителем. Тем более сейчас театры России очень мало ставят классику. А у нас есть и Гоголь, и Достоевский, и Тургенев, и Пушкин, и Вампилов, и Распутин, и Шекспир, и Чехов. Вот именно этим я горжусь.
    

  
 

14.02.2014