Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

Александр Моисеев: Верю!

Версия для печатиВерсия для печати

Был я как-то в командировке в Новосибирске и решил познакомиться с театрами города. Выбрал театр оперы и балета, где в тот вечер давали «Пиковую даму» Пушкина. Здание сразу поразило меня громадными размерами, напомнило Московский Театр Российской армии, куда хоть на танке въезжай и устраивай военные баталии, но еще больше, когда ходил и знакомился с его внутренним убранством, он напомнил мне по ощущениям московский метрополитен.

Тут – лепнина, там – скульптура, много монументальности и грандиозности. В иркутском театре имени Охлопкова я с первых минут ощутил душевный комфорт. И спектакли здесь настраивают на откровения и душевную щедрость. Например, я до сих пор нахожусь под впечатлением от спектакля охлопковцев «Последний срок». Я просто им потрясен! Эпизод за эпизодом, вновь и вновь я перебираю в памяти увиденное. Будто вместе с героями сижу за столом с нехитрой деревенской закуской, выхожу за ворота, курю, выпиваю в бане с Михаилом, сочувствую неподвижно лежащей матери, удивляюсь ее «нечаянному» выздоровлению, возмущаюсь поведением Люси. Кричу или молчу. То есть проделываю мысленно все то же, что и актеры, проживаю, сердцем понимая и чувствуя происходящее. Спектакль перевернул меня, тронул до глубины души. Может, потому, что сам я вырос в деревне и мне понятны и близки разговоры и мысли героев. На сцене необычайно обжитое пространство, будто и не декорации это, а люди здесь родились и живут постоянно, все так естественно, добротно, органично. А к финалу зал притихает и не только женщины смахивают слезы, когда умирает Анна. Наталия Королева работает с предельной правдой, потому и мы верим ей. Вообще все актеры работают в этом спектакле правдиво. И мы сидим, потрясенные этой историей, и понимаем: она имеет прямое отношение к нашей собственной жизни. И встает перед глазами детство, дом, мама, отец, их каждодневный нелегкий деревенский труд и заботы.

Сам я впервые встретился с театром классе в четвертом-пятом. Учительница репетировала с нами рассказ о подвиге Зои Космодемьянской. Мне была поручена роль немецкого офицера. А я с такой ненавистью относился к фашистам, что когда настал день премьеры, не вышел на сцену и сорвал спектакль. Все осуждали меня, а я был рад, что суд и расправа над Зоей не состоялись.

С детства я очень люблю слушать застольные, задушевные, протяжные песни и частушки. Я словно впитывал этот дух, вольно льющийся из груди голос простых волжских мужиков и баб, то тревожный и плачущий, то вдруг переходящий в какой-то порыв радости и безудержного веселья. Вообще-то, наверное, странно, что я, в прошлом деревенский парень, полюбил театр. Вроде и предпосылок таких не было, в детстве меня за ручку в театр не водили. Другая среда меня воспитывала, и стремлением моим всегда была военная служба, которой я впоследствии и посвятил многие годы жизни. Но все же театр, а вернее даже, мечта о нем, сформированная фильмами, книгами, жили во мне всегда.

Как-то давно я был в компании с нашим знаменитым путешественником Юрием Сенкевичем и детьми прославленных музыкантов: сыном Натальи Гутман и внуком Давида Ойстраха. И у нас возник спор о свободе художника, об отсутствии над ним давления дисциплиной. И тут я высказал мысль, в которой до сих пор свято убежден, что в основе всякого таланта лежит внутренняя дисциплина. Они были не согласны и скептически посмеивались, но я до сих пор тверд в этом убеждении. Без дисциплины и упорного труда долго не продержится ни один талант. Ведь и Наталия Королева, играющая Анну в «Последнем сроке», именно ценой огромного труда, а не только таланта и мастерства пришла к этой роли. Когда спектакль «Последний срок» на фестивале «Золотой Витязь» получил высокое признание, я был очень горд за весь охлопковский театр. Этих актеров я теперь воспринимаю как какую-то особую касту, так велико было воздействие этого спектакля на мою душу. Такое со мной редко бывает.

Хочу также сказать о спектакле «Безымянная звезда». Чудесная постановка! Я видел фильм в постановке Михаила Козакова, но спектакль произвел на меня большее впечатление, хотя в кино снимались замечательные звезды – Костолевский, Вертинская. Но наши, в особенности молодая часть труппы – Матэрн, Пушилина, Дружинина, Акимов, – были очень трогательны. Два часа актеры не играли, а жили жизнью своих героев.

Иркутяне очень любят драматический театр Охлопкова. Знаю многих, кто не пропускает ни одной премьеры или ходит на любимый спектакль по много раз. Неудивительно, что в театре всегда аншлаги, ведь что-то есть в нем магическое, манящее. Взять меня и мою супругу – мы не так давно живем в Иркутске, но уже успели принять и полюбить театр всей душой.

Автор: 
Лора Тирон
27.03.2010