Режим для слабовидящих Обычный режим

цвета сайта:

размер шрифта:

Александр Гаврилов: Сквозь призму античности яснее видишь современность

Версия для печатиВерсия для печати

С 20 по 22 июня состоится очередной фестиваль Литературные вечера «Этим летом в Иркутске». Ежегодно их проводят министерство культуры и архивов Иркутской области вместе с Иркутским академическим драматическим театром имени Н.П. Охлопкова. Первым гостем литературных встреч станет филолог-классик, доктор исторических наук Александр Гаврилов. Известный петербургский специалист по античности презентует сборник беллетризованных воспоминаний Александры Николаевны Березиной «Иркутск моей юности (1916—1920)». В интервью Александр Константинович рассказывает, о чем будет разговор на его встрече с иркутянами.
 

— Александр Константинович, Вы будете открывать цикл Литературных вечеров «Этим летом в Иркутске»-2016. Вы бывали в нашем городе раньше, или это будет Ваша первая поездка в Иркутск?

— В детстве во время Отечественной войны в эвакуации был в Омске и Томске. А вот в Иркутске не бывал, но очень хотелось бы увидеть этот город. Тем более что я готовил к печати воспоминания А.Н. Березиной. Иркутск — родной город автора, и он играет большую роль в ее воспоминаниях. Очень уж красиво Александра Николаевна говорит о Сибири! Были во втором и третьем от меня поколении и родственные связи.
 

— Хотелось бы узнать об этой работе чуть подробнее.

— Я изложил основные вехи жизни А.Н. Березиной в петербургском издании, которое вышло в 2015 году. Эту книгу на прошлых Литературных вечерах передали в библиотеку имени Молчанова-Сибирского. С Александрой Николаевной я встречался несколько раз в последние два года ее жизни, но и отрывочные встречи многое мне дали. Дневники с воспоминаниями я получил перед самой ее кончиной. Ну и, наконец, изучал то, что можно было отыскать о Березиной и ее семье в литературе. Так по крупицам были собраны основные факты жизни Александры Николаевны. Иногда при такой работе натыкаешься на настоящие сокровища.
 

— Например?

— Мне довелось найти рассказ А.С. Писаревой, матери Березиной (дочери иркутского протоиерея Семена Писарева), в собрании сочинений Чехова! Оказывается, этот текст был отправлен ему на правку. А в полное собрание сочинений его поместили с той целью, чтобы читатель видел, как Чехов правит другого автора. Удивительно не то, что была литературная связь с Чеховым, а то, что в этом рассказе Писарева повествует о рождении своей дочери — именно Александры Николаевны. Там описаны чувства матери, отца. Возможно, сама Березина вряд ли его читала и не знала, что ее мать такой текст посылала Чехову, тем более что при жизни писателя он так и не вышел в свет — Антон Павлович его поправил, но опубликован рассказ не был.
 

Что касается издаваемого сейчас в Иркутске сибирского раздела воспоминаний Александры Николаевны, то здесь множество любопытных деталей, касающихся революционной поры в Иркутске. Думаю, они будет весьма интересны жителям вашего города.
 

— О чем Вы еще собираетесь рассказать 20 июня?

— Мне посоветовали поговорить о моей книге «Генрих Шлиман в Петербурге», которая вышла десять лет тому назад. Необычная судьба там описана. Шлиман жил в Петербурге, изучал между делом языки, интересовался филологией, античностью и не в детстве, а как раз здесь обрел свою задачу – отыскать настоящую Трою! Охотно поговорю также о творчестве Аристофана и Еврипида. В свое время я защитил кандидатскую диссертацию по «Плутосу» Аристофана, а докторскую через двадцать лет посвятил творчеству Еврипида. Занимает меня и влияние греческого языка на русский.
 

— У иркутян будет шанс узнать побольше о тонкостях перевода Марка Аврелия и Петрония?

— Да, вполне! Мои научные занятия начались в 60-х годах, когда переводы пользовались большой популярностью и было немало замечательных переводчиков. Мечта заняться этой работой у меня появилась еще в ранней юности, и несколько переводов мне довелось сделать: это «Размышления» Марка Аврелия, первая книга Феогнида и «Сатирикон» Петрония.
 

— Насколько велика роль переводчика при работе над текстом? Может ли он проявить, выразить себя или ему нужно уметь «спрятаться» за автором?

