Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

Для взрослых и детей. Весенние новости иркутского драмтеатра

Версия для печатиВерсия для печати

«Закат» – продолжение зари?
 

Творческую весну Иркутский ака­демический драматический театр имени Н.П.Охлопкова отметил двумя важными премьерами. Первой из них стал «Закат» по одноименной пьесе Исаака Бабеля в постановке заслу­женного деятеля искусств России Олега Пермякова. Работы барнауль­ского режиссера иркутский зритель знает хорошо: его «Поминальная молитва» (1998 год) с народными ар­тистами России Виталием Венгером и Наталией Королевой в главных ро­лях стала для драматического театра легендарной постановкой. С 2012 года в репертуаре идет «Елизавета Бам» – «сентиментальная пародия на те­чение жизни», спектакль-фарс по стихам Даниила Хармса, необычный по форме и содержанию.
 

В «Закате» Олег Пермяков соеди­нил два этих мотива: вволю поэкс­периментировал и создал на сцене историю, претендующую на то, что­бы стать знаковой, определяющей в тематике Иркутского академиче­ского драмтеатра. Этот спектакль продолжает один из основных раз­говоров «охлопковцев» о сохране­нии общечеловеческих ценностей, рассматриваемых сквозь призму семейных отношений. Основа основ – связь отцов и детей: ответственность первых, уважение и почтительность вторых - рушится под неумолимым действием развития нашего общест­ва. Этой теме посвящены знаменитый «Последний срок» по повести Вален­тина Распутина, «Гроза» Александра Островского, «Сны Ермолая Лопахина» по «Вишневому саду» Антона Чехова и многие другие спектакли театра.
 

Зритель знакомится с семьей вла­дельца извозопромышленного заве­дения 62-летним Менделем Криком (засл. арт. РФ Николай Дубаков), его женой Нехамой (засл. арт. РФ Татья­на Двинская), дочерью Двойрой (арт. Виктория Инадворская) и сыновья­ми: беспутным певцом Левкой (арт. Александр Братенков) и жуликом Беней (арт. Дмитрий Акимов). Мы видим хозяина в переломный момент его привычного существования, ког­да Мендель, яростно, не жалея сил работающий, неудержимо гуляющий в кабаке, держащий каждого чело­века в своем доме в крепком кулаке, понимает, что «закат» его жизни уже близок и что она – его жизнь – име­ет цену. Все, что казалось важным, – его дело, дом и двор, его лошадей предлагают купить за вполне кон­кретную сумму. То, что имеет цену, на самом деле не стоит ничего - при­ходит осознание, что все было зря, не пожил, ничего не видел, ничего не успел! И Мендель Крик позволяет себе безрассудство – позднюю лю­бовь, мечты об отъезде в далекие, прекрасные края... Но есть сыновья, которые не допустят позора и разо­рения семьи.
 

Сценография спектакля ставит его вне времени и вне пространства, что соответствует разорванности основного действия. По бокам висят картины с видами одесских улиц, над сценой расположен огромный экран, отображающий то, что сни­мает камера. Сначала зритель по­падает на съемки фильма по пьесе Бабеля «Закат». Время от времени режиссер прерывает актеров, про­сит оператора взять крупный план того или иного героя, дает настав­ления артистам или слушает их очередной анекдот про евреев. Этот прием – образ, соответствующий современному «клиповому» мышле­нию. Мы можем плакать над филь­мом, затем успеть помыть посуду во время рекламы, а по ее завершении сочувствовать героям дальше. В теа­тре это непривычно, а потому замет­но и заставляет задуматься о нашем дозированном переживании того, что должно волновать. В «Закате», как ни странно, этот прием помогает дер­жать зрителя в атмосфере главной истории: часто, сопереживая героям, сбрасываешь это ощущение за время антракта. Здесь же привыкаешь вы­ключаться и снова легко вовлекаться в основное действие.
 

И все-таки жанр у спектакля есть – трагикомедия. Как забавно при­читает ночью Нехама в исполнении заслуженной артистки России Та­тьяны Двинской, но какие страшные вещи в судьбе женщины она оплаки­вает! Буйное гулянье сменяется все­общим замешательством и любопыт­ствующей неловкостью. Желаемое детьми счастье почему-то неизменно ведет к несчастью родителей.
 

Отдельного внимания заслужи­вает музыкальное оформление спектакля, которое также необыч­но сочетает в себе разные стили и время, подчеркивая условность происходящего. «Живая» музыка театрального оркестра созвучна не действию, а душевному состоянию главного героя – Менделя: то тоскующая, мечтательная и невероятная, то чувственно-эротичная при появлении легкомысленной, притя­гательной Маруси (арт. Анастасия Пушилина), то местно-одесская. В финале она заодно с народом про­возглашает благодарствие Богу и гимн всепобеждающей жизни, как былинку смахнувшей мощного Мен­деля Крика.
 

