Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

«Чморик» — другой спектакль на Другой сцене

Версия для печатиВерсия для печати

Новую постановку Иркутского драмтеатра можно увидеть только в камерной обстановке.
 

Актеры находятся совсем рядом со зрителем, благодаря этому можно прочувствовать каждую эмоцию. На большой сцене добиться такого эффекта невозможно.
 

В Иркутском драмтеатре идет спектакль «Чморик» по пьесе Владимира Жеребцова. Премьера состоялась 27 апреля, спектакль поставил главный режиссер театра Станислав Мальцев. Это его третья постановка в театре Охлопкова. Стоит напомнить, что его назначили художественным руководителем в августе 2018 года.
 

В «Чморике» действие происходит в 80­е годы, в подсобном хозяйстве казахстанской степи, где служат сержант Хрустяшин и новоиспеченный солдат Новиков. В армии задача этих ребят — выращивать свиней для остальной части личного состава. Спектакль ставили по проекту лаборатории современной драматургии «Другая сцена — другие спектакли».
 

Сначала зарисовка, потом сам спектакль

— По проекту лаборатории современной драматургии перед постановкой мы сначала показали эскиз спектакля нашим постоянным зрителям, от которых мы всегда получаем обратную связь через соцсети. В примерных декорациях читали пьесу, а после этого выслушали мнения гостей о работе актеров и режиссера. Руководству было важно узнать, насколько пьеса перспективна и актуальна. В итоге коллектив и зрители сошлись на том, что эту историю можно и нужно брать к постановке, — говорит Станислав Мальцев.
 

По словам режиссера, любая современная пьеса — это путь в неизвестное.
 

— Мы не знали, как зритель отзовется на этот спектакль. Чтобы избежать ошибок, бессмысленной траты времени, сил и денег на постановку, нам и необходимо было показать зрителю сначала зарисовку.
 

Спектакль-­зеркало

В «Чморике» набожный солдат Новиков всегда действует по совести и часто наперекор армейскому уставу. Старший товарищ Хруст, казалось бы, является антиподом Новикова, но до определенного момента, когда ему нужно выбрать: поступить по совести и спасти человека или следовать указанию Беса и спастись самому.
 

По словам режиссера, любой хороший драматург умеет задавать в своих произведениях цепляющие вопросы. Если после просмотра спектакля по этой пьесе зритель заглянет внутрь себя, значит, они с писателем не зря работали.
 

Место для фантазий

«Чморик» идет на Другой сцене — так в драмтеатре называют новую экспериментальную сцену, рассчитанную всего на 50 мест. Спектакль можно посмотреть с трех разных точек, но с одной из них не видно всего действия из­-за невысокой перегородки, которая отделяет эту часть зрительного зала и сцену. По словам постановщика, это игра с пространством.
 

— Когда ты одного героя не видишь, подключается фантазия. В такие моменты зритель находится в творческом процессе. В этом и есть замечательное свойство малых сцен. Есть даже такие решения спектакля, когда ты не видишь всех актеров, как, например, в сцене «Последнего срока» по Валентину Распутину, где герои сидят в бане.
 

На вопрос, будут ли показывать этот спектакль в других залах театра, режиссер отвечает отрицательно.
 

— Его нельзя переносить. Спектакль как цветок: если он вырос в одном горшке и его пересадить в другой, более большой, то неизвестно, приживется он там или нет. На Другой сцене люди воспринимают спектакль более интимно, и этот сложный процесс взаимоотношений актеров и зрителей нельзя нарушать.
 

Другой спектакль

В «Чморике» роль Хрустяшкина исполнили Николай Стрельченко и Иван Алексеев, Новикова сыграли Константин Агеев и Юрий Шелковников.
 

— В этом спектакле актеры постоянно будут чередоваться. Получается, в нем четыре состава, — комментирует художественный руководитель. — У каждого актера свой темперамент, он по­-своему рассказывает историю своего героя; соответственно партнеры по­-разному друг с другом взаимодействуют, а значит, и спектакль будет каждый раз другой.
 