— В процессе перевода античных текстов мне случилось сформулировать для себя одну удивительную вещь. Чем больше ты стараешься быть похожим на автора, тем больше перевод становится похожим на тебя самого. Странное слияние происходит в этой работе — личности автора и переводчика таинственно переплетаются между собой. Чем больше ты пытаешь спрятать свое «я», тем больше оно проявляется. Вот такая странность!
 

— Как Вы сами пришли к изучению древних языков?

— С древностью так или иначе соприкасаются все, кто читает русскую литературу. Она полна цитат, ссылок и фактов, относящихся к античным временам, текстам и образам. А по жизни вышло так: отец мой погиб на войне под Ленинградом совсем молодым человеком; меня воспитывал дед. Сам он когда-то учился в классической гимназии, и по утрам, бывало, вставал в героическую позу и с пафосом (как полагалось когда-то) читал первые строки текстов, которые они в юности заучивали наизусть. Меня это сильно забавляло. Сам дед над древними языками немного посмеивался и приговаривал: «Только не занимайся ты этим, Санька». Но красота звучания античных текстов, их средиземноморская красота уже тогда и запали мне в душу.
 

— Александр Константинович, Вы основали Петербургский античный кабинет. Можете подробнее рассказать, какие у него задачи?

— Кабинет начал складываться в 1993—1994 годах. В 1993 году я получил New Europe Prize — премию шести американских и западно-европейских институтов фундаментальных исследований (Institute for Advanced Study в Принстоне и Wissenschaftskolleg в Берлине), который как грант давал возможность мне с выбранными мною коллегами организовать при Санкт-Петербургской классической гимназии № 610 Античный кабинет, или Bibliotheca classica Petropolitana.
 

Эта гимназия похожа на старые классические образовательные учреждения в том смысле, что ученики в ее стенах серьезно и основательно (как теперь видно, с успехом) изучают древние языки: латынь и древнегреческий. Наряду с этим особый акцент делается на математику, понимание которой воспитывает другие основополагающие способности человека: параллельное изучение исторических документов и абстрактного мышления наилучшим образом способствует развитию ума. Детей набирают после четвертого класса не столько по наличию знаний, сколько по способностям, по интеллектуальной живости. Обычно конкурс составляет более четырех человек на место; в этом году вместо прежних двух классов набирались три, а конкурировали за каждое место более семи человек. Гимназия (школа № 610) процветает, и упомянутый способ обучения приносит свои плоды: выпускников с таким ////качеством//// знаний охотно принимают в различные вузы на любые специальности, что и характерно для классического образования.
 

Одной из основных целей Античного кабинета стало создание библиотеки по антиковедению, доступной всем ученым и свободной от многих неудобств больших петербургских библиотек. На доступных читателю полках стоят издания древних авторов, монографии и специальные журналы — на сегодняшний день книжное собрание кабинета насчитывает более 30 тыс. томов литературы по антиковедению. Кроме того, Античный кабинет издает международный журнал по классической филологии «Hyperboreus» (21 том) и альманах «Древний мир и мы: Классическое наследие в Европе и России» (пока вышло 5 томов).
 

К числу совместных программ Античного кабинета и гимназии помимо журнала друзей Санкт-Петербургской классической гимназии «Абарис» (2000—2008) принадлежит кружок «Классика» с научными докладами школьников или для них, организация летних археологических и образовательных поездок и прочее. Это очень интересный опыт сотрудничества, о котором я готов рассказать подробнее на вечере в Иркутске.
 

— Александр Константинович, чего Вы ждете от встречи с иркутянами?

— Для меня самого такой формат мероприятия в новинку. У нас бывают заседания в университете и в институтах Российской академии наук, встречи с друзьями-антиковедами, дни открытых дверей; выступления перед научной аудиторией за границей. Но выступать в далеком городе, перед незнакомыми людьми разных занятий и притом (о чудо!) своими же соотечественниками — такое со мной произойдет, кажется, впервые. Это будет очень интересно — по меньшей мере мне! Мой коллега Евгений Водолазкин рассказывал, что иркутская аудитория очень живая, гостям задают хорошие вопросы. Он хотел, чтобы я тоже это почувствовал и  пережил. А потому с нетерпением жду встречи с Иркутском!

Автор: 
Олеся Липчинская, Ольга Олекминская
15.06.2016