На наших глазах главный герой в исполнении заслуженного артиста России Николая Дубакова умирает духовно. Один его взгляд – и зритель чувствует напряжение разрываю­щейся на части человеческой души. Актер Дмитрий Акимов очень точно передает состояние страшного само­суда, происходящего в душе Бени, хваткого, пронырливого парня, ре­шившегося на невиданный грех – поднять руку на родителя. Его тяго­тит извечная вина сына перед отцом за то, что он молод, свеж, дерзок. Но находится и оправдание: что подела­ешь, если один вид его разжигает от­цовскую досаду – заставляет Менделя чувствовать себя ближе к гробовой доске, думать о том, куда покатится его род под началом широко разгу­лявшегося Бени.
 

Спектакль наполнен колоритом ев­рейского народа, «цветастым» язы­ком, трогательным одесским юмором. Режиссеру удалось взять «выше», показать не просто кризис возра­ста стареющего мужчины, не только сложные взаимоотношения отцов и детей, а увидеть саму жизнь во всех ее проявлениях, когда нет ни правых, ни виноватых: у каждого свой крест. Как говорит один из героев заслу­женного артиста России Александра Ильина – мудрый раввин: «День есть день, ночь есть ночь. Всё в порядке, евреи. Жизнь – это жизнь». Надо по­нимать, что он говорит!
 

В спектакле также задействова­ны засл. арт. России Игорь Чирва, засл. арт. России Евгений Солонинкин, засл. арт. России Яков Воронов, засл. арт. России Елена Мазуренко, арт. Андрей Винокуров, арт. Марина Елина, арт. Александр Дулов и другие.
 

Детская опера в драмтеатре
 

Другой премьерой Иркутского академического театра стал уни­кальный в своем роде молодеж­но-музыкальный проект, реализо­ванный под руководством главного режиссера Геннадия Шапошникова. Особенность этого спектакля в том, что тут задействованы только дети, учащиеся Иркутской областной дет­ской школы искусств. Всем им от 6 до 16 лет, выступают они на Основной сцене, и постановка эта будет идти в репертуаре в течение сезона. Для драматического театра необычна и форма – это детская опера-сказка «Кошкин дом» Павела Вальдгардта по мотивам пьесы Самуила Марша­ка. История знакомая, и по сюжету в этом спектакле все достаточно ожи­даемо. Но как поют юные солисты! Как исполняет свою партию глав­ная героиня – Кошка! Такие чистые, словно серебром переливающиеся голоса редко услышишь даже по те­левидению. Сценография спектакля призвана подчеркнуть тот факт, что на сцене играют дети. Они, и так не­высокие, кажутся совсем маленьки­ми на фоне огромного стола, массив­ных стульев, высоких подоконников и внушительных горшков с цветами. Это «взрослое», чуждое ребенку про­странство им предстоит освоить по ходу действия, но новый Кошкин дом в конце сказки они построят для себя сами, под свои размеры, подчинив себе таким образом самую большую сцену Иркутского академического драматического театра.
 

Спектакль идет в «живом» му­зыкальном сопровождении ор­кестра театра, дирижером вы­ступает заведующая хоровым отделением ИрДШИ Ольга Бонда­рева. Режиссер-постановщик Ген­надий Шапошников отметил, что постановка приурочена к 90-летию Иркутской областной детской шко­лы искусств. Это учреждение сла­вится своими выпускниками, ее в свое время окончил народный ар­тист России Денис Мацуев. «Детский театр для детей – это еще и новое направление, наша инновация, – го­ворит Геннадий Викторович. – Мы не ставим задачу вырастить 35 но­вых артистов. Для нас очень важно, какие люди в дальнейшем придут к нам в театр уже как зрители. Можно сказать, что «Кошкин дом» – проект эстетического воспитания зрителя с детства».
 

Конечно, волнение заметно – еще бы, детей выпустили на такое боль­шое пространство, в забитый до от­каза зал... Но ребята справляются, и зритель, забывая, что на сцене непрофессиональные артисты, на­чинает просто наслаждаться краси­вым исполнением хорошей музыки. Наверное, эксперимент Иркутского академического театра удался, осо­бенно для этих талантливых детей, ведь это важный опыт на их дальней­шем жизненном пути.

Автор: 
Ольга Олекминская
21.04.2014