Иван Алексеев о «Чморике»

— Мне кажется, что Хруст такой же, как и Новиков, просто моего героя сломала армия. Он даже рассказывает, что в начале службы действовал так, как велит ему совесть, но за это парню устроили темную. После встречи с Новиковым сержант пытается стать честным. Сцена, где мой персонаж пишет письмо родным и рассказывает, что на самом деле выращивает свиней в подсобном хозяйстве, является одной из ключевых. Ему стало неважно, что его засмеют на малой родине, Хруст понял: главное — быть честным.
 

Зрителям может показаться, что в спектакле чморик — это Новиков, он словно белая ворона среди остальных: верит в Бога, хотя не положено, на приказы старших задает вопросы, при том, что в армии приказы не обсуждаются и т. д.
 

— Я не думаю, что в постановке чмориком является Новиков, ведь у него одного есть внутренний стержень, он единственный, кого судьба не смогла сломать. Наверное, Хруст больше подходит под описание чморика, потому что это он пытается угодить Алтынову и Бесу, — говорит актер.
 

Артисты дерутся по­-настоящему

В спектакле есть сцены, где на Хрустяшина набрасывается Бес (актер Артем Довгополый). Кажется, что ты присутствуешь при настоящей схватке. К примеру, видно было, что у сержанта уже пульсируют вены на лбу и висках, когда его душат.
 

— Это к вопросу о том, почему нельзя «Чморика» играть на большой сцене. Камерная обстановка позволяет показать живые моменты. Артем Довгополый (Бес) душил меня где­-то по­-настоящему, в таких сценах для безопасности мы используем кое­-какие приемы, — говорит Иван. — В драке с Новиковым я по­-настоящему поднимаю руку на Юру Шелковникова (Новиков) или Костю Агеева. Мы погружаемся в роль и не отслеживаем, что в каких­-то сценах делаем друг другу больно, наоборот — такие моменты помогают, иначе зрители не увидели бы этих сцепок.
 

Иван говорит, что куда сложнее на протяжении почти всего спектакля вдвоем держать внимание зрителя.
 

— Чем меньше на сцене персонажей, тем сложнее поддерживать интерес зрителя. Мы выкладываемся по полной, и только на поклоне я понимаю, что чувствую себя как выжатый лимон.
 

Для Юрия Шелковникова Новиков — это первая большая роль в драмтеатре. Артиста приняли в труппу летом 2018 года, сразу же после окончания театрального училища. Тогда актер думал, что после получения диплома сразу же пойдет в армию. Возможно, захотят призвать в этом году, но он говорит, что кармически отслужил уже в «Чморике».
 

— Для меня спектакль о том, что главное — это всегда оставаться сильным духом. Однако есть момент, когда мой герой написал отказную от Бога, но нужно учесть, что он это сделал в спешке, чтобы не оставлять своего товарища одного в беде. После сделанного Новиков даже на секунду испугался, но потом понял — Бог, в которого он верит, его поймет. Заметьте, в постановке не говорится, какой мой герой веры. Возможно, это отсылка к тому, что Бог есть в каждом из нас.
 

Отвечая на вопрос, кто же в спектакле на самом деле чморик, артист говорит, что все.
 

— Аббревиатура ЧМО — это человек морально опущенный. Если следовать этому определению, то по факту Новиков еще превозносится на фоне остальных персонажей. Возможно, в глазах многих он слабый. Например, в момент, когда он не смог переломить себя, когда ему нужно было заколоть свинью. Однако этот парень единственный, кто остается верен своей совести, не боится пострадать за правду. Персонаж не борется с армейской системой, он пытается ее понять, поэтому задает вопросы, порой очень глупые. Он всего лишь слабый физически, а все остальные слабы морально.

Фото: 
Анатолий Бызов
Автор: 
Ольга Харнутова
16.05.2019