Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

«Он был совсем чужой, посторонний, совсем другое существо, и нельзя было жалеть его…»

Версия для печатиВерсия для печати

В Иркутской драме продолжаются репетиции спектакля «Холстомер».

 
Повесть «Холстомер» Льва Толстого – редкий гость на театральных подмостках. Один из наиболее известных спектаклей, который вошел в золотую коллекцию российского театра, – спектакль «История лошади», поставленный Георгием Товстоноговым в БДТ в 1975 году. В главной роли мерина по кличке Холстомер блистал народный артист СССР Евгений Лебедев, в роли Серпуховского – народный артист СССР Олег Басилашвили. Товстоноговский «Холстомер» – уникальная постановка, где воплотились достижения отечественного и мирового театра XX века. «История лошади» стала поистине театральной легендой и имела огромный успех у зрителей: театралы 70-80-х годов
прошлого столетия рвались увидеть гениальную режиссерскую работу и не менее гениальную игру артистов.
 
Товстоногов превратил повесть Толстого в притчу о взаимоотношениях человека и общества, где раскрывались вражда и любовь, ненависть и дружба, жестокость и власть. Актеры словно скользили по грани сценического переживания и представления эмоций своих героев. Действие прерывалось зонгами и интермедиями, а жанровый диапазон
простирался от эпоса до мюзикла.
 
Центральной точкой вселенной этого спектакля был Евгений Лебедев. В роли Холстомера он достигал высот истинной трагедии. Сквозная тема одиночества у мастера звучала настолько пронзительно и страшно, что заставляла зрителей сопереживать его герою до слез. Он не играл лошадь, не подражал звукам или пластике этого животного. Он был
лошадью, превращался в нее и проживал судьбу мерина настолько искренне, что ни у кого не возникало сомнений.
 
Не так давно обратиться к этому литературному материалу Толстого решил приглашенный режиссер Сергей Землянский. На охлопковской сцене постановщик представит свое прочтение повести Льва Николаевича: «Холстомера» он освободит от слов, которые, по его мнению, могут только помешать восприятию реальности такой,
какая она есть. Слова могут обмануть, увести на ложный путь, а тело человека, его жесты, мимика всегда говорят нам правду.
 
Речь не идёт об отказе от текста, от свода ключевых понятий автора и базовых принципов его поэтики, – поясняет Сергей. – Мы очень пристально относимся к произведению, стараемся как можно глубже в него вникнуть, не погрешить против него. Текст – главный источник всего, что происходит в наших спектаклях. Мы стремимся максимально точно и правдиво выразить его идеи, его чувственное содержание, его атмосферу. Просто без слов, иначе, по-другому. Налагая табу на слова, мы пытаемся открыть какой-то иной, может быть, в чём-то более интимный способ коммуникации.
05.07.2018