Режим для слабовидящих Обычный режим

Человеческие превращения по Мрожеку

Версия для печатиВерсия для печати

«…эта пьеса не является произведением метафорического склада, а является лишь тем, что она есть в действительности…»

Славомир Мрожек

 

«Полиция» – первая пьеса Славомира Мрожека. Написана в 1958 году. На Охлопковской сцене Мрожек ставился как первый, так и последний раз в начале 90-х. Это был спектакль «Контракт» с участием Степана Догадина и Александра Бермана в постановке Александра Крюкова. Тогда в России переживался пик популярности текстов польского драматурга – они активно переводились, печатались, ставились.  Но, несмотря на увлекательность его текстов, и абсурд, доведенный до гротеска, Мрожек оказался чрезвычайно сложным автором для постановки. Утверждение «Мрожек очень опасная штука, редко удается» стало общим местом.


Сегодня пьесу «Полиция» вы не найдете в Интернете. О самом же Мрожеке пишут. Пишут много. Сравнивают сценические интерпретации его пьес в русском и польском театрах. Кто-то ругает автора за эмоциональную холодность и отсутствие сочувствия к своим героям, кто-то восхищается его блистательным интеллектом и игрой воображения. Прочтение мрожековских парадоксов до сих пор вызывает споры среди театральной общественности.


Как говорят, «русский театр искал и находил у Мрожека то богатство знаний о жизни, которые нельзя свести к абстрактным схемам и общим правилам, а история русских постановок позволяет увидеть новые, не использованные польским театром возможности интерпретации, которые таят в себе пьесы Мрожека».



 

Первый показ спектакля «Полиция» на Вампиловском фестивале в постановке польского режиссера Томаша Лещинского также вызвал волну дискуссий.

 

Геннадий Шапошников, руководитель проекта: «Мрожек никогда не занимался политикой. Если человек, который видит спектакль, проводит какие-то политические аналогии, значит ему их хочется проводить. Но в этом случае речь идет о том, чего там нет. Политический театр сам по себе не интересен. Это всегда «игра в поддавки».  Политический театр любой властью должен быть раздавлен. Если власть терпит такой театр, значит он ей нравится, она его прикармливает. Для нас это не интересно и не очень достойно.

 

У нас эта пьеса задумана как «превращение человека в одном действии». Это жанр спектакля.  В театре всегда интересно, что происходит с человеком. Не думаю, что Мрожек занимался политикой. Он занимался человеком и вопросами, связанными с ним. Театр призван заниматься человеком, изменениями в нем, его сознанием. Театр исследует, где находится человек. Он призван формулировать вопрос, а человек должен на него отвечать. Но театр ни к чему не подталкивает».


 

 



 


Вера Максимова, театральный критик: «Мрожек гибнет, если становится прямой политической аллюзией. У Тынянова совершенно замечательно написано: «человеческие превращения». Это не политическая пьеса, а именно человеческие превращения. Мрожек всегда касается несовершенства человеческой природы. Нашего врожденного ренегатства, податливости на соблазны. Мне интересна человеческая история пьесы, вечная, кстати. Аллюзии не должны вызываться спектаклем Мрожека, для него этого мало. Это все равно, что драгоценность употреблять в самом утилитарном и пошлом варианте. Ход к человеческому, к безобразию, на котором играются самые жуткие ситуации мира – это очень важно. И смешное в Мрожеке также важно. Там дикое количество смешного!»
 

Каким предстанет Славомир Мрожек иркутскому зрителю, вы увидите совсем скоро. Премьера спектакля «Полиция» состоится 4 и 5 октября на «Другой сцене» Охлопковского театра.


Фото: Анатолий Бызов
При подготовке материала использована информация с сайта: http://www.novpol.ru/index.php?id=943

 

27.09.2013