Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

Девушка и наваждение

Версия для печатиВерсия для печати

Спектаклю «Наваждение Катерины» по очерку Николая Лескова «Леди Макбет Мценского уезда» исполнилось три года.

Постановке заслуженного деятеля искусств России Алексея Песегова, идущей на сцене Иркутского драмтеатра, исполнилось три года, а образу главной героини, купчихи Катерины Измайловой – почти 150 лет. Но зрительный зал, затаив дыхание, каждый раз проживает с героями спектакль-полусон словно в первый раз.

Купец Зиновий Борисович (артист Алексей Орлов (II)) оставляет молодую жену Катерину (артистка Анастасия Пушилина) на попечение свёкра почти сразу после свадьбы и уезжает по делам «на дальнюю мельницу». Томясь в заточении, она влюбляется в приказчика Сергея (артисты Дмитрий Акимов, Антон Залетин), и эта любовь толкает ее на преступления. Убийство свёкра (заслуженный артист России Виталий Сидорченко, заслуженный артист России Александр Булдаков), мужа и маленького племянника - эту непосильную ношу Катерина с лёгкостью принимает на свои плечи ради любимого.
Актёрам и постановщику удалось соединить шекспировскую драму с настоящей «достоевщиной» - мотивами преступления и наказания, библейского греха и искупления, страсти - от божественной до животной. Спектакль словно построен на контрастах – песня двух влюблённых сердец, и последняя, лебединая, больше похожая на похоронную заплачку; дом - супружеское гнёздышко и место преступления.
 

Кольцевая композиция спектакля усиливает впечатление: финал с первого взгляда прозрачен – «Наваждение Катерины» начинается и заканчивается одной и той же сценой, но именно этот приём оставляет простор для зрительских интерпретаций. Дощатые декорации дворянской усадьбы, мрачные и тяжёлые, задают тон всей постановке. Но декорации не статичны - мельничные лопасти временами оказываются распятием с иконой Владимирской Божьей Матери, а ворота - выход не только за пределы усадьбы, но и в потусторонний мир.

Говорят, что настоящее искусство не отвечает на вопросы, а задаёт их. Вот и после «Наваждения Катерины» их становится больше. Всё ли может искупить любовь и есть ли у неё предел? Что происходит в душе у каторжного, когда он вдруг пускается в пляс? Зачем приходят мертвые и почему лица преступников освещены тем же светом, что и икона?

Фото: 
Анатолий Бызов
Автор: 
Анастасия Долгополова
09.02.2017