Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

Блестки истории

Версия для печатиВерсия для печати

Возвращая забытые имена

Александра Федоровна Перегонец происходила из обедневшего дворянского рода. Родители ее родом из Украины, но покинули ее задолго до рождения Шурочки. Родилась она в г. Кузнецке 15 ноября 1895 года, выросла в Калуге, там и начала играть на любительской сцене. Казалось бы, это было совершенно противопоказано робкой, тихонькой девочке. Ее талант разглядел подвижник театра, местный просветитель Федор Павлович Наттер. Посоветовал учиться. И Шура училась в частной драматической школе Петровского в Петербурге.

Там же она стала актрисой театра миниатюр. После был Московский театр того же профиля «Кривой Джимми». С ним на гастрольных путях-дорогах встретилась с мхатовской группой, руководимой В.И.Качаловым. Ее стали настоятельно приглашать в эту группу. Не пошла — не захотела подводить свой театр, где вела репертуар. Ее не раз приглашали столичные театры. Какое-то время она играла в Петроградском БДТ. В Москве получала приглашение во вновь организуемый Театр сатиры. Последним было приглашение летом 1940 года от Ю.А.Завадского. Он звал Перегонец и Добкевича к себе, в театр имени Моссовета...

Вряд ли стоит пересказывать и дальше факты из книги С.Ландау. Книгу попросту стоит прочесть всем, кто интересуется театром. Это выдающийся театроведческий труд. Нам же не обойти сейчас еще одного факта.

Ландау встречалась и переписывалась со многими сослуживцами Александры Федоровны. Нам особенно интересны высказывания о ней народного артиста СССР Михаила Алексеевича Куликовского, главного режиссера Иркутского драматического театра в 50-е годы прошлого века. Перед войной он служил на симферопольской сцене в качестве режиссера и актера. Тогда еще очень много играл. Часто его партнершей была Перегонец — в спектаклях «Стакан воды» Скриба, в «Собаке на сене» Лопе де Вега, в «Коварстве и любви» Шиллера и других. Вот строчки одного из его писем к Ландау: «...И хотя коллектив в Симферополе был профессиональным и культурным, именно лидер, каким являлась Александра Федоровна, цементировал его и создавал ансамбль, единство его тона и манеры игры».

Куликовский уехал из Симферополя перед войной в Оренбург, где ему был предложен пост главного режиссера театра.

Вот так происходят на театре встречи и совпадения! Они продолжаются и сегодня. Два года назад коллектив Иркутского академического драматического театра им. Н.П.Охлопкова был на гастролях в Крыму. Охлопковцы играли на сцене Крымского краевого академического театра имени М.Горького. Вероятно, обратили внимание и на мемориальную доску на фасаде театра, где среди других значится фамилия «Перегонец». Возможно, кто-то из иркутян поинтересовался и историей группы «Сокол». Но видимо, никто не знал, что фамилия Перегонец когда-то украшала афишу одного из театральных праздников в Иркутске.

Тогда, в конце 20-х, она играла на иркутской сцене кроме Марии Антоновны в «Ревизоре» Элизу в «Пигмалионе», Софью в «Горе от ума», Полиньку в «Доходном месте», Луизу в «Коварстве и любви», центральную роль — в «Принцессе Турандот»...

Что еще? Мы знаем, что поклонники-иркутяне ласково называли ее Шурочкой. Какой же она была, актриса Перегонец, сыгравшая, считая миниатюры, более 330 ролей?

По характеру дарования ее сравнивали с Верой Федоровной Комиссаржевской... Но сравнения, даже с великими, — односторонняя натяжка. Перегонец была актрисой самобытного глубокого дарования. Светлым человеком с тонкой поэтичной душой.

Удивительно, но и сегодня мы можем увидеть ее — живую! Не пропустите при случае, если по поводу какого-нибудь юбилея на телеэкране появится знаменитый первый советский приключенческий «боевик» «Аэлита» — кинолента Якова Протазанова, снятая еще в 1924 году! В титрах пестрят знаменитые актерские имена: К.Эккерт, И.Толченов. Н.Баталов, Ю.Завадский, Н.Церетелли, И.Ильинский, П.Поль, Ю.Солнцева. А рядом — актриса Московского театра Корша Александра Перегонец в роли рабыни Ихошки...

В 1927 году она писала брату из Иркутска:

«15 ноября 1927 г.

...Погода в Иркутске дивная, воздух чистый. Сухо и много солнца. Снега еще нет. Тепло. Очень хорошо. Ангара прозрачная-прозрачная, видно дно. Да и сам город хорош. Очень много цветов, что меня поражает, — точно на юге...»

«8 апреля 1928 года.

...Стоят дивные жаркие дни, полные солнца и цветов. Ангара тронулась и понеслась как бешеная. Как я люблю весну! Хочется что-то сделать большое. Куда-то лететь и любить всех и каждого...»

2. «Мощный актер!..»

Когда я упомянула имя Виктора Семеновича Ростовцева, Геннадий Иванович Марченко, теперь уже ветеран театра, а в те давние годы начинающий артист, выпускник театрального училища, отреагировал мгновенно: «Мощный был актер!..» Когда же о репетициях Ростовцева заговорил народный артист России Виталий Константинович Венгер, стало понятно: об актере Ростовцеве следует вспомнить!

Три сезона, с 1963 по 1967 год, служил он на иркутской сцене. Оставил след не только в памяти зрителей и в репертуаре театра, но и в памяти коллег-актеров.

Виталий Венгер, посвятивший жизнь иркутской сцене, имеющий столичное театральное образование, считает, что истинный актер-художник обязан учиться всю жизнь, иначе будешь не творцом — ремесленником. И он учился у жизни, у драматургов, у режиссеров, у партнеров. Так вышло, что он не сталкивался впрямую, как непосредственный партнер, с Виктором Ростовцевым, но наблюдал за его репетиционной работой с большим интересом и до сих пор помнит подробности.

— Понимаешь, он мог вдруг остановиться посреди сцены, которую, казалось бы, вел блестяще, и, несмотря на просьбы режиссера продолжать, выяснить какую-то подробность после, говорил: «Нет. Не могу! Передо мной стена».

Он не мог действовать, не ощутив внутреннего посыла. Не мог существовать в образе формально. Он был из тех актеров-самородков, которые безудержно тратились в каждой роли, щедро расходуя свои нервные клетки. Из тех, кто никогда не притворялся, не фальшивил. Не изображал, но был!..

...Виктор Семенович Ростовцев родился 23 марта 1923 года в г. Советская Гавань, Хабаровского края, в рабочей семье. Рано лишился отца, воспитывался отчимом, поляком по происхождению, Станиславом Малиновским, человеком благородным, трудолюбивым. В 1930 году за отказ вступить в рыбколхоз семья была репрессирована, сослана в Читинскую область на лесозаготовки. Детство и юность Виктора прошли в лагерных условиях. Школу он закончил в поселке Сиваки. В марте 1941 года был призван в армию. Принимал участие в военных событиях на востоке, потом на западе... Ветеран Великой Отечественной. После войны служил в Читинском драмтеатре. Закончил при том же театре студию.

К сожалению, не знаю, когда и как потянуло к сцене молодого человека, театра в детстве не видевшего. А могла бы знать! Но мы ленивы и нелюбопытны... Еще с тех иркутских времен Виктор Семенович стал другом Василия Васильевича Лещева, одного из ведущих иркутских актеров. После они вместе служили в драмтеатре города Твери. Виделись мы почти ежедневно — жили через дорогу. Но ведь не приходило в голову расспросить, что и как привело Виктора Семеновича на сцену... Знаю, что Ростовцев служил в театрах Улан-Удэ, Якутска, Благовещенска, Хабаровска. Играл ведущие роли. Ставил спектакли как режиссер. Его работы на хабаровской сцене видели и вспоминают как интересные и значительные театровед Виталий Нарожный и его супруга актриса Людмила Нарожная.

К директору иркутского театра О.А.Волину с просьбой принять его в труппу Ростовцев обратился сам. Мечтал попасть в театр знаменитый, прославленный, имевший репутацию Сибирского МХАТа. К тому времени Ростовцев был признанным мастером, заслуженным артистом РСФСР, переигравшим массу ведущих ролей, среди которых были Саня Григорьев в «Двух капитанах» Каверина, Бахирев в «Битве в пути» Николаевой, Вожак в «Оптимистической трагедии» Вишневского, шекспировский Гамлет и множество других. Обширен и список спектаклей, постановку которых осуществил Ростовцев-режиссер.

О первой иркутской роли Виктора Ростовцева у нас с Виталием Константиновичем Венгером воспоминания совершенно идентичные. Видно, велика в них доля истины! Это было явление довольно редкое на театре, когда двое исполнителей одной и той же роли, не копируя друг друга, шли разными, казалось бы, отрицающими один другого путями, но приходили при этом к одному результату — победе героя над косностью, равнодушием, а порой и невежеством в сражении за подлинную науку.

В спектакле, поставленном главным режиссером И.Б.Колтынюком, роль директора НИИ Мартьянова играли Виктор Ростовцев и Борис Райкин. Один — чуть старше, другой моложе. Один замкнут, упорен, резковат... Другой — обаятелен, более мягок в обращении, но за этим — убежденность в своей правоте. Это было как фокус! Смотришь спектакль с одним исполнителем — и целиком веришь: кажется, он только таким и может быть. На другой день играет дублер — и снова убеждает тебя полностью.

Я тогда сделала телепередачу на эту тему. В ней чередовались одни и те же сцены с разными исполнителями. Это был редкостный театральный урок на тему «актерская индивидуальность». А именно индивидуальности и коллекционировал иркутский театр, получив тогда в свою труппу личность богатую и разностороннюю.

Фото из личного архива автора

Автор: 
Наталия Флорова
21.01.2011